Встреча ведущих Евангельских кружков Москвы

Встреча ведущих Евангельских кружков Москвы

Сегодня, 24.03.2017, прошла первая встреча ведущих Евангельских кружков Москвы в рамках деятельности Миссионерско-катехизаторской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы. Здорово, что мы все — такие разные, и при этом — занимаемся одним делом. Представлялись, рассказывали об истории группы и об особенностях проведения, говорили о вопросах и о том, чего бы хотелось. Надеюсь, что наша группа будет пополняться, следующую встречу решили провести 21 апреля, на Светлой седмице. Кому интересно — дайте свои координаты (ФИО, храм, телефон и эл.адрес), чтобы можно было выслать план и материалы для следующей встречи.

Расшифровка встречи

В обработке материалов принимали участие: Марина Махнева и Лидия Плотникова (учащиеся Колледжа «Наследие», Екатеринбург, расшифровывали запись), Александра Строцева (готовила резюме), Владимир Стрелов (общая редакция).

Обсуждение

Было достаточно интересное обсуждение, но те, кто хотел бы быстро узнать о результатах, могут сразу посмотреть резюме в конце.

Владимир Стрелов. Я немного расскажу предысторию, почему мы собрались и как так получилось. При Епархиальном совете города Москвы существует Миссионерская комиссия, в этом году она была переименована в Миссионерско-катехизаторскую комиссию города Москвы. И у нее сменилось руководство, если раньше был иеромонах Димитрий Першин, то теперь отец Игорь Фомин, настоятель храма при МГИМО. И, начиная с января, прошли ряд встреч, на которых пытаются думать о том, каким образом поднимать миссионерскую и катехизаторскую работу в Москве. Моя задача – это Евангельские кружки, соответственно, — в связи с тем, что в свое время я и публиковал методичку по Евангельским кружкамEvkruzhki, и на Федоровском городке тоже этот опыт распространял. И когда мы обсуждали с отцом Игорем, как будем действовать, я ему сказал, что в первую очередь хотел бы идти неформальным путем. Чтобы это не было так, что мы «спустили» просто на всех, и кто-то придет, — а скорее, кто откликнется в первую очередь. Дальше, может быть, сделаем циркулярную рассылку, но уже когда будет понятно, что можно делать в принципе вместе. Важно, чтобы это было командное действие. Я очень надеюсь, что сегодня мы, может быть, и увидим, кто может увидеть как-то себя в этом процессе, и двинемся дальше уже не как Владимир Стрелов, а как группа, которая у нас здесь собралась. Вот такая предыстория. И задача сегодня — просто познакомиться, кто пришел сюда, услышать, что у вас есть или что было, потому, что у кого-то было и перестало, но все равно есть желание благое и непринужденное как-то в этом процессе поучаствовать и посмотреть, что бы мы могли, куда бы двигаться дальше. Мы не первые, конечно, потому, что было в свое время Русское студенческое христианское движение в начале 20 века, там очень большой опыт был накоплен, но после Революции и двадцатых годов оно прекратило свое существование в России. Во Франции же оно продолжило свою деятельность, и, может быть, мы будем как-то и к их опыту обращаться, но сначала надо понять, а что у нас есть, с чего мы собственно начинаем. Отец Игорь Фомин года два назад через общих знакомых со мной познакомился и говорит: Володя, я хотел бы у себя на приходе создать такой библейский кружок. Мы с ним встретились два раза, поговорили о том, как это делается,  и у него сейчас на приходе кружок чисто мужской, приблизительно такой же, как у нас (на этот момент в аудитории одни мужчины), принципиально они туда женщин решили не включать. Он говорит, что человек тридцать у него туда ходит, и он видит, что в этом есть очень большой потенциал и результаты. И поэтому, говорит о. Игорь, когда меня  назначили, я решил развивать разные направления – я вижу, как работают со школами, у нас есть один священник, который очень хорошо работает со школами, и я понимаю, что такое Евангельские кружки. У комиссии есть и другие направления – есть работа с университетами, СМИ, антисектантская деятельность, тоже, есть образовательная деятельность, работа с армией… Но вот кружки — это мы, можно так сказать. Еще Александр Антонюк из центра «Атриум» захотел участвовать в этой работе, но его сегодня, к сожалению, нет, он сам работает. Ну и, наверное, можно начать с того, чтобы рассказать о себе, какие мы есть, какой у нас опыт. Я предлагаю, чтобы я завершал, и, может, тогда с Вас, Евгений, начать.

