Есть традиция – за время Великого поста прочитать все четыре Евангелия. Но иногда читаешь, а все «нерезультативно» — все помнишь, но никаких новых смыслов. А если читать Евангелие в группе?

На секцию «Евангельских групп» во время последних Рождественских чтений народ собрался минут за 40 до начала – пил чай и беседовал в свободном формате. К началу заседания свободных мест не осталось – люди стояли в проходе, вытягивая шеи. А не успел ведущий секции, священник Иоанн Коваль предложить повестку, аудитория за пять минут набросала вопросы для обсуждения. Вопросы обещали содержательность и остроту: участники, признавая важность дела, не стеснялись выражать непонимание в частностях.

Я сидел и радовался: еще лет 15 назад такая «духовная практика», как чтение Евангелия в группах, в Москве была почти подпольной, в глубинке и вовсе невиданной.

Зачем где-то вне храма собираться больше трех, да еще с незнакомцами, да еще с такими, кто и сказать ничего «ценного» не может, например, про аллегорическое толкование обсуждаемого отрывка? А вдруг что-то не то скажут про слово Божие, повредят учению?

Самым подозрительным, конечно, считался «обмен чувствами», — то есть прочитали кусочек Священного писания и потом надо поделиться: какие чувства он в тебе вызвал. Да какие тут могут быть чувства! Кроме самых благоговейных.

И вот она – динамика веры в России в форме и содержании. А еще говорят, люди охладели, нет того горения, как во времена ренессанса 90-х. Не подтверждаю! Горение, судя по участникам секции Евангельских групп, вошло в фазу ровного постоянства, с желанием разобраться и пробовать.

Люди поколений от 20 до 50+ рассказывали и спрашивали, так, что на всех и времени не хватало, а отец Иоанн Коваль, опытный в спорах модератор, резюмировал и смягчал, возвращая обострявшейся местами (от заинтересованности в истине) дискуссии товарищеский дух. А потом мы с Владимиром Стреловым, ректором Колледжа «Наследие» и членом Миссионерской комиссии Москвы, обсуждали ее ключевые моменты.

Читать Священное Писание группой начали в Вавилонском плену

Отец семейства, читающий Библию. Ж.Б. Грез. XVIII век.

— Часто современный человек не знает, как читать Евангелие. Конечно, он слышал, что это важно. Может быть, во время своего воцерковления прочел эти тексты. Но потом, в практике жизни, Евангелие особенно не звучит. Да, он может читать его дома в тишине из года в год, слышать в храме, и кому-то вполне достаточно. А если нет?

— Евангелие – не та книга, которую ты прочитал и положил. Христиане читают Священное Писание постоянно. И в течение жизни у человека могут складываться разные ритмы и формы, способы чтения этой книги. Это может быть молитвенное чтение Евангельского текста, или чтение с комментариями, это может быть чтение в уединении, а может быть чтение с обсуждением в группе, или слушание проповеди.

Практика совместного чтения Священного Писания сложилась очень давно, это вовсе не «протестанты придумали», как иногда говорят.

Читать слово Божие, собравшись вместе, начали еще иудеи во времена Вавилонского плена. У них не было возможности приносить жертвы Богу, совершать богослужения. И верность Богу держалась на совместном чтении Его Слова. Отсюда возникла синагога как место учения, толкования Слова Божия. Из Евангелия мы помним, как Господь Иисус в 12-летнем возрасте, находясь в Храме, как раз участвует в таком совместном обсуждении Священного Писания.

Эта традиция перешла в нашу Церковь. Например, у преподобного Паисия Величковского (18 в.), обновившего молитвенную и интеллектуальную жизнь монашества, непременной была практика чтения Священного Писания с последующим обсуждением между братьями. Они старались услышать, кому из братьев лучше открылось понимание слова Божия.

Традицию чтения Святого Писания св. Паисий вынес из своей семьи: его дед был выкрестом из иудеев, и в семье всегда читалось слово Божие.

Это было не «правилом», а практикой жизни. И это так много дало самому Паисию, что потом он перенес эту практику в монастырь.

