10 заповедей. Комментарии к Декалогу, которые выросли из семинара с И.Я.Грицем

10 заповедей. Комментарии к Декалогу, которые выросли из семинара с И.Я.Грицем

1-2 заповеди

Мы не тем спасены, что трудимся и достигаем каких-то результатов: мы спасаемся той тоской души, которая нас влечет к Живому Богу, той любовью, которая нас влечет ко Христу. И даже когда мы срываемся, так же, впрочем, как и в человеческих отношениях, мы не должны забывать, что, как Апостол Петр ответил после троекратной измены на троекратный вопрос Спасителя Христа, мы можем сказать: Господи! Ты все знаешь! Ты знаешь и немощь, и падение, и колебание, и неверность мою, но Ты тоже знаешь, что я Тебя люблю, что это — последнее, самое глубинное, что во мне есть…

Митрополит Сурожский Антоний

И изрек Бог все слова сии, говоря:

2 Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства;

3 да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Почему именно эта заповедь стоит первой? Потому что это заповедь об иерархии любви: «Возлюби Господа, Бога Твоего, всем сердцем твоим…» (Втор. 6:5)

Я Господь, Бог Твой.

В русском языке мы часто употребляем слова Господь и Бог как синонимы, но в тексте Библии нет ничего лишнего, каждое слово важно. Здесь не просто признается существование Бога, Он еще и Господин. Каждый человек чему-то или кому-то служит, кого-то слушает, повинуется. Если у человека Господин – Сам Бог, он свободен от всех остальных господ, они для него – вторичны. В этом – подлинная свобода. Если же человек это отрицает, он может стать рабом и структур, и людей, и своих собственных страстей, своих желаний, похотей.

Бог Твой – можно это понимать и в том смысле, что Бог вручает Себя человеку: «Ты можешь вступать со Мной в отношения, Я доверяю тебе, ты – Мой, а Я — твой». Полная отдача любви. Но это означает и определенную узявимость: из-за верующих Имя Божие часто хулится у язычников (Рим. 2:24).

Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства

Текст Библии диалогичен. Тебя Бог вывел из дома рабства? Ты порабощен греху? Хочешь назад? Значит, ты пока не живешь по этой заповеди.

да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Сегодня жил ли ты перед лицем Божиим? Или ты забыл об этом, прячешься, не замечаешь, не ищешь Моего Присутствия?

пред лицем Моим

Можно понимать и как «вместо Меня», и как «наряду со Мной». Это заповедь не только об иерархии любви, но и о верности. В Библии других богов не анализируют, они существуют (стихии, духи, даже небесное ангельское воинство, и т.п.), но они – не твои.

4 Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли;

5 не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня,

6 и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

В основе этой заповеди лежит представление о многослойности мира, и везде есть свои силы, отвечающие за стихии, народы, космос (интересно, что архим. Зинон высказывал мнение, что даже ангелов на иконах нельзя писать самих по себе, только как вестников Божиих).

Кумир – это скульптура, а изображение – плоскостной рисунок. Если бы все кончалось четвертым стихом, правы были бы ригористы, отметающие всякие изображения. Но заповедь идет дальше и говорит о запрете того, чему поклоняются и служат. «Делать кумира» ведь можно и в собственной душе. Таким кумиром может стать все, что в иерархии человеческих ценностей занимает место Бога. Это не обязательно деньги, которые традиционно связываются с кумиром. Может быть и что-то хорошее: супруг, дети, здоровье, творчество… Но если они на неподобающем месте – все рушится. Любовь становится удушающей, ревность о здоровье – фанатичной.

Как это показывает наша недавняя история, кумиром может стать и чужой человек – так создаются культы личности. Но и в церковной жизни для некоторых отдельные святые начинают заслонять Бога, и это превращается в настоящее языческое многобожие. Зная такую слабость непросвещенных людей, некоторые праведники заповедали отдавать свое тело на растерзание диким животным, сбрасывать в океан, или хоронить так, чтобы не было известно место захоронения – чтобы не заслонить собой Бога.

Эта заповедь направлена и против неумеренного почитания святынь. Вся история Ветхого Завета показывает, что как только что-то начинает замещать Бога – будь то великая святыня Исхода – изображение медного змея, или царского периода – Сам Храм, эти вещи становятся неугодны Богу и подлежат уничтожению.

Мудрецы Талмуда говорят и о том, что эта заповедь запрещают изображения потому, что сам человек призван стать образом Божиим для этого мира, и на это должна уйти вся его жизнь.

Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня,

6 и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

Сложное для понимания место. Прежде всего, обратим внимание на контраст: четыре и тысяча. Это числа символические: наказание всегда ограничено, а милость Божия бесконечна.

Третий-четвертый род – это вырождение. Если бы этого не было, грех бы бесконечно размножился. Обратим внимание, что наказание падет на детей, которые ненавидят Господа по примеру отцов. Если сын или дочь не следуют пути отца, они неподсудны (вспомните историю Ноя, который был сыном Ламеха, а также посмотрите слово к пророку Иезекиилю, 18 гл.). У детей есть возможность покаяться.

По справедливости каждый из нас достоин наказания за свою вину. Но жертва Иисуса Христа покрывает наши грехи, и Церковь – это сообщество благодарящих Бога за Его великую милость (в противоположность тем, кто считает, что он достоин всего). Иначе говоря, Бог творит нам милость не потому, что мы такие хорошие, а потому, что мы – Его дети.

3-я заповедь Декалога

7 Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

23-4

Имя

Эта заповедь ставит в центр Имя Божие. Имя необходимо для обращения, диалога личностей. Имя выделяет человека и превращает толпу в коллектив (напротив, в концалегрях людей обезличивают, лишая имени). Творение без имен не завершено, и Бог поручает Адаму дать имена всему живому – это величайшее творчество. Дать имя означает нечто понять, обрести власть и определить назначение (термин в науке, диагноз болезни). В книге Откровения есть видение, как Бог каждому дает уникальное имя (Откр. 2:17). Грех же меняет имена (клички в банде, революционные переименования; Ева получает имя, когда теряет единство с Адамом).

Имя Господа

Открыть другому свое имя означает довериться. Бог доверяет Свое Имя человеку. Это Имя, состоящее из букв йод-хе-вав-хе(в русской Библии передаваемое как Яхве,или Иегова), сложно переводится на другие языки, и означает оно Того, Кто был, есть и будет, Того, Кто обладает подлинным бытием, является источником всякой жизни. Очень приблизительный русский эквивалент этого имени – Сущий. Имя Бога в Ветхом Завете считалось настолько святым, что не произносилось никем, кроме первосвященника, да и он мог произнести Имя всего лишь раз в году, находясь в Святая Святых Храма в День трепета.

В Ветхом Завете Имя Божье одно, а именований много. Вот эти именования: Господь (Адонай), Всевышний (Эль Эльон), Бог воинств небесных (Саваоф), и др. В дальнейшем Бог открывается как Эммануил (С нами Бог), Иешуа, или Иисус по греч. (Ягве спасает), Отец.