Евгений Голубев. Мы сейчас в том месте, где проходят наши встречи. Я не сторонник называть их кружками, я называю их встречами. Меня зовут Евгений Голубев, мы находимся в доме притча храма. Настоятель нашего храма протоиерей Михаил Гуляев, с его благословения эти встречи проходят. Сам я начинал и опыт Евангельских кружков или библейских групп приобретал в Даниловом монастыре, от сотрудников Патриаршего развития детей и молодежи Юрия Белановского, Александра Боженова, Федора Ярмоша (можно посмотреть здесь). Там я закончил катехизические курсы и нашел этот опыт очень положительным, и транслировал, собственно, на приход, куда меня Господь определил. Ну, это  историческая часть. А на данный момент мы имеем постоянных участников наших встреч — 5 человек, еще кто-то приходит, кто-то уходит. Для меня всегда большая радость, когда приходят люди внешние, т.е. не только прихожане нашего храма, люди знакомые, которых мы приглашаем, а люди совершенно со стороны, они узнают о наших группах благодаря фонду Предание, базе групп, сотрудничеству с Таней Зайцевой. Это очень, мне кажется, здорово, потому что в своем соку варишься, а библейские группы – место, куда внешний человек может зайти, где ему будет комфортно, он сможет познакомится со Священным Писанием, с жизнью Церкви. Первый шаг сразу в храм сделать сложно, а это может быть такой первой ступенькой. Опыт положительный, правда, приходят чаще девушки. Из тех людей, которые приходили как внешние, они походили, быть может, полгода, месяц, кто как смог, но они ушли и не стали членами нашей приходской общины… С одной стороны, меня это печалит, с другой, видимо так нужно было. Мы расставались хорошими друзьями, поддерживаем личные связи. Периодически после того, как люди переставали ходить, я с ними связывался – одному далеко ездить, другой переехал в другой город.

Владимир Стрелов. Такой вопрос по ведению,  как вот у вас, но кратенько.

Евгений. Они у нас проходят по классическому сценарию, т.е. я выступаю в роли модератора. Вначале, мы, естественно, молимся, молитва у нас – это тропарь об умножении любви и молитва Иоанна Златоуста  перед чтением Священного Писания. Дальше мы садимся в круг и, как правило, каждый учебный год, я выбираю какую-то определенную линию – в прошлом году это были отрывки чтения воскресного дня, в этом году – это апостольские чтения текущие (по средам). Постом читаются  тексты Ветхого Завета, что тоже очень интересно. К каждой встрече я готовлю вступительную часть, я рассказываю, если это, допустим, послание к Коринфянам, я рассказываю о Коринфе вкратце, историческое обоснование послания, чтобы погрузить людей в контекст. Задачи, которые я здесь вижу  — актуализировать текст Писания для сегодняшнего человека современности. Для этого нужно  погрузиться в контекст. Важно   понимать, что текст был написан в определенное время, определенным человеком для совершенно определенных людей.   И вступительную часть я считаю обязательной, но не очень длинной, чтобы это не превращалось в лекцию. Потом мы делим стихи на части, я стараюсь, чтобы всем досталось поровну, и читаем по кругу, по два стиха, по одному стиху прочитываем по кругу, и дальше момент тишины, две, три минуты тишины, чтобы осмыслить, еще раз  целиком прочитаем весь отрывок про себя, дальше вопросы. Первый круг вопросов, это вопросы интеллектуального характера, смысловой, второй круг вопросов – это вопросы духовные. Ну, вот вопросов первого круга может быть… где находится город Капернаум, это географические какие-то особенности, бытовые какие-то вещи. Вопросы второго круга связаны только со смыслом прочитанного отрывка,  например, почему Иисус исцелил в субботу, что Он имел ввиду. Как правило, я стараюсь, чтобы активизировать каждого, чтобы все задавали вопросы. Если таких вопросов нет, их задаю я. Все участники могут отвечать на вопросы, у нас есть правило поднятой руки, если человек хочет что-то сказать, он поднимает руку, я даю слово,  стараюсь, чтобы все поучаствовали. Если кто-то не желает говорить,  я не настаиваю. Задача меня как модератора, чтобы люди оставались в русле Православия. Если человек высказывает какую-то мысль, и я вижу, что явно это нецерковное учение, я корректирую. Если нет ответа на вопрос – отвечаю я, если у меня нет ответа на вопрос – отвечают святые отцы. Вопросы задаются не по очереди, а кто хочет, и кто хочет, может отвечать, делиться своим опытом. Это интересно, потому что Евангельский текст и текст Священного Писания в жизни каждого человека в его судьбе как-то преломляется, бывает, удивительным образом, и это радостно.

