Ветхозаветное священство и служение первосвященника. В.С. Стрелов

Ветхозаветное священство и служение первосвященника. В.С. Стрелов

Человеку был вручен этот мир для того, чтобы продолжить дело Творения, творчески преобразить его. От человека зависело сделать так, чтобы косная материя была оживотворена Присутствием Духа, носителем Которого он был. Человек, поставленный на грани двух миров, должен был стать мостом, посредником между космосом, миром видимым, и миром невидимым, миром горних сил. Так смотрят на предназначение человека свт. Григорий Богослов и преп. Максим Исповедник.
Но после Грехопадения человек оказался отделен от Бога. Вместе с человеком и все творение оказалось отчужденным от Своего Создателя.
Память о грандиозной задаче все же живет в человеческом сердце. Снова и снова ищет человек Встречи с Богом. Слабый и спотыкающийся, он, тем не менее, снова и снова пытается освятить окружающий мир, вернуть Творение его Творцу. Так появляется религия (от лат. religare – связывать, соединять), которая предполагает наличие культа и его служителей.

И священники Ветхого Завета – люди, которые особым образом служат Богу. Они:

1. учат народ помнить о Боге,
2. допускают ритуально чистых людей к участию в богослужении,
3. помогают приносить жертвы Богу согласно уставу,
4. от лица всего народа возносят благодарение и хвалу Богу,
5. ходатайствуют за народ,
6. благословляют народ Именем Божиим,
7. судят от Его Имени согласно Закону.

Первоначально обязанности священника выполнял глава рода, например, Ной или Авраам, хотя участие в культе не возбранялось и другим членам семьи (Каин и Авель).
Но после того, как Бог пощадил первенцев Израилевых в Египте (ангел-губитель прошел мимо, и в честь этого установлена ветхозаветная Пасха – Песах), Он требует, чтобы все первенцы, от человека до скота, были посвящены Ему, буквально, стали святыми, – отделенными и отданными исключительно для служения Богу (Исход, 13 глава).

При этом не надо думать, что Бог выбирает первородных, а остальных отвергает. В замысле Божием каждый человек из народа Божия должен был стать священником: «вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх. 19:6). Израиль в своей полноте должен был стать светом для язычников; глядя на него, окружающие народы должны были познать Единого Бога и покориться вере, а мир в целом должен был прийти к изначальной гармонии, возвратиться к путям своего Создателя.
Эта мечта Божия не осуществилась в Ветхом Завете. Стоило Моисею на немного оставить народ, как они сделали себе золотого тельца, утверждая, что именно он вывел их из Египта (Исход 32 глава). И лишь одно колено Левия осталось верным Моисею, не включилось в идолопоклонство и сопровождающие его оргии. Им-то и их потомкам Господь и судил стать служителями-левитами и священниками (Числ. 3:12-13). Но это священство заместительное (И.Я.Гриц). Мы видим попытку восстановить изначальное священство первенцев в случае Самсона и Самуила, и именно на это право священнодействовать намекают нам евангелисты, когда говорят о том, что Христос – первенец (Мф. 1:25, Лк. 2:7) – Он Священник по праву более фундаментальному, чем установления о левитском священстве.

Тем не менее, левитское священство появилось и должно было быть как-то институциализировано. Этому служили, во-первых, установления о том, кто мог стать священником — только человек, не имевший телесных недостатков, — ведь он должен был представлять славу Божию. Существовал особый обряд посвящения (см. Исх. 29 гл.), у священников была специальная одежда (см. там же). Многочисленные правила регламентировали их поведение – от того, как они должны очищать себя для участия в жертвоприношениях до правил общественного поведения – например, к ним предъявлялись более суровые требования в отношении брака, чем к обычным израильтянам.

Однако священство Ветхого Завета было неидеальным, часто в его адрес звучали обвинения из уст пророков в том, что пастыри Израилевы жадны до корысти (Ис. 56:11), не прилагают усилий, чтобы пасти народ (Иезек. 34:2 и дал), бесславят имя Божие худыми приношениями (Малах. 1:6 и дал.).

Из-за особенностей своего служения священники не могли заниматься обычной хозяйственной деятельностью, и потому должны были питаться от десятины, первых плодов, которые жертвовались народом, им частично доставалось мясо от жертвоприношений, а также они получали деньги выкупа за все первородное.

