И.Я. Гриц. Как христианам читать Библию

И.Я. Гриц. Как христианам читать Библию

 

Илья Яковлевич Гриц. Как христианам читать Библию

2011 год, вероятно, выступление на Украине в рамках весенней конференции Scripture Union.

 

Обновление отношений с Писанием

В каждом деле, в каждом служении есть свои искушения и своя опасность. Для служителей Cлова самое страшное, что может быть, это стать профессионалом. Что такое профессионал? Это не тот, кто много знает, а тот, кто имеет готовые ответы на все вопросы.

Я имею честь руководить библейским колледжем «Наследие» в Москве. В основном он для взрослых людей. Мы не берем, как правило, тех, кто моложе 21 года, есть и очень пожилые, но есть и молодые. Колледж у нас очень необычный в том плане, что мы не устраиваем никогда рекламу, только ждем тех людей, которых Сам Господь приведет через кого-то, и т.д. И очень нередко люди приходят и говорят – «я прочел всю Библию, и все более-менее понятно, есть пять-десять вопросов, мест, которые мне непонятны, вы меня возьмете?» У нас нет экзаменов, только собеседование. Я говорю – «вы должны успокоиться, а я обязан вас предупредить, что через несколько лет область вашего непонимания вырастет чрезвычайно. А когда вы будете кончать наш колледж, вы вообще перестанете что бы то ни было понимать, это я вам обещаю». Они все думают, что я шучу, но потом выпускники свидетельствуют, что теперь ничего не понимают. И это большая радость потому, что у нас есть возможность каждый раз обращаться к слову Божию, как в первый раз.

Господь говорит о первой любви, которую мы забываем, вы помните, в Откровении. Вообще все, что мы говорим о любви к себе – это можно все относить к Его слову. Вот нормальное состояние благовестника, нормальное состояние служителя Слова – это всегда обновляться в этой первой любви. Тот восторг, та радость, которую, я надеюсь, все мы испытывали, когда обращались к слову Божию в первый раз или в первые разы, – надо об этом просить. Но как этого достичь? Первое в жизни не повторяется, Господь всегда творит новое. И это вопрос, который перед нами стоит как очень важный и очень реальный. Мы помним о нашей первой любви, о первых восторгах, о слезах радости, или слезах покаяния, когда мы встречали места, которые нас – вдруг мы понимали – обличают. Но возврата к этому не может быть. И я думаю, что самое важное – это просить о даре удивления.

О даре удивления

Мы недавно говорили о детях верующих родителей, которые всё знают. На самом деле они довольно много знают, но ничего не понимают. Но количество текстов, которые в них, я прошу прощения, вдолбили, огромное, они знают их наизусть. И что самое ужасное, их ничем нельзя пробить. Мы обязаны их удивить, показать глубину Писания. Но для этого надо самому удивиться, надо посмотреть на этот текст открытыми глазами и забыть все, что было раньше. Это очень трудно, но это единственная доступная нам вещь.

Когда мы читаем древних учителей христианской Церкви Запада, Востока, юга, севера, у очень многих мы встречаем такую удивительную и практическую рекомендацию: ты утром открыл глаза, встал и молись так, как будто ты молишься первый раз в жизни. У тебя раньше были радость, благодать, слезы, восторги – это все ушло, вчерашний день не вернуть. Обратись к Богу как в первый раз, как будто ты впервые обратишься. И этот совет очень практичный. Иногда мы по неразумию говорим – «Господи, мне вчера было так хорошо с Тобой, какая благодать, какие слезы, сделай сегодня так же». А Он говорит – «Нет. Я творю все новое. Я сделаю, но гораздо лучше, и другое». И нам пора перестать быть младенцами во Христе и просить, чтобы было, как вчера. Вчерашняя конфета съедена, на сегодня Он нам приготовил что-то гораздо более интересное. Вчерашние удивления, восторги, когда мы встречаемся с текстом, с тем же Лукой, надо забыть и оставить. Забыть – не значит, что вычеркнуть из памяти, но вот встать перед этим текстом, взять его в руки, как будто вы впервые читаете, и удивиться тому, на что мы не обращали раньше внимания. Попросить Бога, мы сами этого не можем, об этом надо молиться, чтобы Он открыл наши глаза, и Он это сделает, в этом нет сомнения, и тогда нас это очень удивит.