Владимир Стрелов. Хорошо, а чем заканчивается встреча?

Евгений. Заканчивается наша  встреча тем, когда мы исчерпали круг вопросов, и первый и второй, и моих, потому, что мне тоже бывает интересно узнать, как участники на это смотрят. Заканчивается это  еще раз прочтением всего текста, минутой тишины, размышлением. И я, как правило, ставлю вопрос в конце. Здесь должен каждый ответить,      даже если кто-то молчал в обсуждении, в конце все равно  пусть скажет – хотя бы и «я не могу ничего сказать, мне нечего сказать». Вопрос такого плана, вопрос номер один – что мне сегодня, в прочитанном отрывке здесь и сейчас, сегодня показалось самым важным для меня, что мне Господь открыл, что в сердце больше всего откликнулось. Это первый вопрос. Второй вопрос бывает —  чему меня этот отрывок может  научить, в чем меня может обличить, научить, и чем он может утешить (2 Тим. 3:16). Т.е. я стараюсь дать людям опыт рефлексии, на пропускание  отрывка через себя, и здесь я настаиваю на том, чтобы люди говорили свои личные впечатления, свой личный опыт. Потому, что, как правило, они говорят правильные мысли, очень хорошие, но не свои, а мысли святых отцов или прочитанные у каких-то современных священников, богословов. В конце молитва и идем пить чай.

Владимир Стрелов. Спасибо. Мне кажется, что сейчас первое представление было очень подробное, можно будет где-то сокращать, особенно, если вы чувствуете, что уже прозвучала та форма, которая у вас есть. Спасибо большое, Евгений.

Александр Близнюк. Я программист, и Владимир считает, что нужно как-то активизировать деятельность в интернете, чтобы привлекать людей, чтобы люди знали, о том, что такие группы есть, чтобы было больше инициатив по созданию групп.

Владимир Стрелов. Александр занимается Преданием с одной стороны (о Библии и Евангелии в старой библиотеке, там же можно найти переводы, комментарии), и в разделе групп принимал участие. Сейчас занимается проектом Экзегет.ру, сейчас его переделывает, и плюс он нашим сайтом  колледжа тоже занимается, т.е. все, что связано с библеистикой в интернете на данный момент концентрируется в его руках, ко всему имеет какое-то отношение. И мне хочется, чтобы сегодня мы помечтали о том, а нужен ли нам  отдельный проект, чтобы двигать Евангельские кружки, или  нас устраивает то, что есть, и надо просто это как-то дорабатывать и докручивать.