В 19 веке необходимость читать и обсуждать Священное Писание в созвучном современному человеку контексте отстаивал уже святитель Филарет Дроздов, участник Библейского общества, много работавший над новым переводом Библии, который теперь все знают как Синодальный. Хватало тех, кто укорял его в «иностранщине», говорили, зачем еще толковать Писания, если есть толкования Иоанна Златоуста – но святитель продолжал свой труд.

Если говорить о ХХ веке, то в Русском студенческом христианском движении, из которого вышли миссионеры и святые, например, Владимир Марцинковский и священномуч. Владимир Амбарцумов, практика чтения Священного писания, живого понимания слова Божия, считалась одной из важнейших.

Что происходит на евангельской группе

Евангелист Матфей. Фреска. XVI век. Афон. Ставроникита

Чтение Евангелия – как молитва. Есть молитва индивидуальная, есть совместная. И важны обе формы. Когда читаешь Евангелие один, на какие-то вещи просто не обращаешь внимания. В группе же всегда находится человек, который увидит то, что я не заметил. Может быть, это окажется для нас важным. Чтение Евангелия в группе дает возможность более объемно понимать смысл текста.

Но, на мой взгляд, главное в совместном чтении Святого Писания, — в том, что людям, которые собираются ради слова Божия, вокруг слова Божия, дается возможность новых отношений друг с другом – общения во Христе, совместного проживания самых важных, самых глубоких истин.

Это особое общение, на уровне, который не часто достижим в повседневной жизни.

Я несколько лет был алтарником в одном храме, неплохо знал тех, кто был в алтаре и приходил на трапезу. Но мы больше говорили о бытовых вопросах, чем о вопросах веры. А совместное чтение Писания дает возможность увидеть, как человек верит, делиться радостями и вместе проживать трудности, поддерживать друг друга своей верой.

Евангельский кружок может быть как бы маленькой общиной, строительным кирпичиком общины прихода. Здесь мы учимся слушать другого, уважать его мнение, относиться с бережностью к его, может быть, непониманию, или наоборот, со смирением принимать неожиданно мудрую мысль человека, которого до того считали «простым». Кружок – это пространство отношений.

В христианстве ведь главное – не теория, а практика. Насколько мы смогли заметить друг друга, проявили ли уважение, сочувствие, сдержали ли критику, оказали помощь – словом, взглядом, делом.

Каким должен быть ведущий?

Фото pravobraz.ru

— На секции много беспокойства вызвал вопрос: кто же должен вести евангельские группы: священник, мирянин с богословским образованием? Просто тетя Маша? Какие требования к ведущему?

— По формату евангельские группы могут быть достаточно разными. Есть группы, где акцент ставится именно на изучении Священного Писания в историческом, богословском, научном аспекте. Конечно, здесь ведущий должен соответствовать. И участники такой группы не только приходят и слушают, но и дома готовятся.

Но и для других видов групп подготовка ведущего важна. Как говорил митрополит Антоний Сурожский: пока вы не святые, учитесь.

Важно, чтобы ведущий сам учился. Сейчас возможности для самообразования очень широкие. С другой стороны, важно смирение: если человек что-то прочел, это еще не значит, что он это пережил и опытно прочувствовал.

— Некоторые боятся, что «без батюшки» на группе возникнет анархия и выскажутся неправильные мнения. Разве Церковь не стоит на принципе иерархичности? А ты, раз меньше знаешь и пришел учиться — молчи и слушай, что умные говорить будут!

— Если посмотреть на историю Церкви, все ереси и примеры младостарчества даже нашего времени связаны именно со священниками. Так что само присутствие священника на группе не является гарантией ее «вероучительной безопасности». Но присутствие священника как мудрого и деликатного пастыря может многое дать группе.

Про принцип иерархичности: люди часто принимают слово священника как «последнее» и, если их мнение с ним не совпадает, даже боятся его высказывать — как же с батюшкой «спорить»?

Здесь очень многое зависит от стиля ведения. Если священник все берет «на себя», если он ведущий, он отвечает на все вопросы, то люди станут просто «слушателями». И это, в общем, неплохой вариант для начинающих, но только это не кружок, а лекция.