Вы знаете, я однажды провел такую маленькую, не как Лука, конечно, но все-таки исследовательскую работу – посмотрел частотность во всех четырех Евангелиях слов, относящихся к семантическому полю «удивление» – «удивление», «они удивились», «они дивились». Переводчики пользовались близкими синонимами, и оказалось, что это одно из самых частотных слов в Евангелии. Если вы сами эту работу сделаете, а сейчас много справочников, и электронных и бумажных, вы будете просто поражены. Такое впечатление, что вокруг Него были люди, которые изумлялись, поражались, удивлялись тому, что Он говорит, Ему Самому. И этим, по-видимому, они сильно отличаются от нас, потому что сегодня, когда начинаешь многим людям рассказывать, они говорят – «ну, это мы уже слышали». Когда спрашиваешь человека – «а вы читаете Евангелие?», то очень частый ответ – «я уже прочитал». То есть отношение к Евангелию как, скажем, к газете. Ну, кто сегодня будет читать газету позавчерашнего дня? Она уже прочитана, день прошел, это не интересно. И мы должны сначала в себе – начинать надо, разумеется, только с себя, а не с других – просить о даре удивления. Я просто умоляю, молитесь об этом. Не о даре знания, знание сейчас легко получить через интернет. Огромное количество информации нужной, полезной, книги выходят замечательные. Проблема есть с нами, а не с информацией, проблема есть с нами самими – в том ли мы состоянии, чтобы читать Евангелие. В состоянии глубокой удовлетворенности, пресыщенности Евангелие открывать нельзя. Все вы помните об образе воды живой, которая есть у пророков, есть и в Новом Завете. И жаждем ли мы эту встречу, жаждем ли мы глотка воды живой, которая для нас – Слово Божие? Значит, надо просить об этом.

Итак, первое, что я хотел сказать: чтобы наши отношения с Библией обновились, надо молиться. И это вещь не новая, я понимаю, совершенно очевидная, но молиться нужно конкретно об удивлении, о даре удивления, о даре открытых глаз и о даре жажды воды живой.

Уединенное чтение Писания

Второе, что я хотел сказать, что это обновление происходит постоянно, и здесь возможны разные как бы способы обновления. Иногда надо последовать совету Господа уединиться в своей комнате, выключить все телефоны, повесить табличку «не тревожить», и начать читать Писание. И мой совет, это из опыта, читать надо медленно, гораздо медленнее, чем мы привыкли, молиться, останавливаться и размышлять над словами Писания. Может быть, одного стиха или даже полстиха в день более, чем достаточно, это очень помогает.

Иногда оказывается, что время, которое мы выделили – час или полчаса – мало, чтобы мы вошли в глубину Писания, в глубину Слова Божия. Ну, что ж, нам некуда торопиться. Тогда надо просто взять небольшой кусочек бумаги, карточку, выписать этот стих и носить его с собой и читать каждую свободную секунду. А времени у нас более, чем достаточно. Очень часто служители говорят – «у меня совсем нет времени, чтоб читать Писание не для проповеди, не для научения, а для себя». Есть транспорт, есть много свободных секунд дома в быту, когда у нас какая-то простая ручная работа, когда ты моешь посуду. Эту карточку повесил, и тебе совсем не обязательно внимание концентрировать на своей посуде, или уборке, в перерыв, в транспорте. И надо об этом молиться, мы не должны забывать, что всё Слово Божие – это молитва. И когда, наконец, оно в нас отзовется нашей молитвой, можно считать, что какой-то прорыв произошел, и тогда это большая радость, и надо немедленно благодарить за это.

Чтение Писания в группе

Но жизнь разнообразна и люди разнообразны. И иногда лучше читать не в одиночку, хотя это тоже замечательно, а пойти в собрание, где происходят эти молитвенные чтения. Помните, несколько лет назад мы это делали, если кто захочет, мы можем возобновить, пожалуйста. Потому что когда происходит такое молитвенное чтение у многих людей, разных людей, происходят удивительные открытия. Дело в том, что какими бы мы умными и опытными не были, мы не можем выйти за пределы своей жизни. А читаем мы слово Божие исходя из опыта своей жизни, выпрыгнуть из него, как из своей шкуры, мы не можем. Но когда собирается много братьев и сестер, каждый может подарить свой взгляд, исходя из опыта своей жизни, не моей. И если мне брат или сестра дарят это видение, которое мне очень удивительно, я не понимаю, как так можно думать, и я не отвергаю его, не начинаю судить и размышлять, а принимаю, как дар. Дар надо еще принять, мало его подарить, и тогда я обогащаюсь. Брат или сестра не обеднеют, а я становлюсь богаче, и я вижу это слово Божие уже с разных сторон.

Я знаю из опыта, у нас в колледже это происходит каждую неделю. И очень трудно, когда по обстоятельствам, или по поездкам или еще по чему-то, недели две пропускаешь, потом начинаешь задыхаться. Тебе этого не хватает, потому что ты привык к тому, что братья и сестры с тобой делятся видением. И ты привык уже к этому объемному чтению, многогранному, многоцветному, которое я один не могу сделать, ни один человек не может этого сделать, только вместе. Мы должны помнить, что Слово Божие написано не для меня, хотя для меня тоже, и не для него, а для Церкви, адресат — Церковь, община.

