Жертва нечестивца, жертва Христа, наша жертва

Жертва нечестивца, жертва Христа, наша жертва

Продолжаем публиковать заметки В.В. Сорокина на книгу Притч.
Книга Притчей Соломона, сына Давидова. Глава 15:7-19

7 Уста мудрых распространяют знание, а сердце глупых не так.
8 Жертва нечестивых – мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему.
9 Мерзость пред Господом – путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит.
10 Злое наказание – уклоняющемуся от пути, и ненавидящий обличение погибнет.
11 Преисподняя и Аваддон открыты пред Господом, тем более сердца сынов человеческих.
12 Не любит распутный обличающих его, и к мудрым не пойдет.
13 Веселое сердце делает лице веселым, а при сердечной скорби дух унывает.
14 Сердце разумного ищет знания, уста же глупых питаются глупостью.
15 Все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир.
16 Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище, и при нем тревога.
17 Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть.
18 Вспыльчивый человек возбуждает раздор, а терпеливый утишает распрю.
19 Путь ленивого – как терновый плетень, а путь праведных – гладкий.
(Притч.15:7-19)

В центре предлагаемого нам сегодня Церковью отрывка оказывается путь праведности (9 Мерзость пред Господом – путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит.10 Злое наказание – уклоняющемуся от пути, и ненавидящий обличение погибнет), а также описание тех отношений, которые связывают человека с Богом, включая их внешнее выражение: молитву и жертвоприношение (8. Жертва нечестивых — мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему).

Жертвы в Ветхом Завете

Жертва была самым распространенным в Ветхом Завете, да и вообще в древнем мире способом взаимодействия с Богом (или богами, если речь идет о язычестве). Каждое утро и вечер в Храме приносилась жертва всесожжения. (Именно эти жертвы упоминаются в псалме, который поется у нас на Вечерне: «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние рук моих – жертва вечерняя») Также каждый человек мог принести жертву за грех и жертву благодарения (мирную жертву) и еще некоторое количество жертв. Смыслом жертв было благодарение Богу, общение с Богом через жертву, причастие Ему и ближним, искупление грехов и очищение.
Практически при всех видах жертв в жертву приносилось животное, кровью которого окроплялся жертвенник. Животное должно было быть мужского пола и без изъяна, потому что Бог достоин самого лучшего. Иногда животное полностью, за исключением кожи сжигалось (жертва всесожжения), иногда сжигались внутренности, часть мяса отдавалась священникам, а остальное принесшие жертву съедали сами вместе с приглашенными для этого людьми (мирная жертва, жертва благодарения). Хлебная жертва приносилась еженедельно, а также по большим праздникам – на Пасху, Пятидесятницу в праздник кущей (осенью). Эти праздники были одновременно праздниками урожая и праздниками воспоминания важнейших событий истории Израиля – исхода из Египта, дарования Закона и странствования по пустыне. Поэтому хлебная жертва была жертвой воспоминания. Кроме этого, жертвой Богу были сжигаемые на алтаре благовония.
В наши дни люди тоже часто что-то жертвуют Богу – жертвуют деньги на восстановление храма, покупают свечки в храме, приносят продукты на канон, пишут записки о здравии и упокоении. Есть и другие виды жертвы Богу, о которых мы скажем чуть позже. Сейчас же вернемся к нашему стиху

15:8 Жертва нечестивых — мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему.

