030 Руфь-моавитянка, бабушка Давида. Книга Руфь

030 Руфь-моавитянка, бабушка Давида. Книга Руфь

Книга Руфь повествует о событиях, которые происходили в эпоху Судей. История здесь переплетается с художественным повествованием. Несмотря на драматичность сюжета, здесь мы не встретим ни одного отрицательного персонажа. Закон здесь не просто не нарушают, а перевыполняют, исполняют с избытком. Дружба и верность, явленная женщинами в этой книге, остается недосягаемым идеалом и для мужчин. Бог здесь не действует внешним образом, но Его присутствием пропитано все повествование. Эта книга является как бы прологом к рождению Давида, царя-помазанника Божия. И поэтому книга Руфи – как бы островок Царства Божия, просвечивающий через прочие истории этой довольно мрачной эпохи.

 

 

1:1 В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских.

2 Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь, а имена двух сынов его Махлон и Хилеон; [они были] Ефрафяне из Вифлеема Иудейского. И пришли они на поля Моавитские и остались там.

3 И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими.

4 Они взяли себе жен из Моавитянок, имя одной Орфа, а имя другой Руфь, и жили там около десяти лет.

5 Но потом и оба [сына ее], Махлон и Хилеон, умерли, и осталась та женщина после обоих своих сыновей и после мужа своего.

 

Ранее мы говорили о том, что Бог дал землю народу Израиля в благословение. Если живешь хорошо, то питаешься молоком и медом. Если тебе плохо живется – значит, живешь не богоугодно, исправляй жизнь. Но уходить по своей воле из этой земли по меньшей мере странно.

Елимелех же уходит не просто куда-то, а к моавитянам-язычникам, народу хоть и родственному, но враждебному, — и вскорости умирает.

Уже это должно было бы отрезвить семью (Бог отнял Свое благословение). Но его дети не только остаются в Моаве, но и породняются с язычницами. Между тем, в Законе сказано, что  «Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки, потому что они не встретили вас с хлебом и водою на пути, когда вы шли из Египта, и потому что они наняли против тебя Валаама, сына Веорова, из Пефора Месопотамского, чтобы проклясть тебя» (Втор. 23:3-4). И жизнь детей тоже оканчивается довольно рано. Остается одна Ноеминь со своими снохами.

 

6 И встала она со снохами своими и пошла обратно с полей Моавитских, ибо услышала на полях Моавитских, что Бог посетил народ Свой и дал им хлеб.

7 И вышла она из того места, в котором жила, и обе снохи ее с нею. Когда они шли по дороге, возвращаясь в землю Иудейскую,

8 Ноеминь сказала двум снохам своим: пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей; да сотворит Господь с вами милость, как вы поступали с умершими и со мною!

9 да даст вам Господь, чтобы вы нашли пристанище каждая в доме своего мужа! И поцеловала их. Но они подняли вопль и плакали

 

Ноеминь потеряла все. Хоронить мужа тяжко, но намного тяжелее пережить своих сыновей. И все же в своем горе она думает не о себе, а о женщинах, которые с нею. При тяжелых потерях часто возникают обиды и взаимные обвинения, но Ноеминь только благодарит и благословляет.

И дальше мы не услышим от нее ни слова ропота.

 

10 и сказали: нет, мы с тобою возвратимся к народу твоему.

11 Ноеминь же сказала: возвратитесь, дочери мои; зачем вам идти со мною? Разве еще есть у меня сыновья в моем чреве, которые были бы вам мужьями?

12 Возвратитесь, дочери мои, пойдите, ибо я уже стара, чтоб быть замужем. Да если б я и сказала: «есть мне еще надежда», и даже если бы я сию же ночь была с мужем и потом родила сыновей, —

13 то можно ли вам ждать, пока они выросли бы? можно ли вам медлить и не выходить замуж? Нет, дочери мои, я весьма сокрушаюсь о вас, ибо рука Господня постигла меня.

