А.И.Черняк. Введение новообращенных в мир Священного Писания

А.И.Черняк. Введение новообращенных в мир Священного Писания

Тема моей статьи — совершенно практическая. Я практик: около шестнадцати лет занимаюсь катехизацией.

Думаю, что все мы представляем себе, какие люди приходят сейчас в Церковь в поисках истины. Люди разные, но во всех есть нечто общее — какая-то израненность, раздробленность человека нашего времени. В людях очень мало «здорового места», люди приходят очень и очень больные. Больные, оттого что сталкивались в жизни с огромным количеством насилия, лжи; люди, склонные к недоверию, к субъективизму («объективная истина, если даже она где-то существует, совершенно недоступна, а мне бы что-нибудь поближе, породнее») и т. д. Люди, у которых серьезные проблемы морального порядка, оттого что в обществе моральные критерии сдвинуты. Эти люди, с одной стороны, желают, чтобы какие-то твердые устои были, а с другой стороны, пережив эпоху твердых устоев коммунистической идеологии, они уже этого не хотят. Ситуация почти шизофреническая, и, конечно, мы с вами понимаем, что только Христос, только Божья благодать может людей исцелить. И поэтому так важно помочь людям в их вхождении в эти отношения с Богом, где Бог может их исцелять, где они приходят к Нему с полным — насколько возможно для них в эту секунду — доверием и принимают то, что Бог им готов дать.

И одна из главных составляющих этого процесса, этих взаимоотношений с Богом — взаимоотношения людей со Священным Писанием. Писание сейчас доступно как книга, его можно найти в храмах, в библиотеках, на полках книжных магазинов. Представьте себе человека, который впервые открыл Библию. Естественно, он начинает читать с самого начала. Он прочитал первые главы книги Бытия, дошел до пятой главы, уткнулся в родословия, решил, что это не для него, отложил книгу, и когда он в следующий раз ее возьмет — неизвестно. Читать Священное Писание трудно для современного человека. Во-первых, Писание представляет собой гигантскую книгу. Человек нынешний сориентирован на «Последние известия», на очень короткие выжимки, дайджесты сенсационного характера. Священное Писание написано совершенно по-другому. В нем тоже есть потрясающие места, способные мгновенно изменить наше мировосприятие, но все-таки гораздо больше там моментов для долгих размышлений: не для того, чтобы ахнуть и забыть через минуту, а для того, чтобы всерьез во что-то погрузиться. Писание — книга, написанная огромным количеством авторов, самыми разными стилями, где истина выражена самыми разными способами, и это тоже для человека очень трудно. Он только-только привык к одному способу изложения, как начинается другая книга. Он читает с прежними ожиданиями и — ничего не понимает. Ему опять трудно, а человек нынче устроен так, что, если трудно, то проще всего этих трудностей избежать, взяв с полки другую книжку, где все будет очень просто.

В чем в этой ситуации заключается задача катехизатора — человека, который помогает людям к Писанию приблизиться? Мне кажется, прежде всего — помочь людям понять, как, с каким настроем открывать эту книгу, ведь это очень важно. Мы знаем: «вера от слышания, а слышание от Слова Божия» (Послание к Римлянам 10:17). Нередко в наши времена под Словом Божьим мы понимаем исключительно саму Библию, и все становится понятно: кто прочитал эту книгу, тот и поверил. На самом деле — ничего подобного! Вера предшествует чтению. Например, вера Авраамова: у Авраама не было никакой книги, но был призыв Божий, на который он откликнулся седцем и поверил. Примерно то же самое происходит с современным человеком. В наше время, в нашем обществе все уже слышали о том, что две тысячи лет назад родился Христос. Только к жизни обычного человека это не имеет ни малейшего отношения, ну разве что яйца на Пасху покрасить, а на Рождество елочку поставить. Но вместе с тем, по крайней мере те, кто приходит на катехизацию, голос Божий так или иначе в своей жизни слышали. Они, может быть, не понимали, что это голос Божий, но у них есть какой-то внутренний опыт, который влечет к тому, что они приходят искать истину в Церковь, а не на собрание экстрасенсов. Это значит, что, в первую очередь, мы можем опереться на этот внутренний опыт человека. Нужно всячески помочь человеку этот голос внутри не заглушить, а прислушаться к нему, потому что это голос того же Бога, Который говорил с Авраамом. Это точно то же самое Слово, это то же самое Евангелие, которое мы потом более подробно прочитаем в книге. И опыт всякого человека, который приходит на катехизацию, говорит самое важное, что только есть в этой книге: Бог благ, «Бог есть любовь», словами Иоанна. Человек может не называть это такими словами, но ощущение его именно таково: что Бог есть и Он — «по-настоящему хороший». И вот это нам нужно в первую очередь подчеркивать. Это основа основ нашей веры, и что бы мы потом ни вычитали в книге, как бы мы ее ни истолковывали, это то, от чего мы не можем потом отказаться. Вот тогда человек подходит к Писанию не как ученый, исследующий эту книгу с разных точек зрения, а как человек, ищущий помощи на своем пути веры, и тогда Писание ему эту помощь открывает.