Жить Словом Божьим

Люди, которые живут словом Божьим, они его проживают, и рождаются новые ситуации, в которых Христос господствует, Он принимает самое главное участие в жизни такой общины. И тогда, действительно, мы понимаем, что мы являемся носителями Евангелия. Мы являемся не только носителями, но и персонажами, и следующий шаг – участниками Евангельской жизни, и она продолжается. Евангелие не закончено, это не та книга, где стоит жирная точка в конце. Недаром Лука, которого мы все, конечно, любим, свою вторую книгу не окончил. А они нераздельно связаны, эти две книги – Евангелие и Деяния, у неё нет конца, нет конца. Если мы входим в историю спасения, если мы входим к Спасителю, то Евангелие продолжается, и Деяния продолжаются через нас.

Это не повод задирать нос, понятно. Господь вообще выбирает довольно странных своих служителей, не самых умных, не самых красивых, не самых талантливых. У меня есть подозрение, что Он выбирает тех, у кого есть особый дар удивления, потому что когда смотришь на апостолов, на двенадцать, это в общем не очень симпатичный народ. Никакого восторга от них не испытываешь. То они ничего не понимают, у них проблемы были с пониманием, Он им говорит о Своем распятии и воскресении, а они не понимают, по-видимому, отмахиваются. То они хотят уподобиться пророкам – «давай, огонь с неба сведем». Он им прямо говорит – «вы ничего не понимаете», но Он избрал именно этих, и это удивительно. Так же, как удивительно, что Он избрал нас. Этому тоже надо удивиться, почему Он выбрал нас, не мы его выбрали, а Он нас. Понимаете, это тоже шаг удивления, шаг к тому, чтобы Евангелие и все Писание для нас открылось.

Когда мы понимаем, что мы в общем ничего из себя не представляем, что мы недостойны, чтобы читать его, и все-таки мы читаем, мы не достойны входить в жизнь его разумом и сердцем, и все-таки мы входим, поневоле рождается молитвенное благодарение – «Господи, я не достоин, но Ты дал мне столько, я просто задыхаюсь от радости. Какое же Твое слово, оно больше меня, оно гораздо больше меня».

Вот в таком состоянии нормально читать Евангелие, в таком состоянии нормально идти и преподавать или просто благовествовать. Мне кажется, в другом состоянии, состоянии сытости духовной, когда ты знаешь, что ты идешь, а там неучи, а я уже все знаю, – это ужасно, это невозможно. Надо немедленно куда-то бежать, в какой-нибудь уголок, падать на колени и просить прощения у Господа, как я позволил себе такое превозношение над братьями и сестрами.

Выезды

Возможны разные способы вхождения в слово Божие. Во-первых, это чтение и личное, и молитвенное вместе. У нас родилось в прошлом году – не по моей инициативе, это всегда приходит от студентов – желание выехать и погрузиться, углубиться в Писание. И когда в прошлом году у меня студенты стали просить, давайте вместе поживем и сосредоточимся на одной книге, я подумал, почему бы и нет. Очень хорошая идея, наверняка она не новая, наверняка так делали. Взрослые люди, а по дороге к ним присоединились и очень пожилые, и люди, которые не только у нас учатся, а просто узнали, друзья наших студентов. И я посмотрел, что люди верующие и грамотные, человек пятьдесят выехало. И девять дней мы только занимались тем, что обсуждали одну книгу, в прошлом году это был Исход.

Это потребовало большой предварительной работы. Господь меня надоумил, что надо написать комментарий к тексту, простой, разъяснительный. Но я натыкался все время на очень сложные места, и я решил, что эти сложные места надо выносить на обсуждения. Мы обсуждали не всю книгу, а проблемные места, спорные места. Например, вы помните эпизод в Исходе, когда Сепфора, жена Моисея, обрезала своего сына. Это довольно трудное место. Таких мест я набрал где-то десять-пятнадцать. Благо, у всех есть связь электронная, этот текст я предварительно разослал, и люди уже всё прочли к началу этой встречи.

Вообще, это было очень интересно. У меня, как правило, нет времени писать, но тут Господь меня взял и засунул в больницу. В больнице болеть – это самое глупое, что можно делать, гораздо интереснее работать. У меня был с собой компьютер, я сидел, писал. И интересно, что в этой палате, где я был, в основном народ очень благожелательно относился, старались не мешать. Они спросили, что я делаю, я им рассказал, и они как-то с уважением к этому отнеслись. Но был один очень старый человек, из породы старых большевиков, который, как только я садился за компьютер, начинал страшно… В общем, у него истерика начиналась – «как ты смеешь тут болеть», он был очень рьяный атеист. Я не слушал, продолжал работать, он прямо прыгал, буквально бесновался. Я думал, как же его успокоить, все-таки немножко мешает работать. И однажды я ему строго сказал – «если вы будете мне мешать, я начну за вас молиться», я сам не ожидал таких слов, и он жутко перепугался. Он испугался – «вы не смеете за меня молиться». Разумеется, я давно за него молился, только не вслух, чтобы его не смущать, не искушать, но он испугался так, что удрал из этой больницы, и я спокойно стал работать. Это я рассказываю, не чтобы себя похвалить, а показать, как Господь иногда улыбается. Очень часто, когда мы делаем дело Божие, Он улыбается, дарит нам Свою улыбку, такую добрую и хорошую.