 Авдий Биджамов. Храм св. праведного Алексея Мечева, недавно построили в восточном викариатстве, напротив 15 детской больницы.  Я уже год с небольшим являюсь ответственным за миссионерское и катехизаторское служение в храме, и получается, чуть больше года  у нас проходит библейский кружок похожий на то, как уже говорили. По времени часа два-три, людей бывает  от  15 до 20 человек. Начался он уже год и несколько месяцев, при  храме, к сожалению, место для проведения еще не построено, поэтому мы в храме, прямо внутри, не очень удобно, но проводится. Приходят большей частью женщины. Кроме того, приходили люди совсем не православные, например, бывший кришнаит, который пока не определился, и вообще невоцерковленные люди, которые хотят изучать Писание. В принципе интересно, но у нас так получается, что большая часть, наверное, люди, которым уже больше тридцати. У нас, к сожалению, не много молодых ходят,  ходят к нам уже женщины в возрасте от 40 лет, слава Богу. К сожалению, времени не всегда хватает на все пункты, о которых говорили, но стараемся укладываться. У нас формы меняются, я выбираю либо стих, вопросы сразу, а потом читаем толкование, либо вопросы после. Сначала пробовали много толкований брать, но потом стали уменьшать, потому что усваивается очень тяжело. Если активных достаточно, то люди подключаются. А чем старше человек,  ему тяжелее говорить, и тут зависит, как мы раскроем смысл. Тут интересную мысль предложили, чтобы два круга вопросов, конечно, надо реализовывать.

Владимир Стрелов. Хорошо, пойдем дальше.

Александр Горягин. Я представляю миссионерский центр Атриум – Москва, как и упоминавшийся Александр Антонюк из Комиссии. Центр действует чуть больше года, и тогда же начались библейские беседы. Начали мы на Крутицком подворье, недавно перебрались в храм Рождества Пресвятой Богородицы на Петрозаводской. В общем-то методика похожа на то, что говорили братья предыдущие. Единственное, хочу добавить, что у нас есть электронная афиша в контакте, в которой накануне четверга размещаем инофрмацию, по чатам православным, по протестантским группам тоже приглашаем, к нам протестанты приходят тоже. Группа в среднем тоже от 8 до 15, бывает даже по 25, но это уже очень тяжело. Я как готовлюсь: читаю толкование, также выясняю все географические нюансы, разные термины и т.д. Также по кругу читаем, потом на ком остановились, тот полностью прочитывает стих,  2-3 минуты на самостоятельное  изучение, вопросы, ну и потом уже начинается обсуждение.

Владимир Стрелов. Александр, вы говоришь, что вы приглашаете протестантов, а смысл?

Александр Горягин.С миссионерской целью, конечно.

Владимир Стрелов. А они это знают?

Александр Горягин. Догадываются, наверное. Мы стараемся  дружелюбно принять их, конечно же. Мы не дискутируем там с ними, а стараемся глупые вопросы отложить на потом и  просто их приобщить к этой атмосфере, чтобы они увидели, что у православных это тоже все есть, есть и общение по Писанию, есть и братское, сестрическое общение, есть нормальные человеческие отношения, в этом смысл. А потом, уже конечно, рано или поздно встает вопрос о наших противоречиях — но это уже в другом формате все происходит. Как мы заканчиваем. У нас тоже 2,5-3 часа идет обсуждение, потом читаем толкования, как правило это Феофилакта или блаженный Иероним, и потом тоже делаем выводы по кругу, что полезного конкретного каждому из нас, что человек полезного вынес для своего спасения, что нового узнал, т.е. также предлагаем каждому высказаться, чтобы человек чувствовал себя полноценным участником беседы. Иногда приходят люди новые, погружаются в эту атмосферу, у нас был тут недавно случай, один брат привел девушку, она после этих бесед решила покаяться, она исповедалась, причастилась первый раз, посещает часть наших бесед, интересуется вероучением православным.

Владимир Стрелов. Как у вас новые люди приходят, через Контакт?