Второе. Человек с раздробленным сознанием очень легко обнаруживает в Писании раздробленность, точнее, то разнообразие, которое ему представляется раздробленностью: разные книги говорят о разных вещах. Он очень легко обнаруживает противоречия (это вообще способность нынешнего человека — за деревьями не видеть леса) и зацикливается на них. Задача катехизатора — помочь человеку войти в мир Священного Писания. Я однажды услышал замечательное выражение от Евгения Борисовича Рашковского — пространство Священного Писания, библейское пространство. Оно мне очень понравилось, потому что это как раз то, что я ощущаю: Библия — единый мир, в чем-то адекватный тому миру, который мы наблюдаем вокруг себя, но в чем-то превосходящий его. Это мир, в котором есть огромное разнообразие, но есть и сущностное единство, сущностная цельность. И главное в этой цельности — действие Божье в этом мире. Собственно, об этом и весь библейский рассказ — о действии Божьем в мире. И задача катехизатора именно в том, чтобы явить вновь-пришедшему человеку Библию как свидетельство о действии Божьем в мире. Тогда, если мы сможем буквально на первых же наших встречах показать, что есть некоторый стержень, некоторый вектор того, как Библия говорит об истории взаимоотношений Бога и человека, то на этот стержень, на эту ось, на этот ствол потом все остальное может у человека «насаживаться». Ведь Библия замечательно, действительно боговдохновенно устроена: она сама помогает в решении этой задачи, потому что в каком-то смысле первая глава книги Бытия уже является оглавлением ко всей Библии. Один мой знакомый молодой ученый однажды сформулировал еще более точную мысль: всякий достаточно объемный фрагмент Писания содержит в себе всю полноту Евангелия, всю полноту божественного Откровения. Из каждого достаточно большого фрагмента (на уровне половины страницы) можно, зная все содержание, это содержание вычитать. Этот принцип фрактальности, который хорошо известен в математике, оказывается, удивительно работает в Божьем творении и особенно в Писании. Бог — Тот, Кто говорит все Слово, и Ему же принадлежит маленький отрывок. Он в каждом отрывке выражает Себя.

И еще нужно добавить следующее. Некоторые считают, что целесообразно вновь пришедшим в первую очередь давать читать синоптические Евангелия, потом Евангелие от Иоанна, потом книгу Деяний, Послания, а потом уже Ветхий Завет. Я очень хорошо знаю эту точку зрения, и я готов с ней согласиться относительно многих других людей, но не для себя лично. Дело в том, что наша работа с новообращенными — это не передача какого-то набора знаний, информации. Наша работа — работа свидетельская, работа «заражения» людей тем, чем мы сами то ли «болеем», то ли, наоборот, чем мы исцелены. Поэтому ничем другим, кроме того, как мы сами все это воспринимаем, мы поделиться не в состоянии. В любом другом случае (как если бы мы излагали «теорию») это было бы фальшью, что людьми неизбежно почувствуется. Для некоторых совершенно естественно начинать с Евангелия: они сами так пришли к Богу. Для меня совершенно естественно начинать с книги Бытия, потому что так пришел к Богу я. И здесь опять очень важен принцип дополнительности: не зацикливаться только на своем варианте, а понимать, что и другие способы тоже могут быть хороши и действенны.

