Корни и плоды

Корни и плоды

 

Продолжаем публиковать заметки В.В. Сорокина на книгу Притч.
Книга Притчей Соломона, сына Давидова, глава 11:19-31, глава 12:1-6

19. Праведность ведет к жизни, а стремящийся к злу стремится к смерти своей. 
20. Мерзость пред Господом — коварные сердцем; но благоугодны Ему непорочные в пути. 
21. Можно поручиться, что порочный не останется ненаказанным; семя же праведных спасется. 
22. Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и — безрассудная. 
23. Желание праведных есть одно добро, ожидание нечестивых — гнев. 
24. Иной сыплет щедро, и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и однако же беднеет. 
25. Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет. 
26. Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ; а на голове продающего — благословение. 
27. Кто стремится к добру, тот ищет благоволения; а кто ищет зла, к тому оно и приходит. 
28. Надеющийся на богатство свое упадет; а праведники, как лист, будут зеленеть. 
29. Расстроивающий дом свой получит в удел ветер, и глупый будет рабом мудрого сердцем. 
30. Плод праведника — древо жизни, и мудрый привлекает души. 
31. Так праведнику воздается на земле, тем паче нечестивому и грешнику. 
1. Кто любит наставление, тот любит знание; а кто ненавидит обличение, тот невежда. 
2. Добрый приобретает благоволение от Господа; а человека коварного Он осудит. 
3. Не утвердит себя человек беззаконием; корень же праведников неподвижен. 
4. Добродетельная жена — венец для мужа своего; а позорная — как гниль в костях его. 
5. Помышления праведных — правда, а замыслы нечестивых — коварство. 
6. Речи нечестивых — засада для пролития крови, уста же праведных спасают их. 

Притч.11:19-31, 12:1-6

Библейский параллелизм

Для библейской поэзии характерен прием, который называет параллелизм. Библейские авторы видят мир как единое целое, сотворенное Богом, а поэтому постоянно соотносят друг с другом разные явления. Это соотнесение придает сказанному немного другое значение, чем кажется на первый взгляд. Соотноситься друг с другом может все, что угодно: звуки, истории (например, история как Иаков обманом получает благословение соотнесена с историей, как его самого обманывает Лаван. И хотя в тексте впрямую не выражено осуждение Иакова, из-за этого соотнесения мы понимаем, что Иаков получил не только благословение, но и возмездие за обман). Могут соотноситься разные части одного библейского стиха. Например: «Имя лучше хорошего масла, и день смерти [человека] лучше дня его рождения.» (Эккл.7:1). Казалось бы, эти утверждения никак не связаны. Но если вдуматься, получится, что в день смерти человек приобретает себе имя и от того, как он прожил жизнь, зависит, какое имя у него будет — доброе или недоброе. «Подумай, о человек, о своих немногочисленных днях, о том, что вскоре плоть ослабеет, и ты прекратишь свое существование. Сделай свое имя бессмертным, так, чтобы, как благовония восхищают ноздри своим благоуханием, так могли все будущие поколения восхищаться твоим именем». (Блаж. Иероним).
Часто параллелизм выражается в том, что вторая часть стиха похожа на первую. Например: «Потому не устоят нечестивые на суде, и грешники — в собрании праведных». (Псалтирь 1:5). Вторая часть стиха может повторять мысль первой, только другими словами. В книге Притч как правило используются противопоставления: «5. Помышления праведных — правда, а замыслы нечестивых — коварство». В первой половине стиха речь о праведных, во второй — о нечестивых или наоборот. Такое постоянное противопоставление отражает главную идею и цель книги Притч — научить человека различать белое и черное, путь жизни и путь смерти. Никаких полутонов книга Притч не знает. Как нельзя быть «немного беременным», так нельзя быть «немного праведным». Либо человек целиком посвящает себя Богу, либо он идет путем смерти прочь от Бога.
Каждый сборник, из которых состоит книга Притч — не просто собрание отдельных афоризмов, но собрание афоризмов, объединенных во что-то вроде песен в нашем понимании, с куплетами и припевами. Припевом обычно служат стихи, где нет противопоставления. Например, стих 30: «Плод праведника — древо жизни, и мудрый привлекает души».
Предлагаемый сегодня отрывок состоит из нескольких частей.