Но есть священники, которые предоставляют больше возможностей  высказываться самим участникам. Они задают вопросы и слушают ответы, иногда комментируют, подытоживают. Важно предоставить само это поле свободы, пригласить людей к самостоятельным размышлениям, без опаски высказывать то, что они думают. Где еще делиться своими мыслями, как не среди братьев и сестер?

Ведущему, священник он или мирянин, нужно уметь умаляться. Его работа – как у Иоанна Крестителя: показать, как можно учиться, но не учить постоянно, чтобы человек стал самостоятельным перед Богом.

Когда группа только начинается, ведущему лучше проявлять большую активность, готовить комментарии, вопросы. Но по мере взросления группы вопросы и мысли должны появляться у участников. У меня был опыт нескольких лет чтения Писания с детьми. Когда они стали подростками, я уже не задавал свои вопросы, а спрашивал: какие у вас есть вопросы, мысли, — то и будем обсуждать.

— А если человек ничего внятного не может сказать по поводу прочитанного отрывка? Он – не знает. Или не приучен к размышлению над такими текстами, как Евангелие, другими библейскими книгами, составленными совсем по другим законам, которые нельзя читать как обычный текст: научный, художественный. И получается – пришел и молчу. Неловко.

— Если евангельская группа ведется в духе любви Христовой, всегда найдется «место для другого», возможность поучаствовать. Не знаешь пока, что сказать, – слушай. Подлинное слушание, как известно, процесс активный. Не все выражается в словах. Можно просто сидеть, молчать и чувствовать себя частью целого. По опыту знаю, что многим только посидеть час в присутствии людей одного духа — уже утешение.

Можно задавать вопросы. Можно молиться. Можно заранее поготовиться, стать временным ведущим. Хочешь непременно участвовать действием — принеси пирожки к чаю.

Главное в такой группе – чтобы разные люди почувствовали, что они собрались здесь ради Христа, каждый в ту меру, в которую сейчас может.

Высказываться, но не спорить

— В вашей обновленной методичке «Евангельские чтения как форма работы со студенческой молодежью и взрослыми» предлагается правило: высказываться, но не дискутировать. Не совсем понятно, как это совместить.

— Есть группы, где поощряются дискуссии. Любая научная группа предполагает обмен мнениями, спор, но в рамках уважительного отношения друг к другу. К сожалению, у нас мало кто умеет так спорить.

Например, в религиозных спорах любят прибегать к авторитету святых отцов, считая их мнение нерушимым аргументом. Но у отцов можно найти разные мнения на один и тот же вопрос, да и сами мнения могли меняться: например, святитель Иоанн Златоуст вначале своей жизни к браку относился почти критически, а в конце он же ставит брак на невероятную высоту. Важно, если уж прибегать к отцам, знать не просто цитаты, а и контекст, в котором они были сказаны. У нас же нередко пытаются из цитат отцов сделать дубинку, чтобы других смирить. Поэтому на практике получается, что такие споры контрпродуктивны. Они не дают услышать, понять человека, только создают иллюзию понимания.

А бывает, что кто-то формулирует свою мысль в непривычных терминах, например, оккультной литературы, «энергетики» и пр. Мне это совсем не близко. Но если я попытаюсь отнестись непредвзято к форме этого высказывания, услышать, а что там по сути, — зачастую оказывается, что человек говорит хорошую мысль.

Святитель Василий Великий в свое время говорил о том, что наше понимание Бога — это как если выйти на берег моря в темную ночь со свечой.

Сколько мы увидим при свете свечи, — и есть наше понимание. А море гораздо больше. И Слово Божие тоже оказывается гораздо больше наших частных пониманий.

Хорошие, слаженные группы – там, где правила есть, но они просто задают ориентир, а главное — взаимное уважение, любовь.

Зачем нужен «обмен чувствами»

Владимир Стрелов, ректор Колледжа «Наследие» и член Миссионерской комиссии Москвы. Фото vk.com

— Вопрос «обмена чувствами» по прочитанному отрывку оказался одним из самых непонятных. Как связаны Евангелие и чувства, зачем ими меняться?

— Здесь смешались две темы. С одной стороны, это про важность человеческого отношения друг ко другу, сопереживания, – помимо учебы. С другой, про восприятие текста не только как информации, но и проживание его.