Александр Горягин. Да, я кого первый раз вижу, спрашиваю, откуда ты узнал – да вот в группе, т.е. у нас в группе достаточно людей, и оповещаем постоянно накануне бесед, у нас афиша сделана, наш брат из Питера специализируется. В среднем, если за весь период брать, у нас группа 10-12 человек. Возраст – молодежь, у нас, как правило, молодежь, ну, и старичков, если приходят, мы тоже брали, но, как правило, у нас молодежь. В целом, традиционный Евангельский кружок.

Владимир Стрелов. Спасибо, Александр. Хорошо. Давайте пойдем дальше.

Андрей Еремеев. Я из Свято-Филаретовского Православного христианского института. Я буду опираться, дополню просто, на опыт Евгения, тоже очень близкий в чем-то. В нашем случае акцент на людей, может быть неверующих или нецерковных, но  у некоторых есть интерес к христианству. Основа тоже Евангелие или Учительные книги. Такой программы нет, но есть отдельные места, которые выбираются из Евангелия, или какие-то притчи или какие-то  ситуации, где происходит встреча Иисуса Христа с человеком и человека со Христом, в каких-то особых обстоятельствах – например, воскрешение сына Наинской вдовы. Все читают, группа очень маленькая, ну, это 3-5 человек. Читают текст, потом какие-то вопросы, делятся тем, что из своего опыта могут сказать. У каждого есть живой опыт чтения Евангелия. Встреча короткая, достаточно динамичная – час, час пятнадцать, где в конце также каждый подводит какой-то духовный итог, делится, что для него важно и что он услышал. Потом чаепитие и какое-то общение.

Владимир Стрелов. Интересно. Я услышал про отдельные места, что вы не читаете постоянно какой-то текст, а вот выбираете, а у вас есть где-то список, если будет сайт, вы готовы как-то в это включиться и поделиться? И второй вопрос, вы сказали не при церкви, это вы какие-то специальные места ищите?

Андрей. Да, у нас есть некоторый опыт, что нецерковными людьми легко воспринимается, а что нужно уже людям церковным. Это чаще  бывает через какой-то дружеский круг знакомых, это может быть и в офисе где-то, в любом помещении, — не всегда человек готов прийти в храм, или в какую-то церковную среду, чтобы начать разговаривать, т.е. нужна привычная среда обитания.

Владимир Стрелов. Спасибо, Андрей.

Александр Рохлин. Александр меня зовут. У меня опыт Евангельских встреч или библейских кружков достаточно большой. Я попытался подсчитать сейчас, где-то около 10 лет. Но в том храме, где большей частью эти кружки проводились, это был храм мученика Уара  в Химках, но я оттуда ушел, поскольку мы уехали вообще из Москвы и переехали в Волоколамск,  и там, где мы находимся, там сейчас ничего нет. Необыкновенное место, село там стоит, храм разрушенный, но жажда внутренняя есть, присутствует, и очень хотелось бы понять, как теперь быть, куда идти. Потому что за эти десять лет Евангельского чтения, конечно, много  наше чтение дало. Мы, как кто-то рассказывал, тоже читали Евангелия по главам, даже не по главам, а по кусочкам, и это особенно насыщено было. Мы тоже начинали по очереди, т.е. сначала молились, потом читали, потом сразу молчали (это важно, старались сдерживаться, достаточно жесткие правила ввели, что никто никого не перебивает, ничего не советует, как можно  меньше самого себя, и  делиться только тем, что ты реально пережил. То, что я пережил, связано с читаемым отрывком, если нет этого, лучше ничего не говорить, и лучше ничего не комментировать, потому, что очень часто — всегда на протяжении всего этого времени начинались  комментарии или чтений разных, и все это уходило, превращалось  в какое-то «болото». Превращалось, потому что  здесь мы сталкиваемся с таким «узлом» —  поскольку комментаторов же много —  маститых, уважаемых, а когда начинаешь читать — они могут противоречить, и тут не знаешь как быть, и люди начинают смущаться. Если до этого внутренне люди очень часто открывались,  человек делился чем-то очень глубоким, может даже и простым, — собственно ради этого мы и собираемся, и вдруг это происходит. А когда читаем многих святых отцов и тех, кто пересказывает святых отцов на современный язык, все это уходило – вот эта простота, искренность, глубина. Один человек смущается, почему же это у них так, у святых отцов-то, не «складывается»? Ты чувствуешь этот «затык», он не дает человеку дальше дышать свободно, спокойно, и вот здесь хотелось бы понять, есть ли выход, т.е. как быть? Мы опять стали действовать жестко – комментатор только один.  В нашем случае мы читали Евангелие от Марка и взяли беседы епископа Василия Кинешемского —  только его, больше никто не приводил ни каких других отцов, сами себя останавливали, это немножко помогает, облегчает задачу. Но все равно, так или иначе остаются вопросы, что далеко  не все понятно, и не всем удается вот эту вот непонятность в сторону отложив, двигаться дальше. Как помочь человеку – не знаю. И после чтения Евангелия мы делились всегда той строчкой, которая особенно западала, можно было не комментировать, эту строчку можно было подарить друг другу, и дальше уже за чаем могут быть обсуждения уже бытовые, там уже можно кому угодно что советовать и разговаривать. Теперь, конечно, главный для меня  вопрос, который очень быть хотелось для себя понять, как нам быть в Волоколамске, как нам двигаться, что говорить людям, потому, что такое ощущение, что это необыкновенные прекрасные «поляки», вроде все есть, а никого нет.

