Псалом 21

Псалом 21

Комментарий Михаила Зеленого

В книгах Ветхого Завета есть много мест, в которых можно увидеть пророчества о Христе, но 2 из них выделяются особо: 21-й псалом и 53-я глава Книги Исаии. Про них можно сказать, что это уже больше, чем просто пророчество, – говоря словами блаж. Иеронима Стридонского, это «не столько пророчество, сколько Евангелие». Они как будто написаны у подножия Креста Господня, что и даёт основание поговорить об одном из них.

Но сначала сделаю несколько замечаний. Прежде всего – почему 21-й псалом «как будто написан у подножия Креста»? Потому, что первые его слова (это в обычной нумерации 2-й стих, но на самом деле 1-й стих – это, строго говоря, не часть псалма, а заголовок: указание для пения) согласно повествованию евангелистов Матфея и Марка совпадают со словами, которые были сказаны Христом на Кресте перед кончиной, а в других стихах псалма мы можем увидеть ряд подробностей Распятия: в частности, стих 19-й – «делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий» (или «разделиша ризы моя себе, и об одежде моей меташа жребий» по-славянски), – исполнился, как мы знаем, буквально, что было отмечено всеми четырьмя евангелистами.

Второе – когда мы будем читать псалом, то заметим, что его церковнославянский и русский переводы в некоторых местах явно различаются по смыслу (к слову, это справедливо и для других псалмов, да и вообще для книг Ветхого Завета). С чем это связано?

Дело в том, что большинство книг Ветхого Завета были написаны на древнееврейском языке, но их церковнославянский перевод сделан не непосредственно с него, а с древнего (он был сделан ещё до Рождества Христова) перевода на греческий язык, называемого переводом 70 толковников, или по-гречески Септуагинтой. В этом переводе в ряде мест есть расхождения с тем древнееврейским текстом, с которого был сделан наиболее нам известный русский синодальный перевод.

Причина этих расхождений разная: прежде всего дело в том, что в древности могли существовать расхождения в разных списках древнееврейского текста Священного Писания, разные его изводы и версии, и та версия текста, с которой делался перевод Семидесяти, могла и отличаться от более поздней, которая и дошла до нас.

Где-то переводчики не просто перевели текст, а истолковали его. Где-то они могли просто принять одну букву за похожую, а особенность древнееврейского языка такова, что при такой замене нередко получается вместо одного слова совсем другое с другим смыслом (надо сказать, что иногда такие замены букв могли делаться сознательно – как это ни странно для нас, это был в тогдашней традиции один из приёмов толкования текста). В подробности мы вдаваться не будем, но просто надо знать, почему такое бывает, и не удивляться.

Следующее замечание – так скажем, методологического свойства. Есть такой способ истолкования целого ряда псалмов, к которым относится и 21-й, – вкладывать их в уста Христа, воспринимая как Его слова. Именно так толкуются такие псалмы многими Святыми Отцами, которые переняли этот подход из Нового Завета, где есть ряд мест, в которых слова псалма истолковываются как слова Христа, например, в Евангелии от Иоанна (2:17) после изгнания Христом торгующих из храма «ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня» – это стих 10-й 68-го псалма. Тот же стих того же псалма (второе его полустишие), кстати, аналогичным образом использует апостол Павел в Послании к Римлянам – «Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня» (и таких мест в Новом Завете немало). Итак, мы будем читать в свете этой достойной традиции 21-й псалом как слова Христа, тем более что, как я уже сказал, первые его слова реально из Христовых уст и прозвучали.

Ну и наконец, хотя, как я сказал, богословски верно понимать 21-й псалом как звучащий из уст Христовых, не будем забывать и о прямом его историческом смысле: Священное Писание нередко имеет несколько планов – прямой исторический, пророческий и т. п., и важно для правильного понимания все их иметь в виду.

Скорее всего 21-й псалом был написан святым царём и пророком Давидом во время одного тех обстояний, которых было в его жизни до воцарения очень и очень много: он был в настолько безысходном положении, что гибель казалась неминуемой, но неожиданно Бог его избавляет, за что Давид и возносит Ему хвалу.

Как сказано в «Толковой Библии» Лопухина, такая безвыходность положения Давида относится ко временам Саула, когда он был окружен с одной стороны горами, а с другой пустыней, а навстречу ему шел Саул с войском. Гибель Давида казалась неизбежной, но слух о нападении в это время на южные пределы государства филистимлян (1 Цар 23:24–28) побудил Саула выступить на защиту государства, чем и был спасен Давид.