 

Благосостояние женщины в древности зависело от мужа или родителей, жизнь в одиночку была бы нищенской. Чтобы защитить женщину и одновременно сохранить имя рода, был введен обычай левиратного брака. Если умирал человек, его близкий родственник должен был взять ее в жены, и первый ребенок считался продолжателем рода умершего. Но Ноеминь не может предложить своим снохам никакого родственника…   

 

14 Они подняли вопль и опять стали плакать. И Орфа простилась со свекровью своею, а Руфь осталась с нею.

15 [Ноеминь] сказала [Руфи]: вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам; возвратись и ты вслед за невесткою твоею.

16 Но Руфь сказала: не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом;

17 и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; пусть то и то сделает мне Господь, и еще больше сделает; смерть одна разлучит меня с тобою.

18 [Ноеминь], видя, что она твердо решилась идти с нею, перестала уговаривать ее.

 

Слова Руфи – это настоящие жемчужины. Можно ли сильнее выразить преданность и верность?

Но в этих словах есть и нечто большее. Руфь готова оставить своих богов и стать частью народа Божия.

Комментаторы говорят о том, что Руфь здесь больше Авраама. Тот вышел из Харрана по послушанию Богу. Руфью руководит любовь и милость к Ноеминь, и она сама, без принуждения делает свой выбор вопреки уговорам.

 

19 И шли обе они, доколе не пришли в Вифлеем. Когда пришли они в Вифлеем, весь город пришел в движение от них, и говорили: это Ноеминь?

20 Она сказала им: не называйте меня Ноеминью, а называйте меня Марою, потому что Вседержитель послал мне великую горесть;

21 я вышла отсюда с достатком, а возвратил меня Господь с пустыми руками; зачем называть меня Ноеминью, когда Господь заставил меня страдать, и Вседержитель послал мне несчастье?

22 И возвратилась Ноеминь, и с нею сноха ее Руфь Моавитянка, пришедшая с полей Моавитских, и пришли они в Вифлеем в начале жатвы ячменя.

 

Ноеминь с Руфью приходят в Вифлеем в период жатвы, а их поле не засеяно. Они обречены на голод. И достояние ее осталось на полях Моава. Поэтому Ноеминь, чье имя можно перевести как Услада, просит называть ее Марой, горькой.

 

2:1 У Ноемини был родственник по мужу ее, человек весьма знатный, из племени Елимелехова, имя ему Вооз.

2 И сказала Руфь Моавитянка Ноемини: пойду я на поле и буду подбирать колосья по следам того, у кого найду благоволение. Она сказала ей: пойди, дочь моя.

 

Закон защищал бедняков. Так, нужно было оставлять для них несжатым край поля, запрещалось возвращаться, если забыл на поле сноп, определенная часть урожая предназначалась левитам, бедным, пришельцам и вдовам, бедняки могли подбирать за жнецами, и др. (см. подр. Второзаконие).

Руфь не готова вступать в битву за край поля с другими бедняками, не может надеяться на удачу (найти забытый сноп), и выбирает тяжелую и малопродуктивную работы – подбирать за жнецами.

 

3 Она пошла, и пришла, и подбирала в поле [колосья] позади жнецов. И случилось, что та часть поля принадлежала Воозу, который из племени Елимелехова.

 

Но вот сюрприз. Она как бы случайно попадает на поле Вооза, своего родственника. И на этом сюрпризы не оканчиваются. В этот день на поле приходит и сам Вооз. Два совпадения сразу – это уже не случайность.  

 

4 И вот, Вооз пришел из Вифлеема и сказал жнецам: Господь с вами! Они сказали ему: да благословит тебя Господь!

5 И сказал Вооз слуге своему, приставленному к жнецам: чья это молодая женщина?

 

Здесь уже виден Вооз. Он начинает встречу со жнецами с благословения их Именем Божьим.

 

6 Слуга, приставленный к жнецам, отвечал и сказал: эта молодая женщина — Моавитянка, пришедшая с Ноеминью с полей Моавитских;

7 она сказала: «буду я подбирать и собирать между снопами позади жнецов»; и пришла, и находится [здесь] с самого утра доселе; мало бывает она дома.

 

Слуга несколько пренебрежительно подчеркивает происхождение Руфи, даже не называя ее по имени, но при этом отзывается о ней как о трудолюбивой женщине.