Напрасно

Как исполнять эту заповедь? Напрасно – т.е. лживо, безрезультатно, всуе.

Возьмем молитву или разговор на богословские темы. Если они проходят без страха Божия, просто ради того, чтобы что-то прочесть или занять время, — это нарушение заповеди. А молитва, которая противоречит истинным намерениям жизни? Тоже.

Использование имени Божьего как средство получить желаемое без встречи с самим Богом (любые формы заговоров, амулеты и прочие формы магического отношения к Его Имени) – это также нарушение заповеди.

В практике древних обществ было скреплять договоры клятвой с упоминанием имени божества. Если ты не собираешься исполнять договор, не примешивай к этому Бога, как бы говорит заповедь. Отсюда, когда верующие христиане хотят подчеркнуть свою искренность, они могут сказать: «Говорю перед Богом, не лгу, свидетель мне Бог».

А как можно?

Отсюда – мост к новозаветному пониманию этого. В некоторых текстах ап. Павла имя Иисус – самое часто встречающееся, и это не грех – просто он так живет Богом, что не может о нем не говорить. Западный святой Средневековья Бернар Клервоский писал: «Пиши или говори что угодно, — я не придам этому никакого значения, пока не услышу сладчайшее имя Иисуса. Иисус – мед на губах, музыка в ушах, сладость в сердце». Еврейский философ ХХ века Мартин Бубер считал, что говорить о Боге в третьем лице – кощунство, с Ним можно только на Ты (Ата). Имя – это как незримый ковчег Присутствия Божия.

4-я заповедь Декалога

8 Помни день субботний, чтобы святить его;

9 шесть дней работай и делай всякие дела твои,

10 а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих;

11 ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.

8485_big

Есть блуд труда и он у нас в крови.

О. Мандельштам

Существуют две редакции этой заповеди – здесь и в книге Второзакония, 5 гл. Там она заканчивается иначе: «15 и помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний [и свято хранить его]».

Текст Исхода отсылает нас к творению мира, тогда как Второзакония – к освобождению из рабства.

Суббота – это последнее из творений Божиих, день, который Господь особо благословил и освятил (Быт. 2:3). Как Бог в день седьмой пребывал в покое, озирая все сотворенное и радуясь ему («Вот, хорошо весьма»), так и человек, созданный по образу Божию, призван к тому, чтобы в день седьмой отложить заботы и обратить свое внимание на мир, сотворенный Богом, возблагодарить за него, — а также подвести итог своим трудам, проверить, хорошо ли то, чем он занимался предыдущие шесть дней.

Также человек призван к тому, чтобы освободиться от дел, забот и тревог, от всего того, что пытается держать его в плену, освободить и других, кто от него зависит, и почувствовать подлинную свободу в Боге. Возможно, именно этот день, в который вы откажетесь от интернета или телевизора, от погони за покупками и прибылью, станет вашим первым шагом к свободе.

Когда римляне познакомились с иудеями, три момента вызывали у них удивление: Храм, самый большой в мире, в котором нет никаких изображений Бога, море, в котором невозможно утонуть, и отношение к субботе, когда весь народ не делает никакой работы, даже не защищается от врагов.

Этот день предназначен для празднования.

Современные иудеи именно так относятся к субботе. Накануне субботы они надевают лучшие одежды, зажигают свечи и идут на совместную молитву, чтобы, вернувшись, насладиться трапезой, где вино переливается через край (символ полноты Божиих благословений). Субботу же они проводят в беседах о толковании Торы, и в Израиле не позволяют себе никакой работы (за исключением того, что касается спасения жизни) – в том числе, чтобы не соблазнить остальных.

Если обратиться к Евангелиям, мы увидим, что Господь Иисус соблюдал субботу, а многочисленные споры, которые мы встречаем в Евангелии, касаются понимания нюансов исполнения этой заповеди, отделения главного от второстепенного, смысла заповеди (ради единения Бога и человека) от преданий старцев – но сама заповедь при этом остается. Когда Иисус говорит, что Он больше субботы, Он не отменяет субботу, но таким образом показывает свое достоинство Сына Божия, Господина Субботы.

Также и церковные каноны 1-3 веков подтверждают необходимость христианам праздновать субботу (христиане до Константиновой эпохи пребывали в покое в субботу, затем, собравшись на трапезу-вечерю любви и ночную молитву, праздновали Воскресение Господа и шли работать). После воцерковления империи воскресение становится нерабочим днем, но это не умаляет значения субботы – она также выделяется и в богослужебной, и в постовой практике (пост в субботу запрещен); впрочем, стремление отмежеваться от иудейских корней вскоре приводит к забвению изначального смысла празднования субботы.

Большинство христиан сегодня считают, что суббота теперь просто перенесена на Воскресение. Но, во-первых, далеко не все из них празднуют даже Воскресный день как субботний, позволяя себе любые дела в этот день. Во-вторых, Воскресение имеет самостоятельное значение, когда мы празднуем именно победу нашего Спасителя и Господа Иисуса Христа над смертью, и в таком случае изначальный смысл субботы может теряться. Перед этими верующими стоит вызов – заново осмыслить то, что вложено в текст заповеди.

Другие буквально воспринимают эту заповедь (мессианские евреи, адвентисты и пр.), и действительно, остаются в покое в течение субботы, работая в воскресный день. Иногда эти группы, однако, резко критикуют тех, кто празднует именно воскресение, забывая о том, что пишет ап. Павел: «Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога. Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя; а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни. Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми. А ты что осуждаешь брата твоего? Или и ты, что унижаешь брата твоего? Все мы предстанем на суд Христов» (Рим. 14:6-10).

Третьи говорят о том, что эта заповедь предполагает выделение в принципе времени для Бога, когда ты не занимаешься ничем другим. В перспективе, как они считают, все ваше время, а не только один день, должны быть посвящены Богу. На практике же, увы, это зачастую ведет к тому, что вера человека становится его личным делом, он попросту не участвует в литургическом собрании, да и слова о том, чтобы все свое время, а не только одну субботу, посвятить Богу, остаются благим пожеланием.

Тем не менее, эта идея может принести добрый плод. Можно посмотреть: как, через что я лучше всего чувствую себя в Божием присутствии (для кого-то это может быть вечерняя прогулка в молитвенном одночестве, для кого-то — служение бедным)- и расширять это в своей жизни. С другой стороны, особенно для тех, кто занимается церковным служением, пик которого приходится на воскресный день, такой подход с выделением какого-то другого дополнительного дня для отдыха и времени наедине с Богом кажется вполне оправданным.

Как же лучше понять эту заповедь?

Помни день субботний, чтобы святить его

Если Храм – это святилище в пространстве, то суббота – святилище во времени. Святить – означает выделять, посвящать Богу и никому иному. Этой заповедью Бог желает от человека времени, посвященного именно Ему. Это не просто день для себя, для своей пользы и выгоды – это день, принадлежащий Богу.