Теперь давайте внимательно прочтём псалом в трёх переводах – церковнославянском, русском синодальном и в переводе Павла Александровича Юнгерова – замечательного русского учёного-библеиста XIX – начала XX века. Этот перевод важен тем, что сделан с греческого перевода Семидесяти, т. е. с того же оригинала, что и церковнославянский перевод. Тем самым перевод Юнгерова поможет лучше понять его, особенно тем, для кого славянский перевод не очень понятен.

Ну а затем мы постараемся разобрать если не псалом целиком, то хотя бы отдельные наиболее значимые его стихи. Сразу скажу, что 1-й стих мы разбирать не будем: там тоже много интересного, но как я уже упоминал, всё-таки это заголовок, а сам псалом начинается со 2-го стиха.

Боже мой! Боже мой! внемли мне для чего Ты оставил меня?

Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставилъ мя еси?

Боже, Боже мой, вонми мне! Для чего Ты оставил меня?

Как уже было сказано, эти слова мы читаем у евангелистов Матфея и Марка, когда они говорят о крестных страданиях Господа: «А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф 27:46), «В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? – что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк 15:34).

В историческом аспекте это страдальческий вопль Давида, попавшего в, казалось бы, безвыходное положение. Страшнее всего для него то, что он чувствует себя оставленным Богом. Но как следует это понимать христологически? Как Единородный Сын Божий может говорить, что Он оставлен Богом? Прежде всего, конечно, как объясняет Евфимий Зигабен, эти слова не означают, что Отец отделился от Сына, но Христос произносит эти слова в силу страха смерти, который Он испытывал по Своей человеческой природе, – о том, что это так, мы можем знать из Его Гефсиманского моления: по Своему человечеству, несомненно, Христос страдал и телесно и душевно.

Второе объяснение даёт святитель Афанасий Великий: Христос говорит эти слова от имени всего человеческого рода – мы были отвержены и оставлены за преступление Адама, и Христос как наш Заступник и Ходатай умоляет Отца обратить Своё Лицо к нам. Уже было сказано, что понимание ряда псалмов как молитвы Христа является древней апостольской и святоотеческой традицией, а комментарий свт. Афанасия раскрывает важный аспект: это не просто личная молитва Христа, а молитва, которую Он как Первосвященник Нового Завета возносит к Отцу за всё человечество.

Далеки от спасения моего слова вопля моего. Боже мой! я вопию днем, – и Ты не внемлешь мне, ночью, – и нет мне успокоения.

Далече от спасенiя моего словеса грехопаденiй моихъ. Боже мой, воззову во дни, и не услышиши, и въ нощи, и не въ безумiе мне.

Удаляют меня от спасения слова грехопадений моих. Боже мой! Взываю днем и ночью, и не слышишь, (хотя это) и не (было) безумием мне.

Здесь мы имеем примечательное расхождение между русским и славянским переводом: согласно первому, Псалмопевец просто вопиет к Богу о том, что Господь его не слышит, не посылает ему спасение. Это вполне естественно звучит и из уст Давида, и, если иметь в виду сказанное только что, – и из уст Христа.

Вполне естественно звучат в устах Давида и слова согласно греческому переводу (напоминаю, что славянский сделан с него) – он покаянно видит причину случившегося с ним в своих грехах. Но вот в устах Христа эти слова звучат, казалось бы, по меньшей мере странно: ведь Он безгрешен – как же Он может говорить о Своих грехопадениях?

Вспомним место из 68-го псалма, о котором уже говорилось, – «злословия злословящих Тебя пали на Меня». Христос – Тот, кто по словам пророка Исаии «взял на Себя и понёс наши болезни, [] изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши, [] и ранами Его мы исцелились» (Ис 53:4–5). Грехопадения, о которых говорит Христос в псалме, – это грех человечества, искупить который Своим страданиями и был призван Безгрешный.

Но Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля. На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их; к Тебе взывали они, и были спасаемы; на Тебя уповали, и не оставались в стыде. Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: «он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему».

Ты же во святемъ живеши, хвало Израилева. На тя уповаша отцы наши: уповаша, и избавилъ еси я: къ тебе воззваша, и спасошася: на тя уповаша, и не постыдешася. Азъ же есмь червь, а не человекъ, поношенiе человековъ и уничиженiе людiй. Вси видящiи мя поругашамися, глаголаша устнами, покиваша главою: упова на Господа, да избавитъ его, да спасетъ его, яко хощетъ его.