 

8 И сказал Вооз Руфи: послушай, дочь моя, не ходи подбирать на другом поле и не переходи отсюда, но будь здесь с моими служанками;

9 пусть в глазах твоих будет то поле, где они жнут, и ходи за ними; вот, я приказал слугам моим не трогать тебя; когда захочешь пить, иди к сосудам и пей, откуда черпают слуги мои.

 

Для Вооза происхождение имеет мало значения. Он судит не по наружности.

 

10 Она пала на лице свое и поклонилась до земли и сказала ему: чем снискала я в глазах твоих милость, что ты принимаешь меня, хотя я и чужеземка?

 

Руфь искренне благодарна. Вместе с тем, во избежание кривотолков, она сообщает ему о своем происхождении, как бы признавая себя ниже коренных жителей. И далее в разговоре она проявит себя как скромная женщина.

 

11 Вооз отвечал и сказал ей: мне сказано все, что сделала ты для свекрови своей по смерти мужа твоего, что ты оставила твоего отца и твою мать и твою родину и пришла к народу, которого ты не знала вчера и третьего дня;

12 да воздаст Господь за это дело твое, и да будет тебе полная награда от Господа Бога Израилева, к Которому ты пришла, чтоб успокоиться под Его крылами!

 

Эта книга наполнена благословениями. Ноеминь благословляет снох, благословляет Вооза (чуть далее). Вооз благословляет работников и Руфь. Народ этого города произносит прекрасное благословение в конце книги. Может ли быть, чтобы Сам Господь не благословил этих людей?

 

13 Она сказала: да буду я в милости пред очами твоими, господин мой! Ты утешил меня и говорил по сердцу рабы твоей, между тем как я не стою ни одной из рабынь твоих.

14 И сказал ей Вооз: время обеда; приди сюда и ешь хлеб и обмакивай кусок твой в уксус. И села она возле жнецов. Он подал ей хлеба; она ела, наелась, и еще осталось.

15 И встала, чтобы подбирать. Вооз дал приказ слугам своим, сказав: пусть подбирает она и между снопами, и не обижайте ее;

16 да и от снопов откидывайте ей и оставляйте, пусть она подбирает, и не браните ее.

 

Вооз – пример великодушия. Он не хочет делать добро напоказ, так, что это будет унизительно для Руфи, а приказывает своим работникам тайно оставлять для нее.

 

17 Так подбирала она на поле до вечера и вымолотила собранное, и вышло около ефы ячменя.

18 Взяв это, она пошла в город, и свекровь ее увидела, что она набрала. И вынула [Руфь из пазухи своей] и дала ей то, что оставила, наевшись сама.

19 И сказала ей свекровь ее: где ты собирала сегодня и где работала? да будет благословен принявший тебя! [Руфь]! объявила свекрови своей, у кого она работала, и сказала: человеку тому, у которого я сегодня работала, имя Вооз.

20 И сказала Ноеминь снохе своей: благословен он от Господа за то, что не лишил милости своей ни живых, ни мертвых! И сказала ей Ноеминь: человек этот близок к нам; он из наших родственников.

21 Руфь Моавитянка сказала: он даже сказал мне: будь с моими служанками, доколе не докончат они жатвы моей.

22 И сказала Ноеминь снохе своей Руфи: хорошо, дочь моя, что ты будешь ходить со служанками его, и не будут оскорблять тебя на другом поле.

23 Так была она со служанками Воозовыми и подбирала [колосья], доколе не кончилась жатва ячменя и жатва пшеницы, и жила у свекрови своей.

 

3: 1 И сказала ей Ноеминь, свекровь ее: дочь моя, не поискать ли тебе пристанища, чтобы тебе хорошо было?

 

У Ноеминь созрел план. Каким бы он вам ни показался, я советую обратить внимание на слова Ноемини: она заботится не о себе. Вероятно, она также учитывала и то, каким человеком уже показал себя Вооз.

 

2 Вот, Вооз, со служанками которого ты была, родственник наш; вот, он в эту ночь веет на гумне ячмень;

3 умойся, помажься, надень на себя [нарядные] одежды твои и пойди на гумно, но не показывайся ему, доколе не кончит есть и пить;

4 когда же он ляжет спать, узнай место, где он ляжет; тогда придешь и откроешь у ног его и ляжешь; он скажет тебе, что тебе делать.