Есть группы учебного характера, без чаепития, без обмена впечатлениями о жизни. А есть такие, где приветствуется общение, где пьют чай, делятся, с чем пришли, в каком состоянии. Простые вопросы: «Что произошло за неделю, о чем молиться, благодарить? Ты как сейчас?» Чтобы было понятно: если человек сидит грустный, то это не потому, что ему неинтересно на группе, а потому, что у него что-то сложное происходит, и об этом стоит молиться.

А при обсуждении мы можем что-то понимать на интеллектуальном уровне, а можем на сердечном, – проживая какой-то момент Евангелия, прилагая его к себе.

Важно не просто читать Евангелие как информацию, как исторический, богословский текст, но соотносить его со своей жизнью, актуализировать его: что именно этот отрывок значит в моей жизни?

И важно искать эту связь с собой – что тут про меня? Как меня касается? Если бы я оказался в это время вместе со Христом, как говорит владыка Антоний Сурожский, — кем я бы был – в этой притче о 10 девах, в рассказе о призывании апостолов, на Тайной вечере, на Голгофе?

В евангельской группе ты встречаешь другого

Дарья Горбаткова, психолог, ведущая евангельской группы при храме Митрофания Воронежского:

— Мне кажется, прежде чем говорить на группе о Евангелии, открываться Богу, важно открыться друг другу. А для этого нужно обозначить себя, самому по-человечески проявиться. Сделать это можно, только почувствовав атмосферу принятия.

Для этого перед группой мы и устраиваем чай, время для общения. Там можно сказать о себе пару слов, увидеть – в каком настроении пришли другие. Люди смотрят друг на друга, вслушиваются друг в друга, рассказывают о своем. Когда приходят новые люди, каждый представляется, говорит пару слов о себе, своей работе, и о своих чувствах – в каком состоянии пришел, зачем пришел.

Кто-то может сказать, что сегодня ему не по себе, что он помолчит, ему неловко сегодня говорить. Кто-то может быть рассержен, обижен, расстроен. И важно высказать то, с чем человек пришел. Чтобы к чтению Евангелия перейти открывшись, без внутреннего тайного груза.

Конечно, никто не требует рассказать «все». Достаточно просто обозначить свое состояние, а степень своей открытости человек определяет сам. Но, если я все оставлю в себе, я буду скованна, угнетена моими мыслями и сердце мое будет закрыто, мне трудно будет перейти к Евангелию, для меня важней окажутся мои неразделенные ни с кем переживания.

Только встретившись друг с другом в доверии, вместе помолившись, можно дальше читать Евангелие и действительно делиться – мыслями, чувствами, в безопасности и принятии друг друга.

Далее, приступив к чтению и обсуждению Евангелия, важно, чтобы участники делились бы своим откликом именно по поводу прочитанного евангельского отрывка. И роль ведущего – направлять и поддерживать общение, чтобы человека «не уносило». Поэтому есть некоторые правила – это учит людей высказываться по теме, уважая друг друга. Важно проявлять бережное и внимательное отношение друг к другу, при том поддерживая порядок в группе.

Я третий год хожу на встречи нашего кружка, недавно стала ведущей. И у меня есть опыт, как Господь открывается через совместное прочтение Евангелия. Через общение в такой группе возможно и раскрытие себя, и познание Бога, и встреча с другими людьми — на более глубоком уровне, чем бывает обычно. Это удивительный и ценный опыт, и этим хочется делиться.

История малых групп в России

Андрей Черняк, прихожанин храма Космы и Дамиана в Шубине, ведущий евангельских групп с 1983 года:

– Когда мы начинали собирать евангельские группы, это было уголовно-наказуемо. Но у людей, только приходящих в церковь, было очень много вопросов. И потихоньку отец Александр Мень начал организовывать маленькие общины, по интересам. Он знакомил людей и давал им возможность встречаться где-то помимо церкви, потому что церковь тогда могла заниматься только богослужениями. Например, кого-то интересовала текстология Священного писания, «сложные вопросы» – и собиралась группа. А кого-то интересовало, как воспитывать детей, – отец Александр такие семьи друг с другом знакомил, и они собирались вместе.