Ты же во святом живешь, хвала Израиля! На Тебя уповали отцы наши, уповали и Ты избавил их. К Тебе взывали, и были спасаемы, на Тебя уповали и не были в стыде. Я же – червь, а не человек, поношение у людей и уничижение в народе, Все, видящие меня, насмехались надо мною, кивали головою, говорили устами: «Он уповал на Господа, пусть Он избавит его, пусть спасет его, если угоден Ему».

В этих стихах Давид изображает тяжесть своего положения. Над ним, как противником царя, издеваются; он беззащитен и слаб, как червь, которого легко раздавить. Но беспомощность Давида не только ни в ком не вызывает естественного чувства сострадания, а наоборот, провоцирует издевательство над его верой в Бога.

Мы видим контраст между тем, что в прошлом Бог спасал уповавших на Него отцов, т. е. предыдущие поколения богоизбранного народа, и тем, что Давид не получает ответа на свой вопль и потому сравнивает себя с червем, попираемым всеми. Его уничиженное положение вдвойне тяжело потому, что окружающие смеются над ним, и не просто над ним, но что ещё страшнее – над его упованием на Господа.

Это не просто контраст между помощью Божией отцам и оставленностью псалмопевца, но куда большее – контраст между хвалой Бога и хулой на Него. Отцы, избавленные Господом, за это воспевали Его и прославляли Его святость – поэтому Бог и назван «живущим среди славословий Израиля». Враги же Давида, смеясь над его надеждой на Господа, тем самым хулят Его.

И воистину эти злословия пали на Христа – не удивительно, что слова псалма буквально сбылись в жизни Спасителя: «Проходящие же злословили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста. [] других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын» (Мф 27:39–40, 42–43).

Слова «я червь, а не человек», казалось бы, трудно понимать в мессианском смысле как относящиеся ко Христу, но на самом деле, как ни странно, это именно так: по словам прп. Максима Исповедника, «Христос называется червем, потому что носил плоть как приманку для демонов, под которою скрывалась уда Божества». Следует заметить, что такая метафора нередко используется в гимнографии – например, см. тропарь из 7-й песни воскресного канона 5-го гласа: «Плотию обложься якоже на удице льщения, Божественною Твоею силою змия низвлекл еси…»

Обратим также внимание на две особенности, которые мы видим в переводах с греческого: во-первых, о Боге говорится, что Он живёт в Своём святилище («святое» – в данном случае по прямому смыслу просто синоним слова «святилище», т. е. Храм). В общем-то это просто другими словами сказанное то же, что и в русском переводе: понятно, что в Храме Богу воздаётся славословие.

Но возможно понимать это и глубже – вспомним, что в Евангелии Христос говорил о «храме Тела Своего» (Ин 2:21), поэтому можно усмотреть здесь следующий смысл: Святым, в Котором обитает Бог, является Христос, в Котором, по словам ап. Павла, «вся полнота божества обитает телесно» (Кол 2:9). Во-вторых, Бог именуется «хвалой Израиля», что вызывает в памяти другие слова ап. Павла – «хвалящийся хвались Господом».

Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей.На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты – Бог мой. Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет.

Яко ты еси исторгiй мя изъ чрева, упованiе мое от сосцу матере моея. Къ тебе приверженъ есмь от ложеснъ, от чрева матере моея Богъ мой еси ты. Да не отступиши от мене, яко скорбь близъ, яко несть помогаяй ми.

Но Ты извлек меня из чрева, упование мое от сосцов матери моей. К Тебе привержен я от рождения, от чрева матери моей Ты – Бог мой. Не отступай от меня, ибо скорбь близка, а помощника у меня нет.

Псалмопевец говорит о том, что был привержен Господу с детства, впитал благоговение и привязанность к Нему, что называется, с молоком матери. И когда нет надежды на человека, на человеческую помощь («помощника нет»), он вызывает к своему Богу, ибо, как сказано в другом псалме (Пс 26:10), «отец мой и мать моя оставили меня, но Господь примет меня». Больше нет ему защиты – только Господь.