И вот мы собрались, это было не очень близко от Москвы, там все было предусмотрено, Господь нам приготовил и жилье, и питание, и всё. Мы где-то 12-14 часов в день занимались только Исходом. Это было лето, времени все равно оставалось. А как мы работали? Мы брали эту проблему, и сначала я председательствовал и говорил – «какие тут вопросы, что непонятно», и народ задавал вопросы, что действительно непонятного в этом трудном месте. Мы их отбирали, записывали, потом разбивались на малые группы и расходились на весь день. Причем, группы каждый день менялись, чтобы научиться. Каждый мог работать с каждым, не просто по дружеству – «я этого знаю, с этим у меня очень хорошие отношения». Группы каждый день тасовались.

Проживание свободы

И я хочу рассказать вам об очень интересном опыте, который возник, потому что просто войти в глубину Писания – это великий дар и благо, но мне захотелось большего. И каждый день, а это было две недели, это очень серьезно, время большое, каждый день я все меньше и меньше участвовал в этом деле, в руководстве. Потому что основная интенция, смысл Исхода – это путь от рабства к свободе, вы это знаете. И мне захотелось, чтобы студенты и все участники семинара это прожили. Я никаких правил, как это будет проходить, не объявлял, я вообще ничего не говорил, и студенты были в недоумении. Я не говорил, что будет молитва, я ждал, когда они сами захотят. «А, можно мы помолимся, будем по утрам молиться», – они меня спрашивают. Я говорю – «а, зачем вы меня спрашиваете, хотите – молитесь, если вы разрешите, я буду с вами молится». «А, можно мы вечером будем песни петь, прославлять», – «а зачем вы спрашиваете?». Для них это было совершенно удивительно. «А можно, мы пойдем на улицу», – я им опять говорю – «зачем вы спрашиваете, вы – свободные люди». И они постепенно к этой мысли начинали привыкать, что если то, что они спрашивают, это не грех… Что греховного, работать на улице? Там не очень далеко был пруд – «а, можно мы пойдем купаться», – я просто молча пожимал плечами – «решайте сами».

И потом, когда этот наш библейский лагерь завершался, а он завершался молитвой благодарения, каждый что-то сказал, то, что хотел. Почти все благодарили за опыт свободы, почти все благодарили за это. Это значит, что книга Исход была не только понята головой и сердцем, она была прожита. Они до сих пор это вспоминают. Там были не только студенты, там были разные люди, пожилые. Кстати, было несколько подростков, которые очень захотели, и я посмотрел, такие разумные 14-летние подростки, почему бы не взять. Были люди с детьми маленькими 6-7 лет, которые не мешали – «а мы тоже хотим благодарить», – «пожалуйста, благодарите». Благодарение детей – это всегда чудо.

То есть вот такой опыт, когда не подростки, все-таки подростков было немного, и они растворялись, а взрослые люди, церковные люди вместе собрались и погрузились в Писание, и Писание открывается совершенно иначе. Для меня тоже Исход открылся совершенно иначе, заново. Я думаю, что это вполне возможно не только в Москве делать, это вы можете тоже делать, но к этому надо готовиться хорошо.

По возвращении студенты стали требовать, чтобы немедленно мы провели еще лагерь и еще лагерь. Я говорю – «не спешите, это надо все осмыслить, вы должны пережить». Я думаю, что раз в году, чаще этого делать нельзя. Этим летом у нас уже есть договоренность, мы будем так же путешествовать по другой книге Писания – по книге Чисел. Сейчас уже человек 60 записалось. Наверное, какие-то есть пределы, я не знаю, посмотрим, думаю, до 80-ти можно. И к этому надо очень серьезно готовиться. Это тоже форма такая, такой способ обновления нашего понимания. Поверьте, что тот, кто руководит, получает ничуть не меньше, чем те, кто пришли якобы учиться. Мы там перед словом Божиим все в равном положении. Не имеет значения, сколько ты знаешь. Сколько помещает твое сердце — вот вопрос. И это здорово.

Сейчас мы готовимся, и студенты, и другие люди готовятся, и я очень прошу ваших молитв, потому что всегда это страшно. Я доверяю Богу, я знаю, что Он все сделает хорошо, но я не очень доверяю себе. Я знаю, что я могу испортить все. Все, что Бог задумал прекрасно, я могу сделать ужасным, поэтому я очень прошу ваших молитв. Вот такая форма для нас новая – погружение в одну книгу, а может быть даже в будущем, если мы хотим глубже погрузиться, и часть книги. Но меньше, чем 8-9 дней – это не работает. Люди должны притереться друг к другу, доверять друг другу, потому что там происходило что-то удивительное. Когда им что-то открывалось, люди вслух начинали каяться, не стесняясь, в слезах, потому что возникло доверие – Бог с нами и тут братья и сестры, это не чужие люди, хотя многие до этого друг друга не знали. Я скажу честно, я такого не встречал, такой открытости и готовности принести покаяние, немедленно, сразу. Только что-то они увидели, они соотносили это со своей жизнью, и это было прекрасно.