Жертва нечестивца

Противопоставление жертвы молитве выглядит странным: ведь в те времена жертвоприношение без молитвы (благодарственной или покаянной) было невозможно в принципе. И тем не менее, в Писании неоднократно говорится о том, что жертвоприношение человека может быть неугодным Богу – если жизнь человека проходит не так, как угодно Богу.
Но почему же применительно к нечестивцам (раша) речь идёт именно о жертвоприношении, а применительно к праведнику (цадик) — о молитве? Дело не в том, что праведники никогда не совершали жертвоприношений. И не в том, что нечестивцы не молились. Нечестивец Книги Псалмов или Книги Притчей — вовсе не обязательно воинствующий атеист, или кощунник, или богохульник. В вопросах жертвы и молитвы, как и во всех остальных, всё сводится к внутреннему намерению человека. 17. Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть.
Одно из значений еврейского слова раша, нечестивый — насмешник, циник. Циник может быть религиозным, если ему это выгодно, причем искренне. Он может искренне решить, что если Бог (или какая-то высшая сила, ему, в принципе, все равно) существует, то с Ним (или с ней) лучше не ссориться. Став религиозным, циник, вполне возможно, не станет жалеть ни денег, ни других ресурсов на религию — до тех пор, пока это не затронет его самого, его жизнь, его глубинное духовное «я», его сердце. Словом, до тех пор, пока ему не придётся ни меняться самому, ни менять собственную жизнь. А ведь только это и нужно Богу от нас – наше изменение и хождение путем праведности. Раша может убивать и воровать – и при этом жертвовать большие суммы на восстановление храмов, надеясь, что это автоматически отпустит ему грехи – без покаяния с его стороны. Или же он может ставить свечку в храме, чтобы что-то получилось – сдать экзамен или устроиться на нужную работу. Одним словом, человек может ничего не иметь против религии, которую воспринимает как гарантию духовной безопасности своего наличного существования, но при этом быть нечестивцем.
С молитвой у такого человека почти наверняка возникнут проблемы. По крайней мере, с молитвой настоящей, искренней, предполагающей собственные, глубоко личные отношения с Богом. При этом он даже может вполне успешно и регулярно утром и вечером читать молитвослов и ходить в церковь. Только, как говорил Феофан Затворник, это еще не молитва, а молитвословие. «Сама же молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу: самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прощения, усердного припадания, сокрушения, покорности воле Божией и прочих». Недаром в покаянном 50-м псалме Давид говорит, что Богу не нужны жертвы – главная жертва Ему – наш сокрушенный дух:
Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит.
Господи! уста мои отверзи и уста мои возвестят хвалу Твою. Ибо жертвы Ты не желаешь, — я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. 19. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже.
(Псалтирь 50:11-19)

Однако нечестивец, скорее всего, ничего не будет иметь против формальных (и формализованных) молитвословий, так же, как и вообще против установленного ритуала. Смысл молитвы Давида и слов Феофана Затворника останется от него скрытым. Он ведь не против вообще отношений с Богом (или с высшими силами) в принципе, он лишь не хочет с Ним (с ними) личных отношений. Если же отношения деловые и взаимовыгодные — почему бы и нет? Но такие отношения личными не бывают, они предполагают некую форму и связанные с ней вполне определённые формальности. Эти религиозные формальности с целью поддержания с Богом взаимовыгодных отношений нечестивец вполне может соблюдать. В конце концов, если сделка с Богом выгодна, почему её не заключить? Но при этом, разумеется, ничего личного, только бизнес.
Религия, надо признать, сама по себе наталкивает духовно поверхностного человека именно на такой путь. Ведь, как правило, внешняя сторона любой религии предполагает известную (часто значительную) долю обрядности и ритуализма. А для того, чтобы понять, что стоит за обрядом и ритуалом, нужно определённое духовное усилие. Но главное — нужно захотеть именно личных отношений с Богом — то, чего хочет далеко не каждый.
Обряд и ритуал без понимания того, что за ними стоит, без духовного наполнения не просто бесполезны, они — мерзость перед Богом. Это не эмоции, а констатация факта. Мерзостью или скверной, а также нечистотой называется в Библии всё то, что мешает человеку подойти к месту Божьего присутствия (например, к алтарю) и освятиться. А если человек всё-таки туда приходит, вместо освящения происходит нечто противоположное — человек натыкается на стену, отделяющую его от Бога. Духовно пустой обряд и ритуал и становится такой стеной между Богом и человеком.
О пути нечестивых не случайно говорится, что он — мерзость (9. Мерзость пред Господом — путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит): ведь чем больше нечестивец религиозен, тем дальше он от Бога. А если ещё к тому же такой человек не желает слушать никаких наставлений (10. Злое наказание — уклоняющемуся от пути, и ненавидящий обличение погибнет), то его наказание может оказаться жёстким: ведь от Бога не скрыто ни одно сердце (11. Преисподняя и Аваддон открыты пред Господом, тем более сердца сынов человеческих). Внешней религиозностью Бога не обмануть. Впрочем, учитывая, что легкомыслие, к сожалению, весьма распространено, желающих учиться и менять что-то в своей жизни обычно бывает не так много (12. Не любит распутный обличающих его, и к мудрым не пойдет; в еврейском тексте лец, «легкомысленный»; в Синодальном переводе «распутный»).
Смешение духовности и религиозности, духовной жизни с жизнью религиозной — достаточно серьёзная опасность на духовном пути. Однако, её можно избежать при условии полной искренности в отношениях с Богом и отказа от всяких попыток выстроить отношения с Ним по принципу «ты — мне, я — тебе».

