О пользе благоразумия в Притче о неверном управителе

О пользе благоразумия в Притче о неверном управителе

Автор: Владимир Киров

«Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его; 2 и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. 3 Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь; 4 знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. 5 И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? 6 Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. 7 Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. 8 И похвалил господин управителя неверного[1], что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» (Лк 16:1-8).

Евангелист Лука не говорит нам, как приняли эту притчу ученики Иисуса, но то, что у современных христиан она вызывает недоумение — это известно хорошо.

Действительно, после прочтения притчи возникает много вопросов. Но главное — непонятно с какой целью Иисус рассказывает эту притчу своим ученикам, и чему же она все-таки учит?

Проблема с ее толкованием возникает во многом из-за того, что Иисус умалчивает о том, что же собственно «натворил» управитель, и как он «расточал» господское добро. А именно это и могло бы нам помочь понять ее смысл.

По-видимому, Иисус сделал это намеренно, во-первых, рассчитывая, что его слушателям (а, кроме учеников его слышали мытари и грешники (15:1), фарисеи и книжники (15:2)) не составит особого труда догадаться, в чем же там было дело; и во вторых, здесь Он следует существующей духовной традиции, согласно которой, не принято в деталях описывать совершенный грех, чтобы, тем самым, даже косвенно ему не учить.

Если же мы попытаемся восстановить некоторые детали этой истории, то получается, что дело было так…

У двух арендаторов случился неурожай, и они не смогли выплатить своему господину арендную плату. Один из них был должен ему 50 мер масла, а второй — 80 мер пшеницы. Управитель мог бы взять в залог их имущество, пока они не выплатят эти долги, но он этого не сделал. Он готов был потерпеть, но только с условием, что на следующий год они выплатят их с процентами.

Арендаторам деваться было некуда, и они вынуждены были написать расписки, по которым выходило, что каждый из них должен был уже сто мер.

Управитель сделал это не потому, что хотел таким образом приумножить богатство своего господина, а потому что рассчитывал присвоить эту прибыль себе. При этом он не стал ждать следующего урожая, а начал выбирать из закромов хозяина эту «свою» долю, и расточать ее, подобно тому, как «блудный сын» расточал свое наследство, рассчитывая, что арендаторы-должники в будущем все возместят.

Но, как известно, нет ничего тайного, что не стало бы явным. Господину доложили о проделках управляющего, и тот, призвав его, потребовал отчета.

Что же такого «натворил» управитель? Если мы посмотрим на эту историю с точки зрения Торы, то станет очевидным, что действия управителя в отношении арендаторов-должников были незаконны, ведь сказано: «Если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришлец ли он, или поселенец, чтоб он жил с тобою; не бери от него роста и прибыли и бойся Бога твоего; чтоб жил брат твой с тобою» (Лев 25:36- 37).

Но он взял; и от этого неправедного поступка управителя, стало плохо всем: самому управителю, который мог остаться «на улице», без средств, да еще с испорченной репутацией; арендаторам, на которых было взвалено тяжкое бремя несправедливого долга; но хуже всего стало господину, ведь это его арендаторы, его управляющий, его дом.

Так беззаконие и хаос вошло в тот мир, что был им создан. Но ведь известно, что там, где творится беззаконие, нет ни мира, ни Божьего благословения. А где нет благословения — там нет и богатства, того, истинного богатства, что дается Богом.

Теперь все зависело от того, как поступит управитель: будет ли он продолжать ловчить и хитрить; или же проявит благоразумие и постарается все исправить.

И вот, в этот драматической момент своей жизни, управитель показал себя человеком смышленым и расторопным. Он нашел в этой ситуации спасительный для себя выход, решив, что нужно вернуть все назад. Для этого он призвал должников («каждого порознь»), и велел им написать новые расписки, где был указан уже их истинный долг.

Итак, уладив свои отношения с арендаторами, управитель явился к своему господину. И тот, как сказано в притче, похвалил его за то, что он поступил разумно. И эта похвала была вполне заслуженной, ибо от его благоразумного поступка стало хорошо всем: управитель поправил свою репутацию; должники были рады, что их долг значительно уменьшился; господин был доволен, что законность в его доме была восстановлена; мир и порядок вернулись в него.

(Правда, управитель успел нанести некоторый ущерб господину, но эту проблему решить уже было проще. Хозяин мог обязать своего слугу его возместить, а мог и простить. В любом случае, теперь это уже не могло разрушить его благосостояние).