Владимир Стрелов. А на приходе есть какой-то народ?

Александр Рохлин. У нас какой приход, у нас разрушенный храм, т.е. у нас приписной храм к другому храму действующему. Там, слава Богу, замечательный очень адекватный батюшка, который всем сердцем к нам относится, но у него, естественно, не хватает ни сил, ни возможностей разрываться на эти 2-3 храма по району. Тут тоже вопрос: мы приглашали священника к нам на встречу, и было все очень  интересно, но тогда всё переключалось только на него, все ждали от него ответов, и терялось все сразу — все сидят и слушают. Он уставал бедный еще больше, больше не хотел потом приходить на эти встречи, потому, что он не был равным, а хотел быть равным. А как здесь быть, тоже пока непонятно… В каком формате проводить, какое место ему определить?

Владимир Стрелов.  А вы запоминайте свои вопросы, и вообще может общие как-то вопросы, и потом мы можем сделать отдельную встречу, где  говорить именно о проблемах, которые возникают в связи с чтением.

Александр Рохлин. Последнее скажу, что был другой опыт общения Евангельский, когда встречалось три семьи. Это было  раз в месяц и, к сожалению, мы забываем такие вещи, но это длилось долго, долго, долго, пока мы не переехали совсем, но мы об этом все сожалеем, потому, что эти встречи, причем, самого разного возраста были люди, три, максимум четыре семьи, но почему-то от этого чтения осталось самое необыкновенное воспоминание теплоты. Может быть, потому, что там не приходилось быть модератором или главным,  это больше всего тяготит — это модерирование и прекращение каких-нибудь пустых, простите, «бабьих» разговоров.

Владимир. Спасибо.