В какой-то момент отец Александр задумался над тем, насколько это нормальный церковный ход. А потом поехал на совет в Вологду к архиепископу Михаилу (Мудьюгину). Несколько часов они разговаривали. Я помню, как о. Александр тогда приехал совершенно счастливый. Он получил архиепископское благословение.

Но число интересующихся людей росло, и возник вопрос о катехизации. До поры все огласительные беседы вел сам отец Александр. Когда народу стало слишком много, у него появились помощники. И после катехизации люди не хотели расставаться. И о. Александр благословил эти группы продолжать свое существование.

Группа собиралась, потому что человеку нехорошо одному, потому что Церковь – это общее дело.

Такие группы собирались по домам примерно раз в неделю, иногда раз в две недели, на усмотрение группы. Отец Александр периодически навещал каждую из таких групп, послеживая, что там происходит, иногда наставляя, как двигаться дальше. Это были его прихожане. Они приходили к нему на исповедь. Он представлял кто, как и чем живет.

О. Александр собирал и ведущих групп, для того чтобы они друг друга узнавали и что-то могли дальше продумывать вместе. Таким образом отец Александр начал выстраивать реальные отношения между людьми прихода. Интересно, что уже потом он узнал о таком опыте у католиков. С одним из таких священников-католиков, в свое время организовавшим евангельские группы в Бразилии, когда там был диктаторский режим, мы потом встречались в Москве.

Он рассказывал, что в какой-то момент количество евангельских групп по всей Бразилии доросло до 20 тысяч, после чего диктаторский режим без всяких революций там рухнул.

Группа должна собираться не ради себя, не ради своего удовольствия или пользы. Она должна собираться ради Христа. И если это есть, дальше группы могут быть очень разные. Нет двух одинаковых групп. Нет двух одинаковых методик, по которым они проходят. Поэтому, когда задается вопрос, как создавать группу, – ищите и обрящете. А Святой Дух будет содействовать, потому что это Он все устраивает в Церкви.

На нашем, уже многолетнем, опыте выяснилось: без чтения Писания группа «не работает». Без совместной молитвы группа «не работает». Без неформального общения, которое может называться словом «чай», группа не работает, потому что речь идет об отношениях между людьми. Группа – это не семинар, не курсы повышения квалификации. И Слово Божье здесь для того, чтобы люди росли в своей христианской жизни, в своих христианских отношениях друг с другом.

За годы, что я веду группу, она меняла состав многократно. Постепенно, не вся сразу. Группа росла. Оптимальное количество – от 6 до 12 человек. Когда группа перерастает, ей надо поделиться, чтобы стало две группы. Тогда каждая такая группа сможет еще кого-то принять и дальше расти. Потому что рост – это показатель жизни. Если группа не растет, значит, она умирает.

Из той группы, которую я вел, за все эти годы выросло 11 священников. И однажды на ней был сформулирован «идеальный образ ведущего»: когда он может все собрание просидеть, не открыв рта. Потому что ведущий служит группе, а не учит ее. Группа сама должна работать. Ведущий должен создать такую атмосферу, чтобы всем хотелось высказаться.

В храме Космы и Дамиана в основном группы складываются из людей, прошедших катехизацию, а это не две беседы, это примерно 9 месяцев, за которые прочитывается и разбирается вся Библия. Поэтому вопроса о том, не выскажет ли кто-то «ересь», не встает. Да и все, что работает на разделение, противостояние, категорически не приветствуется.

Но если человек на такой группе обнаруживает, что кроме его точки зрения существуют и другие, – это чрезвычайно важно для его христианской жизни.

Потому что если человек считает, что только он прав, никогда не будет никакой общины, никакого прощения, никакого понимания, ничего, что называется словом любовь.

Многие годы я просто с восхищением смотрю, как это работает. Я уже прочитал Библию, не знаю, сколько раз, уже больше 40 лет я пересказываю ее другим. Но когда я читаю один, мне в голову не приходит такое, что приходит, когда мы собираемся вместе, когда я выслушиваю другие точки зрения. Когда мы вместе, Бог благословляет каждого из нас. «Там, где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них», – говорит Христос, Который есть Истина.