Вопросы к Писанию. Конференции

Примерно два года назад тоже вдруг возник вопрос, а как мы можем благословлять Бога, на каком основании? В Послании к евреям говорится, что старший благословляет младшего, мы с Богом в разных весовых категориях, это ясно. А Писание постоянно говорит, что мы должны благословлять Бога. Знаете, есть места в Библии как бы затертые. Мы провели конференцию по этим отрывкам, и тоже разбивались на малые группы, обсуждали, и мне показалось, что это было невероятно важно. И было блистательное окончание этой конференции, когда одна очень скромная, тихая девушка предложила – «а, давайте, пусть каждый благословит каждого, реально, подойдет и благословит», и мы это сделали. Вообще, это радость, благодать была несказанная.

В этом году тоже была такая конференция, к которой, по-видимому, мы не так хорошо подготовились, это в порядке покаяния я говорю. А с другой стороны, выяснилось, что тема слишком обширная: как дары Христа — царственность, пророчество, священство проявляются в нашей жизни, в церковной жизни. Но я все равно рад, что эта конференция прошла. Она многих заставила задуматься над такими темами. Там много народа участвовало из разных церквей. Я не могу сказать, что мы решили эти проблемы, упаси Бог, но мы стали об этом думать и молиться. Мы поняли, что это очень важно для нас, для нашей церковной жизни, в каком бы братстве, деноминации, церкви мы не пребывали. Все равно, это центральные вопросы, которые нельзя отбросить, и это очень плодотворно.

Это тоже форма прикосновения к Писанию, прикосновение через опыт жизни братьев и сестер, через многообразие этого опыта, через осмысление. Мы спорили и спорили сильно, но конечно, по-братски, дружески. Там не было того, что выходило за эти рамки, и мы вышли из этой встречи очень обогащенные. Это было новое прикосновение к Писанию, как бы совершенно другим образом, через проблемы, которые не просты. Я не могу сказать, что мы на сегодняшний день уже что-то поняли, решили, но, по крайней мере, мы к ним приблизились. И это уже большая радость, и за это мы тоже должны, конечно, благодарить. И это тоже занимало практически целый день, больше мы ничем не занимались. Но молитва и прославление тоже было, это ясно, без этого нельзя, но главное – это вхождение в глубину слова Писания. А слово не всегда просто, это надо это иметь в виду. Если Бог даст, и мы на будущий год что-нибудь придумаем, я тогда буду приглашать всех – пожалуйста, буду рад вашему участию.

Вот такие формы рождаются из жизни. Я не посмею сказать, что они новые. История Церкви большая, там все, наверное, уже было. Мы не очень хорошо это знаем, но для нас это новое, и Господь вместе с нами радуется, что Он нас вдохновляет к обновлению наших отношений с Писанием, и оно реально происходит. Мне потом об этом говорили многие люди, что вот, мы просто читали и не обращали внимания, а сейчас мы задумались и поняли, как это важно и как это не просто. Значит, надо продолжать это делать. И слава Богу, значит, мы своей главной цели достигли – мы посмотрели на Писание как на новую книгу, заново. В этом плане все довольны. Потом, когда собирались те, кто был устроителями, мы страшно ругались друг на друга, что вот это не сделано, это не сделано. Но это нормально, это рабочие моменты, всегда мы должны стремиться к лучшему, к совершенству.

Знание ветхозаветного контекста

Что еще можно сказать об обновлении. Сейчас появляются очень важные книги для лучшего понимания Писания, я имею в виду Новый Завет. Есть наука, библеистика, и последние 15-20 лет она развивается и в наших странах. Конечно, среди библеистов есть люди неверующие. Это удивительно, но этот факт надо иметь в виду, и таких авторов не читать. Они в России уже появились, не знаю, как в Украине. Они не страшные, они смешные, но очень жалко их, я не об этом.

Сегодня центр всех новозаветных исследований – это изучение ветхозаветной традиции. Потому что Господь говорит нам с вами, и Он говорит и на украинской мове, и на каком хотите языке, но все-таки в первую очередь Он говорит своим родственникам, тем людям, которые жили вокруг Него. Он пришел в определенное время, в определенном месте и жил, и говорил людям очень определенной культуры. И если мы ее не знаем, эту среду, в которой Он говорил, для нас очень многие вещи становятся не то что закрытыми… Это еще было бы не страшно, все гораздо хуже. Мы приписываем свои смыслы евангельским словам, мы не понимаем, что Он говорит, и тогда мы начинаем фантазировать или просто опять полируем эти места, и просто ничего не видно.