шесть дней работай и делай всякие дела твои,

Без полноценного труда не может быть и полноценного отдыха. Труд был в замысле Божием – но труд творческий, ведущий не к расходованию, но к собиранию сил. Это в предназначении человека – возделывать и хранить сад Едема. Однако после грехопадения характер труда изменился, труд стал тяжек для человека, и воспринимается как проклятие. Тем не менее, Книга Притч неоднократно говорит о важности труда. Господь Иисус освящает труд своим примером, и по его образу делает это и ап. Павел. Средневековые готические строения, где декор верхних этажей не может быть виден никому, кроме Самого Бога, или современная сельскохозяйственная революция в Израиле (сделать из пустыни цветущий сад) наглядно показывают, каким прекрасным может быть труд.

суббота Господу, Богу твоему

Одна пожилая и мудрая монахиня, живущая в Иерусалиме, определяет субботу как » медовый месяц с Богом«. Как супружеским парам необходимо проводить друг с другом время наедине, — так это и в отношениях с Богом. Отсюда понятно, что субботствовать — это не просто отдыхать.

А день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих

Заповедь поистине революционна: она освобождает от труда не только свободных людей, но и рабов, и скот, полагая пределы человеческой жадности, стремлению к прибыли. Если кто не хочет ее соблюдать – он свободен, но пусть идет в другое место, с народом Божиим в одних жилищах ему не быть. Соблюдение этой заповеди дает возможность людям, животным восстановиться. Как показывают современные исследования, от непрерывного труда без перерывов и входных производительность оказывается ниже, чем с разумным отдыхом, люди могут даже умереть. Кстати, в традиции Ветхого завета есть и седьмой год, когда отдыхает вся земля, аннулируются все долги и возвращается утраченная свобода, и юбилейный год, когда даже земля, отданная в аренду (как правило, из-за бедности), возвращается к своему исконному владельцу.

В субботу нельзя было собирать дрова, манну – за нарушение человек карался смертью. Доверяй Богу, Он даст вдовое накануне. Более того, даже ради строительства Скинии, Святилища Божия, нельзя прерывать покой субботнего дня!

Но что подразумевать под делом, работой? Ученые иудейской традиции сначала провели параллель с 39 видами работ, которые предполагались при постройке Скинии, а потом расписали их в подробностях. Спаситель обличал в этой мелочности своих оппонентов, и сегодня у ультраортодоксов это доходит порой до смешного – нельзя работать лифтам, потому что может проскочить искра, а искра – это высекание огня, что запрещено. Но ревность, с которой они стараются выполнить эту заповедь, может быть укором для тех, кто относится в ней с холодным безразличием.

Один из современных богословов определяет работу как то, что делается ради пользы, выгоды, — а не потому, что это приносит радость. Вычитывать книгу и править ее для публикации – работа, но можно читать в радость. Заниматься огородом, чтобы восстановить связь с творением – совсем не то же, что трудиться ради урожая. Если же говорить об идеале, который дает нам Сам Спаситель, то для Него суббота – это время исправления Творения: Он учит, исцеляет, прощает грехи, воскрешает – дает новую жизнь и доводит ее до совершенства. Только дела для Господа Бога, направленные к славе Его, являются делами, достойными субботы, и именно жизнь со Христом вводит нас в подлинный покой (Евр. 4 гл.).

5-я заповедь Декалога

12 Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

f58168317885c1854ee2f9c83df3dd82_XL

Почитай

Заметим, что эта заповедь безусловна, т.е. ее необходимо исполнять в любом случае, как бы сами родители не относились к своим детям. Именно поэтому не сказано «Люби», потому что над чувствами мы не властны (Как можно требовать любви к тому, кто бросил, издевался), но почитай – это то, что можно исполнить.

Почитай – прежде всего, не злословь (Исх. 21:17). Смерть за злословие родителей неслучайна – человек, не желающий благословлять родителей, не сможет благословлять и Бога. Причем злословие может проявляться не только в злой речи — даже насмешка над родителем, открытие его немощи уже является недопустимым (см. историю о Хаме Быт. 9).

Далее – слушайся, подобно Иисусу (Лк.2:51), однако – кроме греха. Предполагается, что заповедь обращена к обществу, где все чтут Бога. В случае же. что родители предлагают нечто, с чем нельзя согласиться, ребенку советуют не противоречить и спорить, а задать простой вопрос: «Так ли учит Писание?»

Заботься во время старости. Во времена земной жизни Господа пенсионной системы не существовало, и заботиться о пожилых родителях должны были дети, однако некоторые то, что должны были давать родителям, посвящали на храм, и таким образом и в храм вносили краденое, и нарушали заповедь о почитании родителей, за что и были обличаемы (Мк. 7:9-13).

Оказывай внимание, не забывай – думается, сегодня именно это измерение заповеди оказывается наиболее актуальным. Родители в западных обществах обеспечены, но что они могут сделать с собственным одиночеством?

Отца твоего и мать твою

Впрочем, и сегодня есть люди, которые не имеют достаточного довольства, чьи дети умерли или забыли о них. Оказывается, эта заповедь относится и к ним тоже. Вот что говорит об этом свт. Николай Сербский:

«Поистине, чада, вы делаете не много, если почитаете своих отца и мать, а других отцов и матерей презираете. Уважение своих родителей должно стать для вас школой уважения всех мужчин и всех женщин, которые в муках рождают, в поте лица своего растят и в страданиях любят своих детей. Запомните это и живите по этой заповеди, чтобы Господь Бог вас благословил на земле.

Поистине, чада, вы делаете не много, если почитаете только личности своих отца и матери, но не труд их, не время их, не современников их. Подумайте, что, уважая своих родителей, вы почитаете и их труд, и их эпоху, и их современников. Так вы убьете в себе фатальную и глупую привычку презирать прошлое. Чада мои, поверьте, что дни, отданные в ваше распоряжение, не дороже и не ближе Господу, чем дни тех, кто жил до вас. Если вы гордитесь своим временем перед прошлым, не забывайте, что вы и глазом не успеете моргнуть, как станет расти трава над вашими могилами, вашей эпохой, вашими телами и делами, а другие станут смеяться над вами, как над отсталым прошлым.

Любое время полнится матерями и отцами, болью, жертвами, любовью, надеждой и верой в Бога. Поэтому любое время достойно уважения».

Более распространенной точкой зрения, однако, является то, что здесь нужно подразумевать не только родителей, но и всех, кто принимал участие в воспитании, становлении человека. Это, в первую очередь, учителя. Уважение к учителю – это и залог того, что вообще что-то можно от него получить, и проявление благодарности за его труд. Не случайно основное наименование Иисуса в Евангелиях – Учитель.