Обязанности ветхозаветных священников менялись с течением времени. Так, к началу новой эры, ко времени Рождества они практически не занимались научением народа – эту задачу взяли на себя книжники и фарисеи. Также и судебные функции нижнего уровня взяли на себя раввины, народные учителя, и только серьезные нарушения рассматривали в Синедрионе.
Тем не менее, даже лишенное учительных и судебных функций, служение священника было непростым делом. Отчасти их служение напоминало работу мясника, ведь они должны были иметь дело с невероятным количеством кровавых жертвоприношений, ворочать и рубить туши животных, готовить их на огне жертвенника.
Вместе с тем, в их служении были моменты, которые требовали не столько физического, сколько душевного напряжения, устремленности к Богу, например, когда священники благословляли народ: И сказал Господь Моисею, говоря: скажи Аарону и сынам его: так благословляйте сынов Израилевых, говоря им: «да благословит тебя Господь и сохранит тебя! да призрит на тебя Господь светлым лицем Своим и помилует тебя! да обратит Господь лице Свое на тебя и даст тебе мир!» Так пусть призывают имя Мое на сынов Израилевых, и Я благословлю их.(Числ. 6:22-27).
Это посредничество между Богом и народом являлось важнейшей задачей священства вообще, но наиболее яркое отражение оно нашло в служении Первосвященника.

С пришествием Христа необходимость в новых жертвах отпала, поскольку была принесена Единая Жертва «о всех и за вся». Законы чистоты-нечистоты потеряли свою силу, потому что Христос соделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением (1 Кор. 1:30).

Но священство как особое служение не исчезло. Хотя во времена Нового Завета термин «священник» практически не используется (так называли только служащих Иерусалимского Храма), все же в Новозаветной Церкви есть свои предстоятели, которые от лица народа приносят бескровную жертву воспоминания страданий Христовых, жертву благодарения, совершают Евхаристию. Многое из высоких требований, предъявляемых к Ветхозаветному священству, предъявляются и к ним (см. Тит., 1 Тим.). Дополнив это тем особенным, что отличало служение самих апостолов Христовых (власть Именем Иисуса Христа связывать силы, противящиеся Богу, и разрешать от грехов – Мф. 18:18), Церковь сформулировала свое представление о новозаветном священстве (см., напр., 6 слов о священстве свт. Иоанна Златоуста).

К сожалению, правда, несмотря на высокое призвание новозаветного священства, нередко и для современных священников и епископов остаются актуальными пророческие обличения, прозвучавшие еще в Ветхом Завете.

Мирянину не стоит завидовать призванию священника, ведь задача воцерковить мир, Вселенную – остается, только теперь она возложена на каждого верующего человека. Все мы в Крещении получаем помазание во царя, священника и пророка. И как когда-то к ветхозаветному Израилю, теперь к нам обращены слова апостола Петра: «Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет». (1 Петр.2:9).
Эта задача выводит нас из узких рамок культового мышления и требует нового, творческого подхода к жизни, к общению в особенности с не знающими Бога, к провозглашению святости Божией в этом мире.

13434960_658112431009976_67414585172221425_n

 

Первосвященник

Мы уже говорили о служении священника. Но среди священников особым образом выделяется служение Первосвященника (коэн ха-гадоль). Это ни в коем случае не служение администратора, но служение молитвы и особого жертвенного предстательства за народ. Господь Иисус Христос в послании к Евреям назван Великим Первосвященником — продолжая служение Ветхого Завета, в Гефсимании Он молился за Своих учеников и принес самого себя в жертву очищения. Он и сейчас — Ходатай и Посредник перед Отцом о всех нас. Но — обо всем по порядку.

 

Красота человека как отражение славы Божией

Что прежде всего вспоминается при разговоре о первосвященниках Израиля? Как ни странно, их красота. Это были очень красивые люди, выделявшиеся среди своих собратьев, не имеющие ни малейшего телесного изъяна. Их телесная красота и одежды должны были хотя бы отчасти отражать великолепие и славу Господню. Разговор о посвящении Аарона, первого первосвященника в истории, начинается именно с описания его одежд в книге Исход, 28 главе. Как следует из текста, на эти одежды шел тончайшей выделки, почти невесомый лен (виссон) и первоклассная шерсть с разноцветными нитями, а украшения были сделаны из золота и драгоценных камней — «для славы и благолепия» (ст.2). Красота — но не для себя. Люди, смотревшие на одежды первосвященника, понимали: если это — всего лишь Его земной служитель, далеко не первый перед воинством Небесным, ангелами, то каким же великолепным должен быть Сам Владыка! Как прекрасно оказаться в Его Присутствии! Сердца трепетали от радости и благоговения.