Вот простой пример. Вы обращали внимание, когда Господь исцеляет прокаженных, Он говорит, и не раз – «иди и больше не греши». Я слышал десятки, если не сотни проповедей на эту тему, которые, простите, никакого восторга они не вызывают. Обычно это такие призывы – будьте хорошими, не будьте плохими, вы не грешите, и так Господь учит. И пожилые женщины достают платочки, всхлипывают, а потом, выходя из молитвенного собрания, они это все забывают, потому что как это можно? Писание говорит – «нет человека, который был бы жив и не согрешил». Значит, или Господь такой идеалист розовый, который желает нам всего доброго, и чтобы никогда не грешили, что совершенно нереально, или Он что-то другое имеет в виду. Что же Он имеет в виду? Понятно, считать Его розовым идеалистом – это было бы непристойно, Он реалист такой, которого, пожалуй, больше не встретишь.

Оказывается, в народе Божьем, в ветхозаветном, израильском было некое представление, я не буду обсуждать, оно верно или не верно. И Господь не обсуждает те предрассудки, которые в том народе были, как и у нас они есть, и в каждом народе, в каждую эпоху и в каждой культуре есть свои предрассудки. Но Он их использует, не оспаривая, не борясь с ними, а просто использует. Было такое мнение, которое идет чуть ли не от книги Чисел, что проказа – это наказание за злой язык, за злоречие. Помните эпизод, когда Моисей взял жену, по-видимому, темнокожую, в русском переводе она эфиоплянка, а Аарон и сестра его Мириам говорили против Моисея злые слова. И вот эта женщина, пророчица, сестра Аарона, великий человек, покрывается проказой с ног до головы, вы помните этот эпизод. И через весь Ветхий Завет проходит это представление о том, что злые слова ведут к проказе, это наказание за проказу.

Помните 33 псалом – «Хочет ли человек жить и любит ли долгоденствие, чтобы видеть благо? Удерживай язык свой от зла». А там буквально – «Убьет грешника зло». Злые слова – это не просто что-то такое бранное, нецензурное, злые слова – когда мы говорим о человеке то, чего нет – сплетни и так далее. И тогда становится понятно, что имел в виду Иисус – «иди и больше не греши, чтобы не случилось с тобой худшего», иди и держи язык свой. И оказывается, это для нас это очень важно. Это не просто благое пожелание – будьте добрыми, будьте розовыми, красивыми, это значит – смотри за своим языком. И сразу вспоминается, что пишет апостол про язык, что все укрощено, кроме языка и т.д. И сразу целый ряд выстраивается параллельных мест, которые всплывают в памяти и в сердце, и мы понимаем, что Господь этому уделял много внимания, значит для нас это тоже важно. Проказа – это второстепенно. Злой язык, который всегда при нас – это очень важно. И вот такие маленькие открытия, они вдруг переворачивают наш взгляд на Евангелие, совершенно переворачивают.

Внутренняя честность. Проблемы перевода

Если позволите, я хотел бы, чтобы вы взяли Евангелие. Возьмем очень простой и всем известный отрывок – 3 глава Иоанна, беседа с Никодимом. Никодим, по-видимому, умный человек, несомненно, один из самых умных людей своего поколения. Как вы помните, потом он совершил великое дело – участвовал в погребении Господа. Английский текст называет его noblesse — благородный, благочестивый, достопочтенный, так можно перевести вот это слово. Неважно, это реальный человек или собирательный образ — Никодим был таким, то есть мы должны к нему отнестись со всем почтением. И он не понимает, что говорит Иисус, потому что Иисус говорит сложные вещи, Он говорит о новом рождении свыше. Это тоже тема может быть для особого большого семинара, потому что об этом стоит поразмышлять. Мы привыкли к этим словам. Если взять кого-нибудь, я прошу прощения, и сильно потрясти – «ну-ка, объясни мне, что такое новое рождение свыше», то кроме каких-то междометий, вряд ли что-то реальное услышим. То есть, есть такие вещи, к которым мы привыкли и просто используем их как штампы – «рождение свыше», и мы боимся даже задуматься, войти в эту глубину. Но я сейчас не об этом. Это просто тема, может быть, будущего семинара. Но смотрите, что тут говорит Господь. Я возьму только маленький кусочек этой беседы, потому что если мы будем говорить о 3-й главе Иоанна, понятно, что до вторника мы не прочтем. И больше никто ничего не скажет на этой встрече, и даже никому другому нам не удастся дать слово. Я позволю себе не читать всю эту главу, потому что, наверняка, все знают и читали, тут сидят люди образованные. Вот 14 стих.

Ин. 3:14-15 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

И вот коннотация с книгой Чисел.

Чис. 21: 4-9 … И стал малодушествовать народ на пути, и говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть [нам] в пустыне, ибо [здесь] нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища. И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из [сынов] Израилевых. И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтоб Он удалил от нас змеев. И помолился Моисей о народе. И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив.

Ну, очень странный текст, который надо разобрать, потому что первое впечатление, а у некоторых оно и последнее, что это какая-то магия. Причем тут медный змей? Почему, когда на него посмотришь, то это все равно, что визит к экстрасенсу – «смотри на это три раза в день, и тогда все будет окей»? Ничего не понятно. Значит, надо разобраться. Когда мы встречаем непонятный текст такого рода, у нас есть две возможности. Первая возможность – проскользнуть по нему, ну, мало ли что, давно написано, и все. А вторая – честно сказать «я не понимаю». Честность – это еще один необходимый момент нашего внутреннего состояния, кроме удивления, без которого читать Писание нельзя – честность, внутренняя честность. Я не понимаю, но я хочу понять.