Катехизис митр. Филарета Дроздова расширяет список еще далее:

«Кто для нас может быть вместо родителей? Вместо родителей для нас являются: Отечество, потому что оно есть великое семейство, в котором Государь есть отец, а подданные — дети Государя и Отечества; пастыри и учителя духовные, потому что они учением и Таинствами рождают нас в жизнь духовную и воспитывают в ней; старшие по возрасту; благодетели; начальствующие в разных отношениях». Там же рассматривается более подробно, как именно проявлять почтение к вышеозначенным лицам и структурам

(Чтобы тебе было хорошо) и чтобы продлились дни твои

Именно так эта заповедь заканчивается в тексте Второзакония. Как говорит ап. Павел, это первая заповедь с благословением – т.е. эта заповедь не просто сохраняет жизнь, она еще приносит благословение.

В древности это воспринимали весьма серьезно, отсюда — истории о борьбу за благословение родителей у Исава и Иакова. Правла, благословение — это не данность. Над ним нужно трудиться, прикладывать усилия, чтобы оно реалзовалось. Тем не менее, психология знает, что воспитание детей с любовью и благословением, а не с проклятием, действительно помогает потом детям легче идти по жизни, позитивно относиться и преодолевать трудности. Напротив, люди, которые не в мире со своими родителями, мучаются от этого, страдают, и часто не могут воспитать и своих собственных детей – все это не может не сказаться на здоровье и счастье человека.

Новый Завет открывает нам великую тайну: помимо земных родителей у нас есть Отец, который никогда не предаст, не проклянет, любовь которого не зависит от наших успехов или поражений. Он любит просто потому, что мы — творение Его рук, и ради нас Он отдал Сына Своего единородного, чтобы верующий в Него не погиб, но все мы имели жизнь вечную (Ин. 3:16). Полнота благ и радостей открывается тому, кто познал любовь Отчую и пребывает в ней.

Прекрасным литературным примером почитания родителей является главный герой романа Дж. Макдональда «Сэр Гибби».

6-я заповедь Декалога

Не убивай

i_1294319123_IMGP75181small1

Эта заповедь повторяет то, что было сказано уже в завете с Ноем: «Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его; кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9:5-6).

«Цени жизнь другого человека; она священна, ты не можешь ей распоряжаться по своему произволу», — как бы говорит Бог. «Кто убивает человека, уничтожает целый мир», — говорят мудрецы.

Заметим, Ветхий Завет знает войны Божии (воины против язычников), знает и суды, когда человека приговаривают к смерти. Таким образом, эта заповедь не самоценна, и есть ситуации, когда своими действиями человек заслуживает смерти, иначе зло распространится и далее (так называемые смертные грехи заразны).

Однако выносить смертный приговор может лишь тот, кто на это поставлен Богом. Судопроизводство в древнем Израиле было настолько щепетильным в отношении свидетелей, что смертные приговоры выносились крайне редко. Они приводились в исполнение всей общиной, причем свидетели должны были первыми принять в этом участие, бросив камень (ничего похожего на большевистскую практику анонимных доносов и заочных приговоров, освобождавшую совесть доносчиков и судей, в этом обществе не было).

Эта заповедь касается в первую очередь людей, но учителя закона говорят и о том, что человек не имеет права распоряжаться по своей прихоти даже жизнью животных, и охота для развлечения немыслима в современном Израиле.

Львом Толстым и его последователями эта заповедь была воспринята в абсолютном смысле, что тоже привело к положительному результату – появилось движение AmnestyInternational, которое ходатайствует о невинных жертвах перед правительствами их стран.

Уже в Ветхом Завете закладываются основы современного уголовного права, существуют законы о пределах необходимой самообороны (ты не можешь убить человека за то, что он хочет тебя обокрасть – жизнь дороже – Исх. 22:3), о небрежности (если твой вол был бодлив и кого-то убил, ты виновен – Исх. 21:29), и неосторожности (если убил случайно, без намерения, то должен уйти в специальный город-убежище – Втор. 19:5).

Нужно понимать: убить можно по-разному, не обязательно для этого использовать оружие и грубую силу.

Своими действиями можно довести человека до смертельной болезни или самоубийства (оклеветав его, отняв самое дорогое для него, уничтожив дело его жизни, и пр.), и можно способствовать этому своим безразличием, попустить это.

Оставление человека в опасности – например, замерзающего, без сознания или в болезненном состоянии, также относится к этой заповеди.

Аборты – также форма убийства, в котором участвуют как минимум шесть человек (молодой человек с девушкой, родители, врач и медсестра). Хотя мы не знаем, с какого момента плод может считаться полноценным человеком, аборт в любом случае уничтожает жизнь, данную Богом.

Сегодня особенно важно говорить о том, что уничтожить доброе имя, репутацию человека, — это также вид убийства.

О самоубийстве надо сказать особо. В истории Церкви мы знаем случаи самоубийства ради того, чтобы не потерпеть издевательств от врагов, не быть обесчещенными – в последнем случае это может рассматриваться как форма героизма. В остальных же случаях в христианской традиции самоубийц не отпевают и не хоронят на кладбище, рассматривая их как людей, отвернувшихся от Бога, отчаявшихся в Его любви. Сегодня Церковь принимает в расчет и чувства родственников, внимательнее рассматриваются обстоятельства, и в случаях смерти в состоянии аффекта человека самоубийцей не считают.

Евангелие призывает нас не только не убивать, но даже не гневаться на брата (Мф. 5:22), и быть миротворцами (Мф. 5:9). Если же человек хочет уподобиться Христу, то он ему надлежит стяжать любовь, чтобы прощать грешников и жертвовать собой ради спасения других (Ин. 15:13).

7-я заповедь Декалога

Не прелюбодействуй

«Блуд заключается в том, чтобы отдать свое сердце не тому, что достойно любви; блуд заключается в том, что свою волю, вместо того, чтобы ее направить к единому на потребу, к чистой, святой любви к человеку, к людям, к Богу, мы распыляем так, что она направлена анархично, во все стороны, так, что она служит всем идолам, всем желаниям, всем порывам. Разве не все мы заражены этой болезнью блуда? Разве мы цельны сердцем, не разделены умом? Разве воля наша не колеблется?

Митрополит Сурожский Антоний

Для людей Ветхого Завета эта заповедь звучала революционно: вокруг – ритуальная проституция, вседозволенность извращений – а заповедь говорит: «Не прелюбодействуй». Именно за грехи хананеев, за их разврат земля сбросила их и была отдана народу Израильскому (Втор. 9:4-5). Но и сейчас, спустя три с лишним тысячелетия, эта заповедь не потеряла актуальности. Мы не будем углубляться в вопросы отклонений и незрелой сексуальности. Очевидно, что брак, установленный Богом, предусматривает реализацию сексуальности между мужчиной и женщиной. «Не посягай на личные отношения других людей, не занимайся развратом, блудом», – так можно было бы в первом приближении переформулировать эту заповедь в своей негативной формулировке.

Но, как и остальные заповеди, эта направлена не на ограничение, а на сохранение и умножение жизни. Ценность брака очевидна во всех повествованиях книги Бытия, задолго до дарования Синайского завета. Согласно иудейской традиции, человек вне брака не полон, ему необходимо найти свою вторую половинку, чтобы стать цельным, исполнить первую заповедь «Плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28), и приблизиться к святости (отсюда название помолвки «киддушин», т.е. освящение). Задачи брака – не просто наслаждаться отношениями, но и взаимно дополнять друг друга, помогать друг другу осуществить свое призвание, участвовать в продолжении жизни через рождение детей.