Праведность и нечестие

19. Праведность ведет к жизни, а стремящийся к злу стремится к смерти своей.
20. Мерзость пред Господом — коварные сердцем; но благоугодны Ему непорочные в пути.
21. Можно поручиться, что порочный не останется ненаказанным; семя же праведных спасется.
22. Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и — безрассудная.

Первый из трёх «куплетов» 11-й главы посвящен теме праведности и нечестия как пути жизни и пути смерти (ст. 19, 21), причём нечестие как духовное состояние предполагает искривлённость сердца (20. Мерзость пред Господом — коварные сердцем; искривлённое сердце здесь названо «коварным»). Эпилог (22. Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и — безрассудная.), очевидно, построен на явном несоответствии внешнего и внутреннего (носовые кольца как женские украшения использовались в древнем Израиле достаточно широко). Точно также Христос называет фарисеев «гробами повапленными», то есть украшенными и предупреждает об опасности лицемерия, то есть несоответствия гнилого сердца внешнему благочестию.

Богатство, щедрость и открытость Богу

23. Желание праведных есть одно добро, ожидание нечестивых — гнев.
24. Иной сыплет щедро, и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и однако же беднеет.
25. Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет.
26. Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ; а на голове продающего — благословение.
27. Кто стремится к добру, тот ищет благоволения; а кто ищет зла, к тому оно и приходит.
28. Надеющийся на богатство свое упадет; а праведники, как лист, будут зеленеть.
29. Расстроивающий дом свой получит в удел ветер, и глупый будет рабом мудрого сердцем.

Второй, совсем небольшой по объёму, отрывок (ст. 23 – 25) посвящен теме богатства и отношения к нему человека. Эта же тема поднята и в третьей композиции одиннадцатой главы (27. Кто стремится к добру, тот ищет благоволения; а кто ищет зла, к тому оно и приходит. 28. Надеющийся на богатство свое упадет; а праведники, как лист, будут зеленеть.), но тут говорится также и об устройстве своего дома (29. Расстроивающий дом свой получит в удел ветер, и глупый будет рабом мудрого сердцем.).
Основной темой куплетов, содержащихся в одиннадцатой главе, становится тема открытости человеку своим ближним и вообще миру. Конечно, надежда на богатство осуждается так же, как и в других стихах той же главы, но теперь разговор заходит ещё и о том, как правильно употребить богатство, даже если оно приобретено без нарушения заповеди (24. Иной сыплет щедро, и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и однако же беднеет. 25. Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет. 26. Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ; а на голове продающего — благословение.). Получается, что человек, который хочет удержать богатство только для себя, пусть даже он ничего плохого не делает, неправеден. На этом фоне становится понятней притча о богаче и Лазаре, а также все слова о необходимости раздать богатство в Евангелии. Под удержанием хлеба здесь имеется в виду ситуация голода, когда торговец долго не продает хлеб, чтобы впоследствии продавать его подороже. Похожа на это любая попытка нажиться на несчастьях ближнего. Например, таксисты, завышавшие цену за поезду от аэропорта до Москвы до 10 000 после взрыва в Домодедово в 2011 году.
Если же говорить о духовной составляющей, речь идёт об открытости миру и ближнему, о той открытости, которая до конца явлена лишь в Царстве после прихода Спасителя, но которая всегда была отличительной особенностью жизни тех, кто шёл путём праведности. В разных сферах жизни эта открытость проявляется по-разному. Где-то как финансовая щедрость. Где-то — как готовность прощать. Где-то — как готовность ухаживать за больным родствеником.
Дело тут не в необходимости взаимопомощи и благотворительности, а в том, что жизнь человека ему не принадлежит, и праведники всех времён и народов это понимали. Конечно, короче и точнее Спасителя не скажешь: кто пытается сохранить свою жизнь, тот её теряет, а кто отдаёт её Ему и Царству, тот её сохраняет.
Речь идёт о душе в библейском смысле слова, как о потоке жизни, а не как о какой-то особой сверхъестественной сущности, которая есть у человека и с которой связано бессмертие и духовная жизнь. Поток жизни только тогда может быть полон, когда он наполняется Божьей жизнью, как реки наполняются дождевой и талой водой. Река не проживёт долго в изолированной от окружающего мира трубе. Так и поток человеческой жизни не просуществует долго, если его заключить в трубу свойственной падшему человеку закрытости. Конечно, такая закрытость не обязательно сразу же скажется на физическом здоровье (хотя со временем может и сказаться), но на духовном и психическом состоянии человека она наверняка отразится почти сразу.