Жертвы, которые приносим мы

Бескровная Жертва

Вернемся к тем жертвам, которые приносят христиане сейчас. По сути, практически все виды храмовых жертв Ветхого Завета сейчас заменила одна жертва – Бескровная Жертва на Литургии. Да, Литургия – это богослужение, на котором приносится жертва. В этом ее суть. Но это не кровавые жертвы животных. Это Жертва Христа, принесенная на кресте.
Это жертва искупления, очищающая нас от грехов. После нее никакие другие искупительные жертвы не нужны. На Литургии мы снова и снова вспоминаем эту жертву (то есть она заменяет нам жертвы хлебные), мы становимся причастны Богу и друг другу, как при мирной жертве, мы совершаем благодарение Бога. Главная часть службы, когда происходит пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христову так и называется – Евхаристия, что по-гречески значит Благодарение. И Жертва Христова в посланиях апостола Павла называется благоуханием Богу, то есть заменяет, по сути, и благовония. (Живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф 5:2))
Все, сказанное раньше о нечестивых и праведных приложимо и к участию в Литургии. В ней надо участвовать сердцем и умом, а не просто «выстаивать службу». Если человек просто присутствует на Литургии, но при этом непримирен с ближними и не идет путем праведности, это мерзость перед Богом. К этому остается добавить, что у того, кто постоянно благодарит и помнит об искуплении наших грехов Христом, с наибольшей долей вероятности будет веселое сердце (13. Веселое сердце делает лице веселым, а при сердечной скорби дух унывает. 15. Все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир).

Жертва нашего тела

В противоположность легкомысленному нечестивцу праведник всегда учится и познает, что есть воля Божия. И Апостол Павел в послании к Римлянам увещевает римлян и всех нас приносить еще одну жертву: «1. Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, 2. и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная». (Послание к Римлянам 12:1-2).
Вот как комментирует эти слова Иоанн Златоуст: «Спросишь, как тело может быть жертвою? Глаз, не смотри ни на что худое; и он стал жертвою. Язык, не произноси ничего срамного; и он стал приношением. Рука, не делай ничего беззаконного; и она стала всесожжением. Но и сего недостаточно, — мы должны делать добро: пусть рука раздает милостыню, уста благословляют обидящих, слух постоянно упражняется в слушании слова Божия. Жертва есть начаток того, что имеешь. Принесем же Богу начаток рук, ног, уст и всего прочего.
Что такое словесное (в Синодальном переводе «разумное») служение? Духовное служение. Как служащий и священнодействующий в Божием дому, каков бы ни был в другое время, при служении входит в себя и делается благоговейнейшим; так и мы целую жизнь должны быть в таком расположении духа, как совершающие служение Богу и священнодействующие. А сего достигнешь, ежели каждый день будешь приносить Богу жертвы, соделаешься священником своего тела и душевной добродетели, принося то целомудрие, то милостыню, то кротость и терпение. Исполняя сие, будешь совершать словесное служение, то есть не имеющее ничего телесного, грубого, чувственного».

Источник: http://bible.predanie.ru/groups/info/14773/?SECTIO

Добавить комментарий