Однако на этом пути к святости есть свои подводные камни.

Первый камень преткновения – никак не оформлять такие отношения, просто сожительствовать. Почему люди выбирают такой путь? Многие считают, что отношения нуждаются в испытании, не стоит вступать в брак слишком поспешно. Правильная в целом мысль, однако, часто маскирует за собой желание и «попробовать вкусненького», и одновременно неготовность действительно доверять друг другу, оставляет возможность обратного хода.

Второе препятствие к исполнению этой заповеди – чувства, желания к тем, кто не является законным супругом. Но заповедь говорит: ты не животное, ты должен жить не инстинктами, а выбором. Учись стоять в своем выборе, храня отношения завета.

Влюбленность в кого-то помимо своей второй половинки, или влюбленность в человека, состоящего в супружестве – это не грех, но ситуация, потенциально опасная. Если я по-настоящему люблю, я буду желать любимому человеку спасения, буду стараться уберечь от греха, жертвовать собой в любви, эти отношения будут нас возвышать. Если я просто вожделею, я хочу просто лакомиться, пользоваться другим как средством, а сам другой человек мне не важен, не ценен, и в этом смысле страстное вожделение – полная противоположность любви, ее темный двойник. В жертву страсти приносится все: доброе имя, семья, дети… Литература премудрости содержит много предупреждений, касающихся нарушения этой заповеди. Если ты нарушаешь границы другой семьи, ты просто глуп: тебе придется кормить два дома (Притч. 5:10), ты познаешь ярость мужа (Притч. 6:32-35), сам не будешь мирен – это не просто слова, это реальный опыт. Самые лучшие люди не защищены от страстей, но есть способы совладать с этим: это и разделение внутренних борений с братом или сестрой по вере, и границы в общении и некоторая временная отстраненность, но главное – больше времени в искренних отношениях со своей законной половиной и Богом.

Третье препятствие в исполнении этой заповеди – освободиться от обязательств, потому что “любовь ушла”. Многие современники в таком случае выбирают развод, но развод даже в Ветхом Завете – всего лишь попущение по жестокости сердца людей (Мф. 19:8). Древние не знали такого культа чувств, для них любовь являлась не началом, а результатом лучшего узнавания друг друга и совместной жизни (Быт. 24:67). Христос чрезвычайно прям в отношении этого: развод – повод к прелюбодеянию (Мф. 5:32). В фильме «Париж, я тебя люблю» есть сюжет про мужчину, который собирается порвать с женой ради любовницы, но выясняет, что у жены рак. Он делает свой выбор, оставаясь с супругой – и вновь в нее влюбляется. В конце концов она уходит, но каждый раз, когда он видит красное пальто, это служит для него напоминанием о любви, которая никуда не ушла.

Лучше всего, когда в брак вступают оба верующих человека, это закладывает общий фундамент их отношений, и для верующего человека это, должно быть, главный критерий (об говорит и ап. Павел – 1 Кор. 7:39). Однако если супруги вместе не знали Бога, а потом кто-то один обратился, это не должно стать поводом для развода: «Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7:14).

Евангелие одновременно и устрожает эту заповедь, и занимается профилактикой падений в подобных случаях, обращая внимание не на дело, а уже на взгляд: «А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф. 5:28-30). Разумеется, сказано это в форме притчи, но сказано достаточно ясно. Человек, сумевший избежать всего этого, называется целомудренным, т.е. внутренне цельным. Его цельность проявляет себя во всем: и в поведении, и в мыслях, и в поступках, и в речи, и в отношениях. В таком человеке может обитать Дух Святой, и он сам через это освящается и преображается (1 Кор. 6:13-20).

Все человечество после грехопадения – как осколки прекрасной хрустальной вазы, о каждого из нас можно уколоться и порезаться. Брак в Господе – удивительный дар тем, кто хочет восстановить изначальную цельность и научиться любить так, чтобы не ранить, а исцелять и преображать.

8-я заповедь Декалога

Не укради

1350437161_x_3aa868e6

Если предыдущие заповеди, шестая и седьмая, защищают жизнь и отношения, то эта заповедь защищает собственность человека.

Но прежде, чем говорить о собственности, заметим, что собственности в абсолютном смысле у людей быть не может – ибо все Творение принадлежит Богу. Человек поставлен распоряжаться и пользоваться творением, а народ завета получает в наследство от Бога Землю обетованную. Особенность Святой Земли в том, что она не будет терпеть беззаконий, земля свергнет с себя беззаконников – т.е. народ будет терпеть голод, будет угнан в плен. Итак, право пользования плодами земли зависит от нравственности народа.

Другая особенность этой земли заключается в том, что каждое племя получало землю по жребию, т.е. согласно высшей справедливости, и этот надел не может быть отчужден – каждые 49 лет земля возвращается к тому, кто ее получил. Таким образом, уже в самом начале созидания народа Божия можно видеть не только заботу о собственности, но и заботу о справедливости в распределении богатства в обществе.

Наряду с законом о возвращении земли, справедливость поддерживалась многочисленными законами заботы о бедных – бедным можно было есть в чужом саду, им оставляли часть урожая (край поля, забытые снопы, упавшее при жатве), богатым предписывалось организовывать благотворительную кухню и кассу помощи беднякам. Безусловно, первое средство для выполнения заповеди «не укради» — это профилактика бедности, и эти законы были специально на это направлены. Подумайте, насколько справедливо в этом смысле было древнее законодательство.

Не укради

У кого можно украсть? Можно украсть у родственников (мы уже обсуждали вопрос отказа от заботы о родителях), у ближнего, у государства.

Все понимают, как правило, что нехорошо красть материальные вещи. А как быть с продуктами интеллектуальной собственности – книгами, музыкой, кино, программным обеспечением?

Все понимают, что нехорошо воровать у ближнего. А если я не плачу за проезд в общественном транспорте, или беру что-то с работы, использую рабочую технику в личных целях – как с этим?

Взять книгу и не вернуть – это что? А найти ценную вещь и даже не попытаться разыскать владельца – это как?

Иногда сама работа связана с тем, что человеку приходится заниматься сомнительными финансовыми операциями, заполнять «левые» документы, уклоняться от уплаты налогов – это тоже может быть кражей.

Все эти случаи требуют рассуждения, потому что одно дело – не заплатить за проезд из-за реального отсутствия денег, и совершенно другое – из спортивного интереса и любви к даровым благам; да и законодательство у нас подчас построено так, что вынуждает людей прибегать к «схемам» ради того, чтобы не разориться. Здесь, действительно, не все бывает однозначно, и подробнее о разных уровнях моральных рассуждений можно посмотреть в трудах Л.Колберга.