Яков Кудрин. Диакон Яков, я из прихода храма Благовещения Пресвятой Богородицы и свт. Митрофания Воронежского, где отец Дмитрий Смирнов настоятель.  Евангельскими кружками мы давно занимаемся, шесть лет. Я небольшую предысторию маленькую хотел рассказать. Я еще когда учился в Свято-Тихоновском институте (сейчас тоже учусь, но на другом отделении). Тут я на церковном пении  учился, к нам приходил какой-то католик, который рассказывал об их опыте, и мне особенно запало, что лон приходит в институт или в школу, и спрашивает, кто хочет Евангелие почитать. И вот встречались 2-3 человека, читали, и он говорит: как в нашей конкретной жизни твоей (я в своей, ты – в твоей) можешь применить это, актуализировать этот отрывок. Это стало ключевым моментом. Прошло несколько лет, прежде чем у нас на приходе удалось организовать это, и вот это правило  — оно самое основное, т.е. чтобы смысл актуализировать, текст, прочитанный в своей жизни, чтобы не сразу измениться, но, по крайней мере,  понимать, что изменять, к чему в своей жизни стремиться, на что вдохновляет  отрывок меня конкретно… Сначала у нас был молодежный кружок где-то 5 лет,  и с прошлого года у нас еще прибавился  второй, он получился взрослым.  Есть свои проблемы, соответственно, с возрастными людьми гораздо сложнее. Плоды – они поражают, люди сами о себе свидетельствуют, что  у них меняется жизнь, и по себе это видно, но и вообще, когда читаешь в этом ключе – такое там открывается, что если просто так бы прочитал – не увидишь, тем более, что люди разные высказывают другие точки зрения. Сначала, когда это только начиналось, меня раздражало,  что это он  говорит – совсем не так всё. А потом думаю: а что это меня раздражает, а может это у меня не так,  а может это у меня такое восприятие. И потом, когда  я принимал эту точку зрения, я просто поразился, как открываются разные грани. И второе, чему я поразился, что этот формат помогает не только Евангелие усваивать, – он любви учит, принимать  другого человека, понимать его, точку зрения, учиться любви. Даже, может быть, это в каком-то смысле более важная составляющая. В сентябре этого года мы  с  отцом Дмитрием Смирновым  на Спасе делали передачу. Мы рассказывали про это, наш опыт, правда, потом пошли всякие искушения, наверное, так и должно быть. Тут, конечно, есть вопросы, проблемы. Например, если говорить о разнице между молодежном и более возрастном формате, то формат очень трудно удержать в возрастном варианте, потому что молодежь настроена больше делиться чем-то сокровенным, больше слушать, общаться на равных, а  возрастные, у меня такое ощущение, что у них очень много опыта, и его надо  куда-то деть, а деть некуда, и можно, наконец, его «продвинуть, излить».  При этом они так не раскрываются, т.е. остаются закрытыми. Весь этот опыт,  он скорее касается каких-то умозаключений, каких-то житейских  историй, а вот надо, чтобы  как это бывает  в молодежном. Мне кажется это очень ценно, потому что если человек  раскрывается, значит он верит, что его не осмеют, ему больно не сделают, т.е. вот удивительная такая атмосфера получается. Жалко, когда она рушится, видимо, другой формат нужен. В молодежный тоже приходят разные люди, иногда приходят, кстати, хотел посоветоваться, приходят люди нездоровые. Откровенно нездоровые, даже могут честно сказать: я лечусь, у меня справка есть , чтобы не было потом претензий. Но непонятно, что делать, прогонять их нехорошо, совсем нехорошо, а с другой стороны формат рушится, потому что человек немножко «не въезжает», он очень много говорит все время. И еще я обнаружил, я дьяконом  совсем недавно стал, что мне стало труднее вести. Я чувствую, что люди думают, что если я останавливаю их, значит, неправильно говорят, и пр. В их глазах у меня как будто появились «погоны», так что                          это не упростило ведение, а даже осложнило, но может мне это так кажется. Вот, как раз что делать с такими людьми, которые проповедуют и никак невозможно восстановить, или толкования, причем о том, о чем вообще в тексте нет совсем…

Владимир Стрелов. Понятно. Сейчас мы обозначим эти проблемы, потом может быть, к этому вернемся.