После благополучного финала этой истории можно задаться вопросом: что же за человек этот управитель, и почему он смог так поступить?

По тому как он мыслит и действует, видно, что это человек далекий от Торы и ее заповедей. Это проявляется даже не столько в том, что он их нарушает, сколько в его своеобразном покаянии. Мы не видим у него такого сердечного сокрушения по своему греху, какое было у «блудного сына». И таких слов: «согрешил я против неба и пред тобою», — от него мы не слышим. В решающий момент он действует расчетливо, преследуя, прежде всего собственную выгоду.

В тоже время, в этой критической ситуации выяснилось, что: он понимает, кто все-таки истинный хозяин в доме; что он трепещет перед его судом; и готов отказаться от «своего» неправедного богатства, ради того, чтобы остаться в его доме.

Кроме того, он понимает, что его жизнь, связана с жизнью других людей; и что двери домов для него будут закрыты, если мира с ближними у него не будет.

Т.е. этот управитель не похож на того «неправедного судью», который «Бога не боялся и людей не стыдился». Его благоразумный поступок как раз свидетельствует, что это человек нелишенный чувства богобоязненности, ведь не зря же сказано: «начало мудрости страх Господень…».

С другой стороны, если мы попытаемся сравнить его с неким человеком, который сознательно исполняет ту же заповедь «не бери роста», то и тот делает это из-за страха Божьего. И выражается это в том, что он признает Бога своим Господином; что этому Господину принадлежит вся земля; его же личная собственность дана ему лишь во временное пользование.

Кроме того, он сознает, что его благосостояние зависит от благосостояния его ближнего. И не берет роста, ибо знает, что если он, таким образом, у него что-то отнимет, то впоследствии, и у него самого также будет отнято. Таким образом, при всей непохожести этих людей друг на друга, между ними есть немало общего.

Видимо поэтому Иисус и рассказывает эту притчу ученикам. Он хочет показать им, что жизнь можно обрести, не только следуя по хорошо известному им пути исполнения заповедей. Человек, подобно этому управителю, может быть далеким от Торы, но если он способен в

своей жизни сделать правильный выбор и поступить благоразумно, то он тоже может спастись. Нужно только, чтобы у него был страх Божий; и он должен стремиться к миру со своими ближними, устраивая отношения с ними по правилу: «не делай ближнему своему ничего из того, что ты не желаешь для себя».

Заканчивая притчу, Иисус не без иронии замечает: «ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде». Этим Он хочет сказать своим ученикам, что в деле своего спасения «сыны века сего» (мытари и грешники), могут даже более преуспеть нежели «сыны света» (фарисеи и книжники). Свободные от пут человеческих заповедей и предписаний, они способны быстрее сообразить, что пришло время отчета «господину», и пора приводить свои дела в порядок.

Эти слова предназначены также и для фарисеев. Если в этом поколении «сыны века сего» разумнее «сынов света», то это означает, что Израиль находится в состоянии духовного кризиса, и, следовательно, настало время для покаяния.

Однако этим «сынам света» Его слова кажутся смешными (16:4). Фарисеи уверены, что они на верном пути: закон они исполняют, поэтому спасение им почти гарантировано. Ни о каком отчете Господину они и не помышляют, поскольку, даже не узнают Его. Страх Божий ими утерян; их смех — свидетельство тому.

Слышали Иисуса и мытари. И вот им то Иисус говорит прямо, без всяких иносказаний: «приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители»[2]. Т.е. Господь говорит: возьмите пример с этого управителя, и поступите также благоразумно; извлеките сейчас выгоду из того богатства, что вы нажили нечестным путем. Обменяйте это неправедное богатство, кажущееся вам сейчас твердым основанием жизни, но которое, в конце концов, неизбежно исчезнет, на тот вечный капитал, что не ветшает — свое доброе имя и друзей. И тогда двери их домов откроются для вас не только здесь на земле, но и небесные обители вам отворятся.

Из всех тех, кто слушал Иисуса, Левий Матфей, несомненно, лучше всех понимал Учителя. Ведь и он, будучи мытарем, пытался собрать неправедное богатство. И перед ним в какой-то момент встал тот же вопрос: «что мне делать?» Наверное, он мучил бы его всю жизнь, если бы Матфей на своем пути не встретил Иисуса. Он узнал в нем своего Господина, ради Которого, можно оставить все. И благоразумно поменял свой дом на место рядом с Ним.


[1] точнее: неправедного.

Добавить комментарий