Однако есть и более прямой способ: молиться о том, чтобы Господь вразумил и вмешался в ситуацию. Часто после такой молитвы либо приходило понимание, как поступать, либо выбор переставал быть актуальным.

Помимо денег, вещей и интеллектуальных продуктов, особое значение приобрели сегодня новые ценности – это идеи и время. Присвоить чужую идею очень легко, и это совершается не только в диссертациях, но и в отчетах начальству, конкурентной борьбе корпораций. Еще хуже порой мы поступаем со временем – и здесь мы его можем украсть не только у других, но и у себя самих — этому способствуют пустые разговоры, интернет и телевидение, и мное другое.

Но можно украсть также и у Бога. Как? Не заплатив десятину. Вспомним: все в этом мире принадлежит Богу, Он дает нам пользоваться благами земли, и десятина – это показатель доверия Ему. Да, многие православные христиане считают, что десятина – это Ветхий Завет, а мы живем в Новом. Но заповеди Ветхого Завета – это нижняя планка, грань, за которой начинается беззаконие. Христиане, по идее, должны превзойти ветхозаветных праведников. На практике же мы видим нечто противоположное – люди жертвуют на храм, на христианское образование по остаточному принципу, мелочью, или вообще считают, что за все платит государство или Патриархия. В результате храмы вынуждены искать спонсоров, заниматься торговлей, сдавать помещения в аренду… Не говорим уже о том, что миссия, проповедь Евангелия людям, которые о нем не слышали, по идее должна поддерживаться домашней Церковью проповедника – а сегодня сами миссионеры вынуждены искать средства для этого.

Ап. Павел дает совет, который оказывается актуальным и сегодня: работать нужно так, чтобы было еще из чего подавать нуждающемуся (Ефес. 4:28). И, хотя собственность важна, она не должна становиться самоценностью. Ранняя Церковь настолько была воодушевлена Благой вестью, что люди даже продавали имения (Деян. 2:45) и начинали жизнь в общине, где все было общее (Деян. 4:32). Так сегодня живут и некоторые монашеские общины. Можно сказать, что общая жизнь и жертва для нуждающихся — это постоянный идеал, к которому возвращаются все люди, чьи сердце оказалось затронуто Евангелием или не утеряло своей молодости во Христе Иисусе.

Подробнее о десятинах в истории ветхзозаветной и новозаветной Церкви можно прочесть здесь

9-я заповедь Декалога

post-15-055238100 1320071528_thumb

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся (Мф. 5:6)

Правда на суде и социальная ответственность

В прямом смысле эта заповедь касается судов. Согласно ветхозаветному судопроизводству, для вынесения судебных решений требовалось минимум два или три свидетеля; одного свидетеля было недостаточно (Втор. 17:6-7), причем свидетели должны были пользоваться хорошей репутацией. Свидетели должны были наложить руки на преступника и первыми бросить в него камень (никакого обезличенного судебного процесса, все предельно прозрачно!) Если выяснялось, что свидетель лжет, он должен был понести наказание соответственно тому ущербу, который он хотел нанести (Втор. 19:16-20). Вместе с тем, эта заповедь предполагала и сообщение о преступлении, чтобы истребить зло в народе Божием. Грех, которому потворствуют, покрывая его молчанием, может погубить и общину, и государство, и церковь.

Свидетельство веры

Но свидетельство, безусловно, предполагается не только в уголовных делах. Противоположный случай – свидетельство о своей вере. История Церкви знает целые эпохи, когда христиане расплачивались свободой и жизнью за то, что не лгали о своей вере. Собственно, греческое слово martus, свидетель, также переводится как мученик. В разной форме христианам первых веков предлагали сделки с совестью: просто кинуть ладан на алтарь местных богов, наступить на крест, подписать бумаги с отречением. В первые два века за отречение от веры в любой форме человек до конца жизни отлучался от Причастия, только позже канонические нормы смягчаются из сострадания к павшим. В книге Деяний свидетельство о вере становится призванием каждого ученика Христова: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). Это прощальные слова Господа, согласно евангелисту Луке.

Жить не по лжи

Итак, недопустимость лжи и исповедание веры в Бога – вот главные составляющие этой заповеди. Но вглядимся в нее чуть пристальнее. В двадцатом веке, известном своими тоталитарными режимами, война уже шла не только против веры, но против правды, человечности. Иногда даже не требовалось ничего делать, просто молчать, когда рядом провозглашается ложь, оговаривается и судится невиновный человек… Но находятся те, кто мужественно свидетельствуют о правде, зная, что могут сами пострадать и наверняка пострадают.

Заповедь о лжесвидетельстве сегодня становится демаркационной линией порядочности и правды. Ее исполнение проявляется и в великих, и в малых делах: дома, на работе, в Церкви, в государственных делах. Живешь ли ты, как учишь, как твои слова соотносятся с твоими делами? Так можно было бы сформулировать вопрос, который апостол Павел еще в первом веке задает своим читателям в послании к Римлянам, 2 гл. И это касается не только того, чтобы «чисто исповедоваться», ничего не утаивая. Ложь как стиль жизни и последствия этого прекрасно описаны в трагическом романе А. Кронина «Древо Иуды».

Можно по-разному относиться к А.И. Солженицыну, но, безусловно, он действовал как пророк, выступив с призывом «жить не по лжи». Эта правда жизни касается не столько мелких вещей, сколько вообще жизненной позиции человека: бывает, что человек просто боится жить по большой правде, и, хотя ничего дурного не совершает, жизнь его правдивой не назовешь. Примеры стояния за правду всегда западают в память, и неважно, какой религии придерживался исповедник этой правды. Каждый знает Сократа, М. Ганди, М.Л. Кинга, Я. Корчака, А.Д. Сахарова и Д.С. Лихачева…

Стукачество, слухи и просто болтливость

Коммунистическому строю удалось настолько изменить сознание людей, что, к сожалению, наследие прошлого не изжито до сих пор. Часто привычки советского прошлого привносятся и в Церковь. Так, с древних времен к заповеди «не лжесвидетельствуй» относили и повеление из книги Левит: «Не ходи переносчиком в народе твоем и не восставай на жизнь ближнего твоего. Я Господь» (Лев. 19:16). Буквально это означает: не передавай слухи, пусть они умрут в тебе, не говори что-то против ближнего, иначе помни о суде Божием. «Об отсутствующем брате не должен он ничего говорить с намерением очернить – это есть клевета, хотя бы сказанное было и справедливо», — повторяет свт. Василий Великий (Письма к разным лицам, 22). Но сегодня многие даже церковные люди совершенно не чувствуют своей ответственности, передавая слухи об отдельных людях, церковных общинах, очерняя кого-то в их отсутствие – даже не будучи знакомыми с теми, кого очерняют.

В Евангелии описывается, как поступать, если кто-то грешит: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:15-16). Сегодня же часто принято сразу идти и докладывать начальству, даже не попытавшись по-честному разобраться в ситуации.