Давайте, снова начнем читать этот маленький отрывок: «И говорил народ против Бога и против Моисея – зачем вывели нас», по-английски against God – «говорили против Бога». Когда мы говорим против, про Бога я боюсь даже говорить, а против какого-то человека я говорю, но какие бы слова я не произносил, смысл их очень простой – «лучше бы тебя не было вообще, лучше я бы тебя не знал, а еще лучше, если бы ты вообще ушел из моей жизни». Вот, что говорят эти люди. Мы можем облечь это в очень интеллигентные, вежливые слова и с улыбкой, даже с реверансом, сказать эту гадость человеку. И это не так будет горько, но смысл всегда такой – «лучше бы тебя не было в живых». Это они говорят Богу и Моисею. И это очень страшно, это проявление не только неверия, это проявление отвержения, отвержения Моисея, то есть это то, что противоположно любви, ненависть.

Дальше появляются змеи. И прежде, чем читать этот следующий стих, мы должны задать себе вопрос. В пустыне змеи – это нормально, не то, что они кишат и их много, но всегда есть. И до этого момента почему-то нет ни одного упоминания, что змеи кого-то жалили. В чем дело, вокруг были только дрессированные змеи? Разумеется, нет. Если человек или народ живет под защитой Бога, Бог им покровительствует, Бог их оберегает, Бог свою защиту дал народу, и поэтому змеи не жалят. А теперь народ говорит – «Ты нам не нужен». Бог никогда не идет против воли человека – «ну, не нужен – не нужен, живите без Меня». И Он снимает свою защиту, и тут же появляются змеи. Вот тут надо обратить внимание на неточность перевода, и русский и английский перевод одинаково плохи – «Бог послал змей против народа». И по-английски точно так же. Но это ужасно. Бог, получается, просто киллер какой-то, убийца. Но надо иметь в виду, что еврейские глаголы обладают одной категорией, которой нет ни в одном европейском языке, ни в русском, ни в английском, про армянский, простите, не знаю, – порода, как бы наклонение. По-русски можно было бы сказать так – «Бог освободил змей». А английский, я видел самый последний очень хороший перевод, в Нью-Йорке издан, там God said get free – «будьте свободны, змеи». Это совершенно другое дело. Он не киллер, Он не посылает змей, Он снимает свою защиту. Они сами отказались, они не хотят, чтобы бы Бог был с ними, они отказались от Него.

Поэтому читать эти страшные слова я просто не в состоянии – «Бог послал змей», это ужасно. Змеи всегда были вокруг них, но Бог оберегал свой народ. Но они отказались, и Бог освободил змей. И умерло много людей. В Библии всегда с числительными надо быть осторожно. Обычно библейское слово «много» или «весь народ», как правило, означает «кое кто». Будьте всегда осторожны – числительные в Библии носят поэтический, а не статистический характер. Это особенно видно, когда, допустим, читаем в Исходе о десяти казнях. Там весь скот погиб, а потом следующая казнь, и там уже снова скот появляется. То есть надо это просто знать, это библейские аксиомы.

«Пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя». Они очень точно формулируют свой грех, это не безумные люди, они понимают, до них дошло. Когда их стали кусать, до них стало доходить, что они сотворили какой-то грех. «Помолись Господу, чтобы удалил от нас змей. Моисей помолился о народе».

Теперь появляется вдруг этот медный змей. И опять для нас это недоумение, зачем он нужен? Дело в том, что это народ другой культуры, другой ментальности. Если бы Моисей сказал – «посмотрите наверх, на небо», они бы сказали – «а, куда смотреть?». Они очень конкретны, смотреть в небо они не умеют. А, что там есть? Ничего там нет. Им нужно точно назвать место, куда смотреть. Поэтому Бог – Он удивительный, Он всегда как бы снисходит к нашей немощи, к нашей культуре, к особенностям наших предрассудков. Это есть у всех людей, в каждом народе. Эти не умеют смотреть вообще, они спрашивают – «смотреть куда, на что».