5 [Руфь] сказала ей: сделаю все, что ты сказала мне.

6 И пошла на гумно и сделала все так, как приказывала ей свекровь ее.

 

Все это выглядит двусмысленным и довольно рискованно. О моавитянках исторически сложилось мнение как о распутных женщинах. Руфь должна одеться для соблазнения и пойти прилечь к Воозу, который, к тому же, будет нетрезв по случаю сбора урожая.

Она действует по послушанию свекрови, — но разве кто-то будет разбираться в этом? Ее вполне могли бы наказать как блудницу, пристающую к достойному человеку.

 

7 Вооз наелся и напился, и развеселил сердце свое, и пошел [и лег] спать подле скирда. И она пришла тихонько, открыла у ног его и легла.

8 В полночь он содрогнулся, приподнялся, и вот, у ног его лежит женщина.

9 И сказал [ей Вооз]: кто ты? Она сказала: я Руфь, раба твоя, простри крыло твое на рабу твою, ибо ты родственник.

 

Здесь есть очевидные переклички с историями Лота, кстати, прародителя Руфи, и Иуды, предка Вооза (см. 4:18-21). Лот, напившись, совершил кровосмешение с дочерьми (Быт. 19). Иуда отказался исполнить обычай левиратного брака, и Фамари пришлось, притворившись блудницей, соблазнять его (Быт. 38).

Вооз, являясь потомком Иуды, оказывается несравненно благороднее. Он даже не думает воспользоваться представившейся возможностью. Некоторые видят в его поведении пример непадшей сексуальности, когда человек действует не по страсти, а по милосердной любви, и по любви к Закону.

Впрочем, и Руфь действует не так безрассудно и дерзко, как дочери Лота и Фамарь. Она не переходит границ дозволенного, не соблазняет. И у нее нет страстных мотивов. Ведь она, по словам Вооза, могла бы найти кого моложе и богаче, но выбрала его по послушанию свекрови, чтобы восстановить род умершего мужа.

Вообще, у меня впечатление, что это диалог святых: ни разговора о выгоде, ни дурного слова о других, — ничего, за что могло бы быть стыдно (несмотря на праздник и алкоголь).

Так могут общаться люди, которые постоянно помнят о Боге, ходят пред Ним.  

 

10 [Вооз] сказал: благословенна ты от Господа, дочь моя! это последнее твое доброе дело сделала ты еще лучше прежнего, что ты не пошла искать молодых людей, ни бедных, ни богатых;

11 итак, дочь моя, не бойся, я сделаю тебе все, что ты сказала; ибо у всех ворот народа моего знают, что ты женщина добродетельная;

12 хотя и правда, что я родственник, но есть еще родственник ближе меня;

13 переночуй эту ночь; завтра же, если он примет тебя, то хорошо, пусть примет; а если он не захочет принять тебя, то я приму; жив Господь! Спи до утра.

14 И спала она у ног его до утра и встала прежде, нежели могли они распознать друг друга. И сказал Вооз: пусть не знают, что женщина приходила на гумно.

15 И сказал ей: подай верхнюю одежду, которая на тебе, подержи ее. Она держала, и он отмерил [ей] шесть мер ячменя, и положил на нее, и пошел в город.

16 А [Руфь] пришла к свекрови своей. Та сказала [ей]: что, дочь моя? Она пересказала ей все, что сделал ей человек тот.

17 И сказала [ей]: эти шесть мер ячменя он дал мне и сказал мне: не ходи к свекрови своей с пустыми руками.

18 Та сказала: подожди, дочь моя, доколе не узнаешь, чем кончится дело; ибо человек тот не останется в покое, не кончив сегодня дела.

 

Интрига продолжается. Руфь оказалась в непростой ситуации: выяснилось, что есть еще один родственник. А что если он захочет воспользоваться своими правами? Кто-то в такой ситуации стал бы давить на чувства Вооза. Но Руфь сдержана, она доверяет.