Отметим также, что в словах «Ты извлек (исторг) меня из чрева» Отцы видят указание на бессеменное зачатие Христа: «Ибо единого Христа исторг Бог из Марии, прочие же люди не исторгаются, а исходят, как сказано: изыде Исав, яко кожа космат» (свт. Афанасий Великий). А в словах «помощника нет» можно усмотреть пророчество о том, что ученики оставили Христа (Мф 26:37, 56; Мк 14:33).

Множество тельцов обступили меня; тучные Васанские окружили меня, раскрыли на меня пасть свою, как лев, алчущий добычи и рыкающий.

Обыдоша мя телцы мнози, юнцы тучнiи одержаша мя: отверзоша на мя уста своя, яко левъ восхищаяй и рыкаяй.

Окружило меня множество тельцов, тучные волы обступили меня. Раскрыли на меня пасть свою, как лев, похищающий (добычу) и рыкающий.

Псалмопевец говорит о том, что окружен врагами (вспомним исторический контекст – Давид заперт между пустыней и горами, а на него идёт Саул с войском). Враги его так многочисленны и сильны, как многочисленны и тучны тельцы васанские (Васан – область на берегу Иордана, включающая в себя Голанские высоты и гору Ермон; он имел богатые пастбища, а потому преобладающим занятием обитателей его было скотоводство, особенно много было рогатого скота). Вместе с тем они так же грозны по отношению к нему, как львы для обыкновенных животных.

Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей. Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной. Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий.

Яко вода излiяхся, и разсыпашася вся кости моя: бысть сердце мое яко воскъ таяй посреде чрева моего. Изсше яко скудель крепость моя, и языкъ мой прильпе гортани моему, и въ персть смерти свелъ мя еси. Яко обыдоша мя пси мнози, сонмъ лукавыхъ одержаша мя: ископаша руце мои и нозе мои. Исчетоша вся кости моя: тiи же смотриша и презреша мя. Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребiй.

Я разлился, как вода, и рассыпались все кости мои, сердце мое стало, как воск тающий, посреди чрева моего. Сила моя иссохла, как черепок, и язык мой прилип к гортани моей, и в прах смерти Ты низвел меня. Сосчитали все кости мои, а сами смотрели презрительно на меня. Разделили ризы мои себе и об одежде моей метали жребий.

Надежды нет. Псалмопевец уже видит своё неизбежное поражение, за которым, если он останется в живых и попадёт в плен, последует позорная казнь. От страха перед этим он словно растаял, лишился твёрдости: пролился, как вода, сердце растаяло, как воск, кости рассыпались, силы его пропали, как высыхает вода в скудельном сосуде, когда его обжигает горшечник. Он настолько измождён, что уже не может издать ни звука – «язык прилип к гортани».

В этих стихах мы видим почти буквально подробности крестных страданий Спасителя, поэтому в христианском понимании с древнейших времён они считались пророческими:

пролился, как вода, рассыпались все кости – распятый беспомощно свисал, как мешок с костями, а потоки крови омывали крест;

язык прилип к гортани – от кровопотери и жары человек на кресте испытывал сильнейшую жажду (Святые Отцы также относят эти слова к тому, что Христос молчал перед обвинителями);

пронзили руки и ноги – что называется, «без комментариев»;

можно было бы перечесть все кости – ребра и другие кости выделялись от растяжения тела и обезвоживания;

псы окружили, скопище злых обступило, смотрят и делают зрелище – см. «И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий» (Лк 23:35);

делят ризы и об одежде бросают жребий – сбылось буквально, о чём пишут все четыре евангелиста.

От Матфея 27:35 Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий;

От Марка 15:24 Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять.

От Луки 23:34 Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий.

От Иоанна 19:23 Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. 24 Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий.

Но Ты, Господи, не удаляйся от меня; сила моя! поспеши на помощь мне; избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою; спаси меня от пасти льва и от рогов единорогов, услышав, избавь меня.

Ты же, Господи, не удали пóмощь твою от мене: на заступленiе мое вонми. Избави от оружiя душу мою, и изъ руки песiи единородную мою. Спаси мя от устъ львовыхъ, и от рогъ единорожь смиренiе мое.

Ты же, Господи, не удали помощь Твою от меня, поспеши ко мне на защиту. Избавь от меча душу мою и от пса единородную мою. Спаси меня от пасти льва и от рогов единорогов меня смиренного.

Давид молит Бога о спасении: спаси от псов одинокую мою душу, т. е. меня, одинокого, избавь от врагов; «от рогов единорогов» – от рогов единорога, носорога, чем Давид образно рисует силу и жестокость врагов.

Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя.

Повемъ имя твое братiи моей, посреде церкве воспою тя.

Возвещу имя Твое братьям моим, посреди церкви воспою Тебя.

Содержание псалма изменяется: ранее оно было скорбно-просительное, теперь же – благодарственно-хвалебное. Можно думать, что вторая часть псалма была написана Давидом по окончании гонений.

C христологической точки зрения так же, как первая часть псалма является пророчеством о Страстях Христовых, вторая – о Его воскресении и плодах последнего. 24-й стих псалма дословно цитируется в Послании к Евреям в том месте, где раскрывается смысл воплощения Христова и Его Крестной Смерти (Евр 2:11–18).

Ибо и освящающий и освящаемые, все от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя. И еще: Я буду уповать на Него. И еще: вот Я и дети, которых дал Мне Бог. А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству.

Данное место из Послания к Евреям можно считать комментарием и к этому стиху, и ко всему хвалебному окончанию псалма. Заметим, что за богослужением оно звучит как на Благовещение, так и в Великий Пяток на 6-м часе.

Боящиеся Господа! восхвалите Его. Все семя Иакова! прославь Его. Да благоговеет пред Ним все семя Израиля, ибо Он не презрел и не пренебрег скорби страждущего, не скрыл от него лица Своего, но услышал его, когда сей воззвал к Нему. О Тебе хвала моя в собрании великом; воздам обеты мои пред боящимися Его.

Боящiися Господа, восхвалите его, все семя Иаковле, прославите его, да убоится же от него все семя Израилево: яко не уничижи, ниже негодова молитвы нищаго, ниже отврати лице свое от мене, и егда воззвахъ къ нему, услыша мя. От тебе похвала моя, въ церкви велицей исповемся тебе: молитвы моя воздамъ предъ боящимися его.

Боящиеся Господа, восхвалите Его! Все семя Иакова, прославьте Его! Да убоится Его все семя Израиля! Ибо Он не презрел и не отверг молитвы нищего, и не отвратил лица Своего от меня, и когда я воззвал к Нему, Он услышал меня. От Тебя похвала моя: в собрании великом исповедуюсь Тебе, обеты мои исполню пред боящимися Его.

Псалмопевец призывает «всё семя Израилево» восхвалить Бога за своё избавление. В устах Давида это, казалось бы, риторическое преувеличение, но не только: Давид знал, что он избран Богом для того, чтобы возглавить Израиль и освободить его, завершив то, что не было закончено в эпоху Иисуса Навина и Судей. В свете этого понятно, почему он призывает весь Народ Божий восхвалить Бога за своё избавление.

Но, разумеется, Давид здесь прежде всего прообраз своего великого потомка – Христа, Своей смертью лишившего силы «имеющего державу смерти» и избавившего род человеческий. Христос как Первосвященник от имени всего человечества возносит Отцу хвалу за это освобождение, призывая присоединиться к ней и Израиль по плоти, и все народы, («боящиеся Господа»), призванные отныне в Царство Господне.

Да едят бедные и насыщаются; да восхвалят Господа ищущие Его; да живут сердца ваши во веки!

Ядятъ убозiи, и насытятся, и восхвалятъ Господа взыскающiи ега: жива будутъ сердца ихъ въ векъ века.

Да едят убогие и насытятся, и восхвалят Господа ищущие Его, живы будут сердца их в век века.

Прямой смысл этих слов таков: в благодарность за свое избавление Давид дает Господу обет принести благодарственную жертву. Мясо жертв подавалось на трапезе во имя Господа. К участию в этом праздничном пире псалмопевец и приглашает всех боящихся Господа и взыскующих Его, чтобы разделить с ними свою радость.

Понятно, что смысл и этих слов глубже их прямого значения. Иудейская традиция видит в них указание на мессианскую трапезу – пир, который даст Мессия после того, как придет и установит Царство Господне. В этом пире примут участие все имеющие наследовать Царство. Такое понимание, как мы увидим, не чуждо и христианству.

Интересно, что иудейская традиция, как и христианская, считала 21-й псалом мессианским, но в отличие от последней – только завершающую, хвалебную часть псалма: многие раввинские комментарии говорят о том, что эти слова исполнятся «во времена избавления, во дни Мессии». Такой акцент объясняется тем, что идея страдающего Мессии не принимается иудеями, и поэтому им было бы затруднительно истолковать слова о страданиях применительно к Нему.