 

Значение одежд

Впрочем, говорить об «украшениях» одежд не совсем точно: все элементы священнического одеяния были наделены собственным смыслом (как и сегодня элементы одежды иерея или монаха).
Так, на плечи первосвященнику полагали камни из оникса (ст. 12) с именами двенадцати колен Израилевых, — на память самому Израилю о служении первосвященника, зачем он вообще нужен в народе Божием (он — не чиновник, не владыка, а служитель пред Богом), и для напоминания первосвященнику, что он смиренно представляет пред Господом весь Израиль.
Нагрудник суда (наперсник – ст. 15), сделанный из золота и двенадцати драгоценных камней также с именами колен, служил, согласно ветхозаветному преданию, для того, чтобы священник судил право, по воле Всевышнего, а не по собственному произволу. В нагрудник вставлялся урим и туммим (ст.30), специальное приспособление, которое служило для узнавания Божественной воли, например, начинать ли военные действия, или нет, можно ли доверять бывшим союзникам в ситуации междоусобицы (Числ. 27:21, 1 Цар. 23:9, 1 Цар. 28:6).

 

Воспоминание имен как суть служения

Трижды в тексте повторяются слова «память», «напоминание». Разве это не прообраз перечисления имен в молитве на Проскомидии? Народ помнит о том, зачем ему первосвященник, первосвященник вспоминает колена Израиля пред Господом, а Бог — вспоминает о своем народе. Но ведь это и есть молитва! Именно с памятью связано Божественное вмешательство в историю: «И услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом. И увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог» (Исх.2:24,25) — так начинается история Исхода. Основной обязанностью первосвященника является молитва за свой народ. Отзвуком важности этого молитвенного предстательства первосвященника является тот факт, что при убийстве по неосторожности человек должен был скрываться в городе-убежище до смерти первосвященника, а потом мог спокойно возвратиться на прежнее место жительства (Числ. 35:28). Складывается впечатление, что из-за недостатка молитв первосвященника за паству стало возможным несчастье… И действительно, на лоб первосвященника полагалась золотая табличка. Как сказано, «будет она на челе Аароновом, и понесет на себе Аарон недостатки приношений, посвящаемых от сынов Израилевых, и всех даров, ими приносимых; и будет она непрестанно на челе его, для благоволения Господня к ним». Здесь все ясно. Своей молитвой, своим ходатайством первосвященник призван восполнить недостатки израильтян в служении Господу.

 

Быть в Присутствии Божием

Вместе с тем, быть первосвященником — одно из самых опасных служений.

Первосвященник входил непосредственно в Присутствие Божие. Присутствие Божие — не шутка. Бог в Ветхом Завете назван огнем поядающим, Он — Бог-ревнитель (Втор. 4:24). Человек-грешник не может выдержать Его присутствия. «Горе мне!» — восклицали те, кто видел Присутствие Божие: они понимали, какая пропасть отделяет их от святости Божией, и страшились смерти. Можно сказать, что входить в Присутствие Божие — все равно, что прикасаться к оголенным проводам. Но человек все равно стремился, стремится и будет стремиться в это Присутствие — ведь он был создан для общения с Богом, и душа не насытится ничем иным в этом мире: «Ибо один день во дворах Твоих лучше тысячи. Желаю лучше быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия», — восклицает Давид (Пс. 83:11).