Между тем, «сплетник находится в Сирии, а убивает в Риме», — говорит Талмуд. Иудейские мудрецы выделяли три вида злой речи: намеренная клевета, просто передача порочащих сведений, хотя бы сказанное было и верно, а также и просто неразумное открытие дел других. Если с первыми двумя мы разобрались, то как может повредить третье? Представим, что мы хвастаемся, что нас пригласили на день рождения, а нашего собеседника – нет. Что он подумает? Поэтому молчать всегда удобнее. «Много раскаивался я о своих словах, а о молчании – никогда» — говорил Арсений Великий. «Должен заметить, что моя застенчивость не причиняла мне никакого вреда, кроме того, что надо мной иногда подсмеивались друзья. А иногда и наоборот: я извлекал пользу из этого. Моя нерешительность в разговоре, раньше огорчавшая меня, теперь доставляет мне удовольствие. Ее величайшее достоинство состояло в том, что она научила меня экономить слова. Я привык кратко формулировать свои мысли. Теперь я могу выдать себе свидетельство о том, что бессмысленное слово вряд ли сорвется у меня с языка или с пера. Я не припомню, чтобы когда-либо сожалел о сказанном или написанном. Благодаря этому я оградил себя от многих неудач и излишней траты времени. Опыт подсказал мне, что молчание — один из признаков духовной дисциплины приверженца истины. Склонность к преувеличению, замалчиванию или искажению истины, сознательно или бессознательно, — естественная слабость человека, молчание же необходимо для того, чтобы побороть эту слабость… Моя застенчивость, в действительности, — мой щит и прикрытие. Она дает мне возможность расти. Она помогает мне распознавать истину». (М. Ганди. «Моя жизнь»).

«Обуздывающий язык будет жить мирно, и ненавидящий болтливость уменьшит зло. Никогда не повторяй слова, и ничего у тебя не убудет. Ни другу, ни недругу не рассказывай и, если это тебе не грех, не открывай; ибо он выслушает тебя, и будет остерегаться тебя, и по времени возненавидит тебя. Выслушал ты слово, пусть умрет оно с тобою: не бойся, не расторгнет оно тебя. Глупый от слова терпит такую же муку, как рождающая — от младенца. Что стрела, вонзенная в бедро, то слово в сердце глупого. Расспроси друга твоего, может быть, не сделал он того; и если сделал, то пусть вперед не делает. Расспроси друга, может быть, не говорил он того; и если сказал, то пусть не повторит того. Расспроси друга, ибо часто бывает клевета. Не всякому слову верь. Иной погрешает словом, но не от души; и кто не погрешал языком своим? Расспроси ближнего твоего прежде, нежели грозить ему, и дай место закону Всевышнего» (Сирах. 19:6-18).

Домыслы и принятие слухов

Нередко бывает, что кто-то приписывает другим определенные мотивы, «прозорливо» читая в их сердце. Зачастую при этом другим приписывается то, к чему склонен сам человек, т.е. он судит по себе. Безусловно, это тоже связано с лжесвидетельством.

Также мы видим, что эта заповедь касается не только передачи слухов, но и их принятия. «Господи! кто может пребывать в жилище Твоем? кто может обитать на святой горе Твоей?» — восклицает Давид. «Тот, кто ходит непорочно и делает правду, и говорит истину в сердце своем; кто не клевещет языком своим, не делает искреннему своему зла и не принимает поношения на ближнего своего» (Пс. 14:1-4).

Вред слухов

О том, насколько большой вред может принести необузданный язык, говорится и в послании ап. Иакова, брата Господня (3 глава). Мы же приведем притчу из книги р. Иосифа Телушкина «Слова, которые ранят, слова, которые исцеляют».

По небольшому восточноевропейскому городу ходил человек и клеветал на раввина. Как-то, почувствовав внезапное раскаяние, он пришел к раввину и попросил о прощении, а для искупления греха выразил готовность снести любую епитимью. Раввин велел ему взять перьевую подушку из своего дома, разрезать ее, разбросать перья по ветру и потом прийти к нему. Сделав как было наказано, человек вернулся к раввину и спросил:

– Теперь я прощен?

– Почти, – ответил раввин. – Осталось сделать еще одно дело. Пойди и собери все перья.

– Но это же невозможно, – запротестовал человек. – Их уже разнесло ветром.

– Совершенно верно, – ответил раввин. – Несмотря на то, что ты действительно хочешь исправить совершенное зло, уничтожить вред, нанесенный твоими словами невозможно, как и невозможно собрать разнесенные ветром перья.

Бывает ли ложь во спасение?

Часто задают вопрос, бывает ли ложь во спасение. Здесь нужно быть очень аккуратным, чтобы не заниматься самооправданием. Скажем, если нарушена супружеская верность, и об этом не знает никто, кто самого прелюбодея, будет ли спасительным скрывать это, «щадя» чувства другого? Это будет отравлять отношения. Совсем другое дело, когда не говорится вся правда не ради собственной выгоды, а по любви к ближнему. Выдать фальшивые справки о крещении, чтобы спасти евреев от газовых камер, отвечать «не знаю» на вопрос о членах кружка верующих в Советском Союзе или борцов за свободу во время войны – это не ложь, а мужественный поступок. Выжившему в катастрофе могут не говорить о смерти родственников до той поры, пока он не поправится настолько, чтобы выдержать это известие, — в этом любовь, а не ложь.

Правда без тоже любви может убить, да и будет ли она правдой? В «Отечнике», собрании монашеских историй, рассказывается о том, как из Скита в Келии пришел монах, которому оказал гостеприимство некий старец. Но скитянин быстро стал популярен, и старца стала мучить зависть. Тогда он послал своего ученика к скитянину с тем, чтобы тот прогнал его. Ученик же, придя, спросил: «Старец волнуется за твое здоровье, как ты?» Скитянин благодарил за заботу, а старцу ученик сказал, что скитянин просит чуть подождать, он скоро уйдет. Так продолжалось трижды, наконец, старец, не выдержав, взял палку, чтобы выгнать скитянина. Ученик же, забежав вперед, сказал, что старец идет выразить свою любовь и почтение. Скитянин вышел навстречу и начал столь усердно благословлять Бога и старца, что старец пришел в себя, обнял скитянина и пригласил на трапезу. Узнав же, как действовал ученик, старец пал к ногам ученика и сказал: «С этого дня ты—мой отец, а я — твой ученик, потому что Христос избавил и мою душу и душу брата от греховной сети при посредстве твоего благоразумия и действий, исполненных страха Божия и любви».

Мы живем в мире, где каждый день, каждый час, каждую минуту количество лжи растет. «Ложь успевает обойти полмира, пока правда одевает штаны», — говорил У. Черчилль. Но мы, верующие, можем жить иначе. Ведь мы знаем, что, Истина – это Сам Христос (Ин. 14:6), и пребывающий в Нем может ходить в правде и не грешить (1 Ин.). Мы также верим, что, когда Он придет во второй раз,

«Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются;
истина возникнет из земли, и правда приникнет с небес;
и Господь даст благо, и земля наша даст плод свой;
правда пойдет пред Ним и поставит на путь стопы свои»
(Пс. 84:11-14).