А дальше опять все похоже на магию, все-таки магический момент как бы остается, – те, кто посмотрит на змея – спасется. Представьте себе, что вы в пустыне. Я очень вас прошу мысленно представить, что вокруг немало змей ядовитых, и тогда я вам задаю вопрос: куда будут кусать змеи? В ноги. Вы стоите в этой пустыне, вы перепрыгиваете с места на место, а на что вы смотрите? На землю смотрите, на свои ноги. Представьте себе, что какие-то змеи уже успели вас укусить. Есть ранки, не обязательно, что это очень ядовитые змеи, от укуса которых мгновенная смерть, а там как-то можно выжить, кровь, яд и так далее. Куда вы будете смотреть? На свои раны, на ноги. Что нужно от человека, чтобы оторвать взгляд от ног, от земли, от ран и посмотреть наверх? Доверие Богу, это очень трудно. Вокруг ползают совершенно реальные змеи, ваши раны – они совершенно реальные, они болят. И вам говорят – «перестань смотреть на свои раны, перестань смотреть на змей, посмотри наверх». Понятно, что это взор к Богу, просто так нельзя написать, в Библии есть своя стилистика – посмотреть на Бога нельзя, это ясно, но наверх можно. Значит те, кто доверился словам Бога, Который сказал через Моисея, и посмотрел, они проявили акт веры, доверия, они оказались спасенными. Те, кто прыгал или по-прежнему смотрел вниз – это реалисты, это нормальные люди, очень здравомыслящие. Потому что те, кто смотрит наверх – это безумцы, это понятно, те оказались под большой угрозой.

Теперь вернемся к Иоанну, потом еще вернемся к книге Чисел. Я снова читаю эти два стиха – «И как Моисей вознес змею в пустыне, так должно быть вознесенному Сыну Человеческому, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». Теперь я вам задаю вопрос: у вас раны есть духовные? Есть. А змеи есть – прикормленные, родные, любимые, с которыми вы как-то пытаетесь установить хорошие отношения? Есть змеи? Домашние, не домашние, дикие, не важно, пригретые змеи. А Иисус говорит странные вещи – перестаньте смотреть на свои раны, перестаньте холить и лелеять своих змей – смотрите на Меня. Оторвите взгляд от своих духовных немощей, ран, искушений, – если это переводить на такой современный язык – смотрите на Меня. Мы, прошу прощения, как известный человек с писанной торбой, носимся со своими грехами – «вот у меня тут грех, тут у меня грех, тут он мне нанес рану». Да, ты кругом грешен, у тебя все в язвах, ноги и руки и так далее. Перестань смотреть на свои грехи – говорит Иисус, – посмотри на Меня, это единственный способ тебе исцелиться. Вот, что Он говорит здесь, вот смысл Его слов. Да, мы все грешники, у нас есть пригретые змеи, прикормленные и так далее. А теперь оторвите от них взгляд, и даже от своих грехов, потому что есть такой профессиональный вид спорта в христианстве – это бесконечное покаяние. Это важно, но до известных пределов. В этом контексте, когда в центре моей жизни не мои грехи, а сам Господь — это фокус, это центр моей жизни, тогда это тоже уйдет все, как ушли змеи, как ушли раны у этих людей.

Оказывается, эти слова не такие уж простые. Господь говорит вещи потрясающе прозрачные, но так это не просто сделать. Мы же привыкли, что самое главное – это наши грехи, и надо каяться, каяться и каяться, и вчера и третьего дня и через пятьсот лет продолжать каяться. А Он говорит – посмотрите на Меня. Вот смысл Его слов, он очень такой, я бы сказал, захватывающий, он пронзительный. Видите, как интересно. Значит, через чтение книги Чисел нам открывается смысл слов Иисуса. Я не знаю, что вы думали об этих словах раньше. Я думал много разных глупостей, причем красивых, скажу откровенно. Оказывается, тут все очень просто и не так красиво. Но попробуй это сделать, чтобы оторвать взгляд от своих прикормленных змей и всего остального. Надо акт веры совершить. Вот это и есть вера, когда в центре жизни не ты сам, не твои грехи, и даже не твое покаяние, что замечательно, а Христос.

Действительно, на тот момент Никодим не видел всей этой глубины, потому что Иисус еще не взошел на крест. Но мы привыкли относиться к таким персонажам евангельским с какой-то долей недоброжелательности – эти ничего не поняли, эти поняли, эти вообще никудышные. Но Господь сам выбирает, кому говорить. И очень часто Он говорит авансом, впрок – «то, что Я говорю, сейчас не поймете, потом поймете». Господь эти слова относит к нам в первую очередь.

И есть устоявшиеся в традиции объяснения тех или иных мест Писания, но мы вправе на них не оглядываться, даже если это прекрасные, очень освященные историей вещи, столетиями и тысячелетиями. Еще один библейский урок: все, что вчера нам открылось, завтра может стать препятствием. Поэтому пишет Павел – «забываю заднее, иду вперед». То, что вчера открывалось, завтра это уже может мне мешать.

Итак, мы говорили о даре удивления, о честности и о готовности не держаться ни за что, чтобы руки были свободны. А у нас столько так называемых «вторичных» святынь, которые мы очень любим тоже, и это справедливо. Они сыграли огромную роль, может быть, не у нас, а у наших предков, в истории. И совсем необязательно их разбивать в порошок, вдребезги. Но надо помнить, что это тоже может стать препятствием в понимании слова Божьего. И держаться мы должны только за Бога, а все остальное, что с Ним не связано, может быть отвергнуто.

Я благодарю вас за долготерпение. Все, что я хотел сказать, я сказал.

 

Добавить комментарий