В христианском понимании мессианский пир, «брачная вечеря Агнца», как он называется в Апокалипсисе, – это Евхаристия: претерпевший страдания «даже до смерти» Христос победил смерть и созывает на Свою Трапезу всех «ищущих Господа», чтобы, напитавшись Его Телом и Кровью, они приобщились жизни вечной. Так исполняются слова псалма «живá бýдутъ сердцá и́хъ въ векъ века».

Евхаристическое понимание 21-го псалма дает целый ряд святоотеческих комментариев. Проявляется оно и в том, что 21-й псалом нередко входил в различные изводы Последования ко Святому Причащению – например, в тот, что доныне используется старообрядцами (исторически существовали различающиеся версии этого Последования, которые могли различаться набором псалмов, текстом молитв и т. п. – тот текст, что печатается в современных молитвословах, далеко не единственный).

Вспомнят, и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Тобою все племена язычников, ибо Господне есть царство, и Он – Владыка над народами.

Помянутся и обратятся ко Господу вси концы земли, и поклонятся предъ нимъ вся отечествiя языкъ: яко Господне есть царствiе, и той обладаетъ языки.

Будут вспомянуты и обратятся ко Господу все концы земли, и поклонятся пред Ним все племена народов. Ибо Господне царство, и Он обладает народами.

Псалмопевец говорит об обращении к Богу всего мира: вспомнят все народы о той помощи, какую Господь оказывал своим праведникам, и будут поклоняться Ему как единому, истинному Богу, что и должно быть, так как ведь только Господу принадлежит вся земля и все народы.

Почему говорится, что народы «вспомнят»? Потому, что некогда Адам и его потомки знали Бога, но впоследствии человечество забыло Его, погрузившись во мрак языческого идолопоклонства и многобожия. Благая Весть о Спасении во Христе должна побудить их вспомнить то, что было ими забыто. Впрочем, в славянском переводе вслед за греческим акценты расставляются несколько иначе: народы обращаются к Господу потому, что Он их помянул и призвал к Себе. Но два этих понимания не столько противоречат друг другу, сколько дополняют.

Будут есть и поклоняться все тучные земли; преклонятся пред Ним все нисходящие в персть и не могущие сохранить жизни своей.

Ядоша и поклонишася вси тучнiи земли: предъ нимъ припадатъ вси низходящiи въ землю: и душа моя тому живетъ.

Будут вкушать и поклонятся все тучные земли: пред Ним припадут все, сходящие в землю, и душа моя для Него живет.

Этот стих вызывает в памяти знаменитые слова апостола Павла о Христе: «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп 2:9–11). Богатые и славные, уверовавшие в Господа и обогатившиеся благочестием и добродетелью, будут вкушать и насытятся благ от Божественной трапезы, которую уготовал Бог верующим в Него.

Потомство [мое] будет служить Ему, и будет называться Господним вовек:

И семя мое поработаетъ ему: возвеститъ Господеви родъ грядущiй:

И семя мое поработает Ему: возвестит Господу род грядущий,

«Вот я и дети, которых дал мне Господь» – говорит пророк Исаия. Вторит ему псалмопевец Давид: «Потомство мое будет служить Ему, и будет называться Господним вовек». Под этим потомством нельзя разуметь обыкновенное потомство Давида, которое не всегда было верно Богу, но то семя, которое от него произошло по Божественному обетованию, т. е. Христа, а через Него – все, кто принял Его верою и которым дано право – «быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин 1:12, 13), т. е. все христиане, возрожденные благодатью Святого Духа в купели святого крещения.

Придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что сотворил Господь.

И возвестятъ правду его людемъ рождшымся, яже сотвори Господь.

И правду Его возвестят людям, имеющим родиться, которых сотворил Господь.

Милости, оказанные Давиду Богом, сохранятся в памяти последующих поколений людей; каждое из них будет прославлять Бога и возвещать о тех делах, которые Он совершил среди людей, защищая праведных и карая нечестивых. Это предсказание Давида уже осуществилось и будет осуществляться: его песни читались и будут всегда читаться людьми, тем самым передавая знания из рода в род о великих делах Божиих. И, разумеется, сказанное в отношении Давида ещё более уместно в отношении Христа, спасительный подвиг Которого будет прославляться в Церкви из рода в род до скончания века.

Добавить комментарий