10-я заповедь Декалога

Исх. 20:17 Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

Втор. 5:21 Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ни всего, что есть у ближнего твоего.

Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! (Пс. 41:2)

Есть ли смысл в порядке заповедей?

Заповеди Декалога, без сомнения, можно рассматривать в произвольном порядке, поскольку каждая из них важна для сохранения и умножения жизни. Вместе с тем, неслучайно, что они даны так, а не иначе. Психологи знают, что в любой последовательности тезисов лучше всего помнится первый и последний. Значение первой заповеди очевидно: если для человека Бог – не Господь, все остальное уже не важно, ведь отчуждение от Бога – это и есть самая суть греха. Но что мы можем сказать о значении последней, десятой заповеди? Почему все оканчивается именно ей, а не запретом убийства, к примеру? Что же может быть важнее напоминания о ценности человеческой жизни?

Дело в желании

С первого взгляда кажется, что эта заповедь, подобно седьмой и восьмой, касается отношений и собственности: перечисляются жена, дом, рабы, волы, ослы, поле… В чем же отличие? Присмотревшись внимательнее, мы видим, что основное ударение здесь на слове «не пожелай». Центр внимания переносится с дел на желание, намерение. Из намерений уже рождаются и слова, и дела. Можно сказать, что в этом смысле эта заповедь – ключ к остальным, связанным с практикой жизни. От желания до попытки отобрать, «отбить», обмануть или убить, чтобы завладеть, путь весьма короток. История Библии знает много тому примеров: от Каина через Давида с Вирсавией до Иуды.

Не просто не завидуй — не сравнивай

Многие перефразируют эту заповедь просто как «не завидуй», однако И.Я. Гриц предлагает более энергичное и радикальное: «Не сравнивай!». Как «не сравнивай», почему?! Разве это плохо, смотреть, как у соседа? Как же тогда понять, правильно ли я живу – быть может, я просто ленив, или руководствуюсь неверными целями? Заповедь запрещает не учиться у соседа, а желать того, что принадлежит соседу. И все же многие люди сегодня живут, сравнивая свою ситуацию с тем, «как у других». К сожалению, такое сравнение редко приводит к благодарности, чаще же побуждает людей невротически стремиться к тому, чтобы увеличивать свои потребности. А если исправить положение нельзя? Рождается ропот или уныние.

Но давайте еще раз пристально вчитаемся в текст. Как верят христиане, Библия – это Откровение Божие, ни одного слова в ней не сказано напрасно, и если нам что-то кажется устаревшим или неадекватным, это не проблема Библии – это проблема нашего понимания. В свете этого попробуем проанализировать, что имеется ввиду под каждым словом в этом списке запретных желаний.

Жена – она служит образом просто близкого человека, родного, друга. Кто-то окружен друзьями, а кто-то одинок. Но — не сравнивай.

Поле (в тексте Исхода его нет, оно появляется во Второзаконии, когда народ готовится стать оседлым) – это, собственно, место работы, источник дохода – как и вол. У кого-то работа приносит серьезный доход, кто-то перебивается. Не сравнивай.

Дом можно понимать во многих смыслах: и как жилище, и как семью, атмосферу в ней, и как приход, общину. Ты в гостях у друзей – дружная семья, дети, помогающие родители, а тебя дома ждет отец-алкоголик. Ты зашел в чужую церковь, но тебе так здесь рады, как в своей никогда не встречали. Под домом можно понимать даже человеческое тело, – у кого-то оно молодое и здоровое, а у кого-то поражено болезнями… В такие минуты хочется перестать быть собой, быть там, где нас нет… Не сравнивай.

Раб, рабыня – это сотрудники, а осел – средство передвижения, от иномарки до электрички. Не сравнивай.

Может быть, что-то оказалось неучтенным? Именно для этого и добавлено: Не желай… ничего, что у ближнего твоего.

Есть и еще одна опасность в сравнениях: Бог нас всех сотворил разными, уникальными, с разными потребностями, и человек, постоянно оглядывающийся на других, рискует никогда не встретиться со своими подлинными желаниями, с самим собой. А ведь так важно найти свой путь, отыскать свои желания, а не подражать другим!

Что же делать вместо этого?

Во-первых, «Не сравнивай, а благодари за то, что уже есть». Благодарность – это первое положительное прочтение данной заповеди, и одновременно – переход к исполнению первой заповеди, ведь главная благодарность всегда обращена к Богу.

Во-вторых, ищи себя, свои собственные желания. Библия нигде не поощряет амебного существования, когда человеку все равно. Авраам страстно желает продолжения жизни в сыне. Моисей – спасения народа. Даниил назван мужем желаний. А как горячо может вести себя ап. Петр: «Вели мне пойти к Тебе по воде!»…

И Господь Иисус не подавляет желания, а пробуждает их – в разговоре с самарянкой у колодца (Ин. 4 гл.), в сирофиникиянке (Мк. 7:24-30), в расслабленном у купели Силоамской: «Хочешь ли быть здоров?» (Ин. 5:6)

Желания нужно не только искать, но и открывать их перед Богом с благодарностью, и «мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе» (Флп. 4:7). «Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего. Предай Господу путь твой и уповай на Него, и Он совершит, и выведет, как свет, правду твою и справедливость твою, как полдень» (Пс. 36:4-6).

И ученики Христовы, апостолы, призывают развивать и воспитывать в себе правильные желания: Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший…Достигайте любви; ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать…Ревнуя о дарах духовных, старайтесь обогатиться ими к назиданию церкви,— пишет апостол Павел (1 Кор. 12:31, 14:1,12).

О чем мечтать, чего желать и о чем молиться – большие и важные вопросы в духовной жизни, ответы на которые для каждого будут его собственными, личными, — хотя искать эти ответы можно и вместе.

Ты, Ты, Ты…

И все же самое главное желание, стремление верующего – это желать Его Самого. Искать не Бога ради Его даров, а Его Самого. Диалога, общения с Ним. Не обязательно даже в словах – просто предстояния, присутствия:

«А я в правде буду взирать на лице Твое; пробудившись, буду насыщаться образом Твоим» (Пс. 16:15)

Это желание Бога открывает путь не только к первой заповеди, но и перекидывает мостик в Новый Завет, к Евангельским блаженствам.

***

Рассказывают. Бердичевский равви часто пел песню, в которой были такие слова:

Все, о чем я мечтаю, – Ты! Все, о чем я думаю, – Ты! Только Ты, снова Ты, всегда Ты! Ты! Ты! Ты!

Когда я радуюсь – Ты! Когда я грущу – Ты! Только Ты, снова Ты, всегда Ты! Ты! Ты! Ты!

Небо – Ты! Земля – Ты! Ты наверху! Ты внизу! В каждом начале, в каждом конце, Только Ты, снова Ты, всегда Ты! Ты! Ты! Ты!

Добавить комментарий