Возвратимся к тому, как Библия сама помогает человеку составлять представление о ней. Почему я на своем опыте убежден, что первая глава книги Бытия работает как оглавление? Во-первых, потому, что в ней рассказано нечто очень важное для современного человека о том, Кто же является источником всего. Во-вторых, потому, что в ней есть обещание спасения — обещание, что Бог-Творец продолжает творить и приведет в День Субботний, приведет в день седьмой, в котором все будет действительно так хорошо, что Он Сам скажет, что все хорошо. Это только оглавление, но человек может читать дальше и увидеть во второй-третьей главе (и в этом наша задача, в этом наша помощь) что-то очень актуальное для сегодняшнего дня. Замечательный философ Мераб Мамардашвили говорил об антропологической катастрофе — разрушении современного человека, которое выражается в первую очередь в том, что человек утерял ощущение греха, ощущение того, что его собственная природа искажена, — напротив, предыдущие поколения людей это по-настоящему ощущали и потому искали спасения. Катастрофа человека заключается в том, что если он теряет ощущение греха, то тогда его не нужно спасать — от чего спасать, когда все в порядке? И нормальный человек, который приходит на катехизацию, как правило, ощущает, что, конечно, вокруг все не в порядке, но «я-то хороший, я-то замечательный, а это вокруг все ужасные уроды какие-то. Как же мне, хорошему, так жить, чтобы этих уродов было поменьше?» И с этим приходят многие. Нет, человек может быть хорошо воспитан, он в этом никогда вслух не признается, но такое самоощущение сидит внутри него. И третья глава книги Бытия совершенно необходима для современного человека, и весь мой шестнадцатилетний опыт катехизации показывает, что если человек не разберется всерьез с третьей главой книги Бытия, то всю свою дальнейшую сознательную как бы христианскую жизнь он будет бесконечно вопить к Богу: «Что ж Ты так сотворил, что ж Ты так ужасно все это сделал, почему Ты сделал таких плохих людей вокруг меня?! Кто виноват? — Ты виноват!». «Жена, которую Ты дал мне…» — это с одной стороны. С другой стороны, в той же третьей главе есть потрясающий пятнадцатый стих первоевангелия, который позволяет не просто дать человеку увидеть, что вот он, источник, вот откуда идет всякая гадость, с которой он сталкивается повседневно, но также позволяет опять показать ему цельность всего Писания. Пятнадцатый стих говорит об окончательной победе Божьей, несмотря на то, что человек внес грех в первоначальный план творения Бога…

И вот так можно вести человека через самые трудные места Писания, все время отсылая его к стержню, а стержнем является цепочка заветов: завет с Адамом, в который человек не входит, потом Ной, Авраам, и т. д. — и завет со Христом. Вот эта цепочка заветов и становится тем основным стволом, на который «наращивается» все остальное содержание Писания, и человек тогда выходит из процесса катехизации с представлением о цельности Библии, о цельности Божьего Слова. Слово Божье едино по сути: свидетельство благости Божьей и Его действия в мире. И тогда, если Писание цельно, то человек, все глубже это осознающий, постепенно включается в особенный мир — мир Священного Писания, в каком-то смысле адекватный Богу как Троице — единство в разнообразии. Воспринимая это единство в разнообразии Священного Писания, он становится способен увидеть и воспринять его и во всех делах Божьих, а также в реализации христианства в исторической Церкви и во всем, что мы наблюдаем в этом мире. И такой человек становится солью земли и светом миру. Это то, к чему призывает Христос: человек, восстановивший через отношения с Богом свою цельность, становится тем, на ком держится мир.

Добавить комментарий