Прощеное воскресенье, вечерня

Прощеное воскресенье, вечерня

 

Митрополит Антоний Сурожский

Проповедь 1 марта 1998 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы сегодня вечером полностью вступаем в Великий пост. Все прошлые недели были временем, когда мы должны были погрузиться в себя, произвести над собой внимательный, строгий, очищающий суд. А теперь мы вступаем во время, когда шаг за шагом должны следовать за Христом, сначала в Страстные дни и на Голгофу, на Распятие, а затем приобщиться, каждый сколько сумеет, каждый сколько кому будет Богом дано, к радости и чуду Воскресения. А затем выйти в мир, как Апостолы вышли для того, чтобы принести миру, в котором мы живем, радость и спасение.

Но сегодня мы вступаем в Великий пост дверью покаяния. Мы молимся о том, чтобы Господь простил нам грехи наши так же, как мы проща­ем тем, которых мы считаем своими должниками, и, с другой стороны, чтобы они нас простили.

Когда мы думаем о прощении, мы думаем о том, что виноватый дол­жен признать свою вину и будет прощен, то есть что все будет забы­то, что прошлого не будет, что наступит время, где все новое. Но это далеко не так, потому что все мы знаем, что даже когда мы иск­ренне покаялись, когда сердце наше разрывалось от скорби о нашей греховности, — даже тогда эта греховность наша не изжита и грехи наши всё еще на нас тяготеют.

И когда мы просим прощения у другого, мы должны сознавать, что он это знает, и когда кто просит прощения у нас, мы должны знать, что и он не свободен, но что он имеет решимость, а, может быть, только жела­ние, а, может быть, только мечту о том, чтобы стать новым человеком.

Прощение заключается не в том, чтобы всё было изглажено, а в том, что мы человеку говорим и от человека ожидаем тех же слов: “Ты еще не свободен от своего прошло­го, но я в тебя верю, я верю, как Бог в тебя верит, до последнего дня твоей жизни я буду верить в возможность для тебя стать новой тварью. Прошу и тебя — взгляни на меня! Я перед тобой виноват, и не только перед тобой, — перед сонмом людей я виноват; и я молю всех: братья, сестры, дети, отцы и матери — не теряйте надежды, не теряйте веры в возможность и мне покаяться и начать новую жизнь”.

Вот о чем мы будем просить сейчас Христа Спасителя, и Божию Матерь, и святых, имена которых мы носим, и святых, которые нам до­роги, и ангела нашего хранителя, и друг друга: “Прости!”. Это зна­чит: не теряй надежды! Не теряй веры в возможность мо­его исправления.

И тут вспоминается слово святого апостола Павла, который говорит: друг друга тяготы носите, и так вы исполните закон Христов (см. Гал 6:2). Будьте готовы нести на своих плечах чужую греховность, чужую слабость, все то, что удручает, ломает, калечит, уродует другого человека; каждому из нас велено это нести вместе с другим и ради другого в надежде, что найдется хоть один человек, который за нас и вместе с нами понесет нашу греховную ношу.

Подумаем об этом; подумаем о всех тех, перед которыми мы так или иначе виноваты. И если это возможно, подойдем к ним и скажем: я перед тобой ви­новат! я еще не изменился, не изменилась, я всё еще такой, такая, какой был, но я имею волю, желание, мечту стать другим человеком. Понеси со мной эту ношу терпением, верой, надеждой, а если можешь — даже любовью. А любовь — подвиг великий; любовь не заключается в ласковых чувствах; любовь заключается в том, чтобы человек свою душу, свой покой, свою радо­сть отдал другому ради его спасения.

Мы сейчас будем просить прощения у Христа, Матери Божией, будем просить прощения друг у друга: будем именно так, всерьез просить прощения и возьмем вместе тяготу каждого из нас и всех нас вместе взятых.

Я говорил долго, и хочу еще одно прибавить, и говорю это все из глубины моей души. Я перед всеми вами, перед каждым из вас, перед каждой из вас безнадежно виноват; я обманул все надежды, я оказался неверен и Богу, и Церкви, и людям — и я прошу вас: потерпите! Помолитесь о том, чтобы и мне покаяться. Я это говорю не ради проповеди, не ради красного словца, я говорю это из раздирающей душу боли: перед каждым из вас, кто здесь, перед всеми, кого здесь нет, живыми и теперь усопшими я виноват и заслуживаю полного осуждения.

В одном месте Евангелия говорится: от слов своих оправдишься и от слов своих осудишься. То, что я проповедую, то, что я пишу, то, что я говорю, является правдой, и каждое это слово — мое осуждение: так ты знал, и так ты не жил… Помогите мне; понесите молитвенно и мою тяжелую тяготу. И будем друг ко другу относиться именно так: надеяться на всё, верить в возможность всего, поддерживать друг друга. И тогда рано или поздно, мо­жет быть, самое каменное сердце треснет, может быть, самая оледенелая душа растает, может быть, самая уродливая жизнь изменится — не молитвами одними, а тем, что другие не отреклись, не отвернулись, не сказали: ты нам чужой, ты нам осквернение, ты оскорбление Христу, ты поругание Евангелия… Друг друга тяготы носите… Станем носить друг друга тяготы, и исполним этим закон Христов. Аминь!

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 35, 2003

Добавить комментарий