 

4: 1 Вооз вышел к воротам и сидел там. И вот, идет мимо родственник, о котором говорил Вооз. И сказал ему [Вооз]: зайди сюда и сядь здесь. Тот зашел и сел.

2 [Вооз] взял десять человек из старейшин города и сказал: сядьте здесь. И они сели.

3 И сказал [Вооз] родственнику: Ноеминь, возвратившаяся с полей Моавитских, продает часть поля, принадлежащую брату нашему Елимелеху;

4 я решился довести до ушей твоих и сказать: купи при сидящих здесь и при старейшинах народа моего; если хочешь выкупить, выкупай; а если не хочешь выкупить, скажи мне, и я буду знать; ибо кроме тебя некому выкупить; а по тебе я. Тот сказал: я выкупаю.

5 Вооз сказал: когда ты купишь поле у Ноемини, то должен купить и у Руфи Моавитянки, жены умершего, и должен взять ее в замужество, чтобы восстановить имя умершего в уделе его.

6 И сказал тот родственник: не могу я взять ее себе, чтобы не расстроить своего удела; прими ее ты, ибо я не могу принять.

 

Несмотря на то, что Вооз ранее проявил себя как искренний и богобоязненный человек, он отнюдь не простак, а искусный переговорщик. Он уважает право ближайшего родства, но при этом показывает, что приобретение поля связано и с обязанностью взять к себе Руфь, — что для родственника неудобно. Так, не ставя себя в положение просящего, Вооз получает желаемое, да его еще об этом просят.

 

7 Прежде такой был [обычай] у Израиля при выкупе и при мене для подтверждения какого-либо дела: один снимал сапог свой и давал другому, и это было свидетельством у Израиля.

8 И сказал тот родственник Воозу: купи себе. И снял сапог свой.

9 И сказал Вооз старейшинам и всему народу: вы теперь свидетели тому, что я покупаю у Ноемини все Елимелехово и все Хилеоново и Махлоново;

10 также и Руфь Моавитянку, жену Махлонову, беру себе в жену, чтоб оставить имя умершего в уделе его, и чтобы не исчезло имя умершего между братьями его и у ворот местопребывания его: вы сегодня свидетели тому.

 

Договор между родственниками скрепляется официальным обрядом и свидетелями.

 

11 И сказал весь народ, который при воротах, и старейшины: мы свидетели; да соделает Господь жену, входящую в дом твой, как Рахиль и как Лию, которые обе устроили дом Израилев; приобретай богатство в Ефрафе, и да славится имя твое в Вифлееме;

12 и да будет дом твой, как дом Фареса, которого родила Фамарь Иуде, от того семени, которое даст тебе Господь от этой молодой женщины.

 

Хочется взять это благословение как образец для благословения новобрачных. Впрочем, Церковь это уже сделала в чине венчания.

 

13 И взял Вооз Руфь, и она сделалась его женою. И вошел он к ней, и Господь дал ей беременность, и она родила сына.

14 И говорили женщины Ноемини: благословен Господь, что Он не оставил тебя ныне без наследника! И да будет славно имя его в Израиле!

15 Он будет тебе отрадою и питателем в старости твоей, ибо его родила сноха твоя, которая любит тебя, которая для тебя лучше семи сыновей.

 

Невероятно красиво. Эти женщины не видели Бога, как Моисей или поколение Исхода. И тем не менее, они по-настоящему прозревают в судьбе Ноемини действие Божье. А их благословение о наследнике сбудется сверх меры, ибо в этом роде появится Давид.

 

16 И взяла Ноеминь дитя сие, и носила его в объятиях своих, и была ему нянькою.

17 Соседки нарекли ему имя и говорили: «у Ноемини родился сын», и нарекли ему имя: Овид. Он отец Иессея, отца Давидова.

 

Высказывалось предположение, что Ноеминь с мужем были весьма состоятельными людьми, и ушли из города в момент, когда в них нуждались. И даже без этого, как мы показали, у местных жителей были причины, чтобы неодобрительно смотреть на Ноеминь и ее родственницу.

Однако после всего происшедшего связь с соседями настолько окрепла, что они не только признают моавитянку своей, но и хвалят ее, и нарекают имя сыну.