 

Опасное служение

Благочестивые цари только мечтали об этом, а первосвященнику была дарована привилегия — быть в Присутствии Божием. Однажды в год (День трепета, Судный день, Йом Кипур) первосвященник должен был входить во Святое Святых (см. подр. Левит, гл. 16). Первосвященник входил туда с жертвенной кровью, которую возливал на крышку ковчега Завета, для очищения всего народа Израиля от нечистоты, грехов и преступлений. При том, что у него была медная табличка на челе для благоволения Господня к нему, на нем были также и золотые колокольчики (позвонки Исх. 28:33-35 ст.), «чтобы не умереть» — входя, он как бы предупреждал Господа о своем приближении. Уже сыновья Аарона, Надав и Авиуд, наказаны смертью от Бога за то, что внесли во святилище огонь чуждый — т.е. попробовали служить Ему по своему разумению, а не как Он заповедал: «И вышел огонь от Господа, и сжег их, и умерли они перед лицом Господним» (Лев. 10:2). Согласно иудейскому преданию (трактат Талмуда «Йома»), только 12 первосвященников было во время Первого Храма Соломона (т.е. они служили всю свою жизнь и умерли своей смертью), а в период Второго Храма было всего четыре праведных священника, а остальные 400 сменились, не прослужив и года, — многие из них умерли в Йом Кипур. В связи с этим появилась традиция, что первосвященник должен был устроить праздник, если ему удалось живым выйти после посещения Святая Святых, что дало основание легенде, будто первосвященнику на ногу одевали веревку или цепь, за которую можно было вытащить его, если его настигала кара Господня. Еще раз подчеркнем: первосвященник входил во Святое Святых не ради себя, — а для того, чтобы очистить грехи народа Израиля.

 

Человеческое посредничество?

Парадоксальность служения первосвященника заключалась в том, что он сам был из народа, сам был человеком несовершенным, — но по повелению Божию должен был соприкасаться с абсолютной Чистотой и Святостью.
Эта двойственность хорошо видна в жизни Аарона. Совсем немного времени прошло с момента заключения завета, и Моисей восходит на гору для получения скрижалей. И, когда Моисей замедлил, народ упрашивает Аарона сделать тельца. Да-да, именно Аарон вводит народ во грех золотого тельца, чуть не стоивший жизни всему Израилю! А когда Моисей проводит разбирательство, Аарон неуклюже оправдывается: «Я бросил золото в огонь, и вышел этот телец» (Исх.32:24)… Мы бы после этого не имели никаких отношений с таким человеком. Но не таков Бог, и не таков Моисей. Они видят в Аароне то, что является главным качеством служителя — готовность к самопожертвованию. Аарону придется молчаливо терпеть смерть сыновей. Аарону придется противостоять самозваным священникам и кротко убеждать их оставить дерзость. А когда народ очередной раз прогневляет Бога и начинается поражение, исчисляемое тысячами, Аарон встанет между живыми и мертвыми (Числ. 16:44-49). Да, на Аароне поражение прекратится, но знал ли Аарон, что он останется жив?
В этом Аарон, отец всех последующих первосвященников, похож на Христа.

Христос как Великий Первосвященник

Но если Аарон только готовится принести себя в жертву, то Иисус Себя в эту жертву сознательно приносит. Как говорит Писание, «Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за [Свое] благоговение; хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию, и, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр. 5:7-9). Виновником — т.е. причиной; именно благодаря Его жертве мы получаем спасение. Он «не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление» (Евр. 9:12). Больше не требуется новых жертв. Не требуется ежегодного обряда очищения. Жертва Христа принесена раз и навсегда. И дверь в Божественное Присутствие открыта; тому залог – Дух Святой, даруемый каждому христианину в крещении.

Какое это имеет отношение к нам? 

Во-первых, мы – по сравнению с людьми Ветхого Завета, счастливые люди. Те – надеялись на молитвы человека, не лишенного немощей. Мы — можем быть уверены, что не останемся без молитв со стороны Самого Великого Первосвященника, Единого безгрешного праведника. Его жертва превосходит любые жертвы Ветхого Завета, и вообще любые жертвы любых религий. Боже того, все не ограничивается прошлым. Христос, живой и истинный, сегодня продолжает молитвенно ходатайствовать за нас перед престолом Божиим, совершая служение Ходатая и Агнца.
Во-вторых, все мы во Христа крестились, во Христа облеклись. А значит, все, о чем мы говорили в этой статье, касается нас отнюдь не внешним образом. Каждый христианин в свою меру призван стоять на молитвенной страже, ходатайствовать за братьев своих, и при необходимости жертвовать собой ради спасения ближнего.

Эту статью дополняют:

В.С.Стрелов. Жертвы в Ветхом Завете

В.С. Стрелов. Литургия после Литургии. О служении христианина вне храма

 

2 thoughts on “Ветхозаветное священство и служение первосвященника. В.С. Стрелов

Добавить комментарий