Однако открытость не означает отсутствия того русла, по которому течёт поток человеческой жизни. А русло — всегда граница. Граница, придающая форму. Для человеческой жизни такой формой является дом. Разоряющий свой дом глуп, он никогда не обретёт настоящей, полноценной жизни, и ему придётся отдать свою жизнь другому (29. Расстроивающий дом свой получит в удел ветер, и глупый будет рабом мудрого сердцем.). Не случайно тема дома затронута и в двенадцатой главе: там ведь тоже речь идёт о праведности и о нечестии, о том, что наполняет жизнь человека и о том, что её истощает. (7. Коснись нечестивых несчастие — и нет их, а дом праведных стоит. Притчи 12:7).

Плоды и корни

Эпилогом всей главы становится тема плодов праведности и воздаяния как праведнику, так и грешнику (30. Плод праведника — древо жизни, и мудрый привлекает души. 31. Так праведнику воздается на земле, тем паче нечестивому и грешнику). У любого нашего выбора в жизни есть плод, результат. И по этому плоду познается качество наших выборов. О плодах нередко говорится в Новом Завете. Святой Иоанн Креститель призывает крестящихся от него принести плоды покаяния, то есть не просто креститься и исповедовать грехи, но и изменить свою жизнь. Христос говорит о том, что лжепророков и истинных пророков можно узнать по плодам. Плохие плоды, несмотря на красивые слова, говорят о том, что человек лжепророк. В конце концов апостол Павел перечисляет проявления плода Духа Святого: «Плод же Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость,милосердие, вера, кротость, воздержание.»
Первый стих двенадцатой главы (1. Кто любит наставление, тот любит знание; а кто ненавидит обличение, тот невежда.) можно считать вводным к следующей большой части книги. По сути, это очередной призыв к читателю принять наставления, идущие следом, и стать мудрым. Если плодом праведности является полнота жизни, то корнем этого дерева является любовь к наставлению и страх Господень.
Дальше внутри отрывка появляются параллелизмы между строчками, а не только внутри строки. Второй и третий стихи (2. Добрый приобретает благоволение от Господа; а человека коварного Он осудит. 3. Не утвердит себя человек беззаконием; корень же праведников неподвижен) связаны между собой. Праведник это добрый, а нечестивый — это коварный. Праведность таким образом связывается с добротой, а нечестивость с коварством. Обратите внимание, что для принесения плода праведности надо иметь устойчивые корни.

Уста праведных спасают их 

Стихи пятый и шестой (5. Помышления праведных — правда, а замыслы нечестивых — коварство. 6. Речи нечестивых — засада для пролития крови, уста же праведных спасают их) также связаны между собою. Праведный суд мишпат (переведенный у нас как «правда») соответствует спасающим праведника устам, а коварство нечестивых их речам, направленных на пролитие крови.
Если иметь в виду суд не просто как судебную деятельность, а как навык правильной оценки ситуации (т.е. в соответствии с Законом Божиим, Торой), то становится понятно, как праведный суд в помыслах связан со спасением устами: тогда человек знает, что, кому и как сказать в конкретной ситуации. И это для человека спасение. И в духовном смысле, и даже в бытовом зачастую.
Язык выявляет духовное состояние человека даже тогда, когда сам человек бы этого не хотел. Потому что полноценное слово, духовно наполненная речь возможны лишь в том случае, если жизнь полна. А иначе — иногда незаметно для самого человека — язык начинает работать на восполнение недостающего. На то, чтобы украсть у другого то, что от Бога можно получить даром — стоит лишь обратиться к Нему. Конечно, до убийства при этом может и не дойти, но такие усилия всегда направлены на пролитие крови. Ведь в крови — душа, жизнь, которую так хочется забрать у ближнего. Потому, что своей жизни мало, а обращаться к Тому, Кто может её дать — не хочется. Тогда ведь придётся открыться Ему. Но открыться для падшего человека зачастую означает признаться в собственной несостоятельности. То ли дело отнять чужую жизнь: тут всегда чувствуешь себя сильным. Состоявшимся. Полноценным. Между тем, на самом деле такая отнятая у ближнего жизнь — начало конца. Путь к смерти. И каждая новая отнятая частица чужой жизни — шаг на этом пути. Пути, на который встать зачастую бывает куда легче, чем потом с него сойти.

Источник: http://bible.predanie.ru/groups/info/14773/?SECTIO

Добавить комментарий