А из того, что «сын родился у Ноемини», становится понятно, что Бог вернул свое благословение к этому роду, к этой женщине.

 

18 И вот род Фаресов: Фарес родил Есрома;

19 Есром родил Арама; Арам родил Аминадава;

20 Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона;

21 Салмон родил Вооза; Вооз родил Овида;

22 Овид родил Иессея; Иессей родил Давида.

 

О чем вам говорит эта книга?

Что для вас стало самым запоминающимся в этой истории?

4 thoughts on “030 Руфь-моавитянка, бабушка Давида. Книга Руфь

  1. Эпизод , когда Руфь по совету Ноемини приходит к Воозу , а он в свою очередь поступает целомудренно и не пользуется этим моментом, показывает, что Руфь для него является целью, а не средством.
    Также очень прослеживается на протяжении всей книги линия доверия, которое как скрепа соединяет и раскрывает всех героев для дальнейшей реализации Божественного промысла.
    Единственное, на мой субъективный взгляд, герои слишком уж идеальные, или может это по жанру так нужно?
    Спасибо.

    1. Саш, согласен с доверием и уважением к личности.
      Действительно, это не вполне история, а назидательный рассказ, и потому герои идеализированы. С другой стороны, и в реальных историях (книги Царств) мы видим, как на определенном отрезке жизни героям удается вести себя примерно.

  2. Спасибо. Мне очень понравились отрывок и комментарии. Вот мои мысли и впечатления:
    — Первое, что меня тронуло в образе Ноемини и других героев, это то, что они не ропщут, не говорят плохо о ком-либо или о том, что с ними случилось. Вспомнились люди, которых я знаю и которые никогда ни о ком не говорят плохо и не жалеют себя (хоть и не самая легкая жизнь и задачи у них). Много лет их знаю и никогда не слышала плохого слова о ком-либо. Наоборот, каждый раз, когда речь заходит о каком-то человеке, они первым делом говорят что-то хорошее, что о нем знают. Это часто повторение одного и того же. Это сначала меня раздражало, а теперь вижу, что люди просто не позволяют себе ни слова плохого, сделали это привычкой. Надо учиться также делать.
    — Конечно, внимание и забота о друг друге тут очень видны. И как будто показано, что это в маленьких поседневных делах проявляется, как, например, собирание колосьев. Праведность в повседневной жизни, внимание к «незаметным» людям или просто к тем, кто сейчас рядом. Очень меняется ощущение от прожитого дня, если кого-то, кроме себя заметила, может быть, выслушала.
    — Это, безусловно, история о том, что значит быть женщиной и что значит быть мужчиной, о взяимоотношениях в семье.
    — «сын родился у Ноемини» мне сначала было странно слышать, почему так сказано и почему она так радуется. Но ведь действительно, здесь Господь именно ее простил и благословил. Очень необычным путем это произошло, но произошло, все исправлено. Эта необычность путей Божьих.
    — Я думаю, что Руфь пошла за Ноеминью не потому что пожалела ее или просто хотела ей помочь, а потому что она увидела в Ноемини особый свет и веру. Когда Ноеминь отправляет снох, говорит, что им нужно устраивать свою жизнь, она ведь сама в еще худшем положении. У снох есть еще силы, молодость, надежда, а Ноеминь пожилая вдова и сыновей нет, и в своем городе ее особо никто не ждет. Руфь говорит, что хочет, чтобы Бог Наемини стал и ее Богом. Она, значит, хочет и ей нужно учиться у Наемини, живя рядом с ней. Это очень особая сцена, по-моему. Мудрая Руфь.
    — Теперь во фразе «Вооз родил Овида» я буду слышать намного больше, чем раньше 🙂

    Мне кажется не очень удачным говорить о том, что герои тут идеализированы. Это звучит так, как будто так не бывает и не может быть на самом деле. Это слово мне кажется каким-то неподходящим для Библии. В Библии все правдиво. Раз написано, значит так может быть, так заложено в нас и нужно искать зерна этого среди сорняков внутри себя и вокруг, в людях. Интересное задание получается 🙂

Добавить комментарий