Никита Характеров. Я был катехизатором в храме Косьмы и Дамиана в Шубино, в настоящий момент являюсь катехизатором движения Даниловцы.  Я не думаю, что я могу что-то добавить по формату проведения библейских кружков, потому что все, что могу сказать, здесь все было высказано. Я бы хотел остановиться на ряде вопросов, которые меня сейчас волнуют, и поставить в качестве проблем. Вопрос, в первую очередь заключается в том, насколько можно расширять формат Евангельского кружка, когда он уходит в сторону.  Т.е. видно же, наверняка, кто-то сталкивался с такими случаями, когда группа начинает непреодолимо хотеть обсуждать какую-то тему, например, а как разговаривать с сектантами, а как разговаривать с неоязычниками, как разговаривать с родителями об этом, как найти свое служение. И понятно, что с одной стороны это не формат с точки зрения группы, потому, что все-таки мы должны сконцентрироваться на тексте, а с другой стороны неудобно людям не отвечать. В настоящий момент я, по итогам полуторагодовой работы с группой, когда сформировался уже костяк уже  небольшой, я продумал проект, который как раз даст ответ  на такого рода вопросы. И очень много вопросов по богослужению. Людям тяжело отстаивать богослужения и поэтому им очень хочется, чтобы с ними его разобрали и помогли его узнать, понять и осмыслить. Следующий момент связан с тем, что, на мой взгляд, если сформировалась основа какая-то группы, то очень важно ее не упустить. Т.е. если продолжать в том же формате, то это уже будет не очень интересно, людям хочется расти. И здесь, пожалуй, интересная будет практика поездки по монастырям, где есть какие-то центры образовательные, но вот в моем случае это был Юрьев монастырь, где проводиться Юрьевский городок, владыка Арсений (Перевалов) является там наместником. Т.е.  формат, в котором должно быть подобного рода общение, может быть поездкой по каким-то там местам, где та же беседа проводится уже о конкретных особенностях того или иного монастыря, того или иного места. И пожалуй, последнее, что я хотел сказать, что действительно, вопрос уже прозвучал про возрастные группы, что различный подход необходим к различным возрастным категориям, и это, пожалуй, одна из самых сложных вещей, потому что очень часто люди с опытом, уже говорили, они приходят с таким часто синкретическим мировоззрением. Как я помню, одна из сестер задала вопрос на последнем занятии – а почему  Кришна не может быть аватарой Иисуса Христа. Вот как с такими быть? Я к сожалению выпалил «а чему я вас учил в течение года», но я понимаю, что это у человека может быть очень нетривиальный вопрос. Пожалуй, на этом и все.

Владимир Стрелов. Спасибо. Комиссия миссионерско-катехизаторская, и в этом смысле конечно, мы можем поговорить о катехизации, но наша встречи в первую очередь про библейские кружки, поэтому, может быть, в частном порядке мы как-нибудь сможем сделать встречу по катехизации.

Даниил Костромин. Здравствуйте, меня зовут Даниил, я учусь на заочном секторе в Белгородской семинарии, на третьем курсе. Где-то полтора года у меня опыт ведения кружков. Я веду два кружка, один в Благовещенском храме Царицино, второй в храме преподобной Ефросинии Московской в Котловке, рядом Чертановское метро. И у меня ходит в среднем человек 15, от 10 до 18, в среднем 15 человек, и беседы я сначала вел по методике дьякона Ивана Смолина, когда задается вопрос, чем стих полезен для научения, для изучения. В общем, я вел по этой методике,  и вопросы задавались по очереди. Человек задавал следующему вопрос, тот пытался ответить, если не отвечал, то  отвечал весь зал, если зал не отвечает, то я отвечаю, и дальше. Но, поскольку, когда я начал вести, нужно было вести по соборным посланиям, а настолько они были глубокие, что даже люди не могли задать вопрос. Нужно было разъяснять, разжевывать. Теперь я так привык, так и начал вести, потому, хотя я понимаю, что моя методика немножко получилась ущербная, потому что получилось так, что веду и отвечаю в основном я. Как я готовлюсь. Я готовлюсь по экзегет.ру, и огромное спасибо, что вообще есть такой ресурс. Я веду сейчас Евангелие от Матфея. Сейчас мы перешли к 10 главе. Мы за один урок пытаемся пройти хотя бы один отрывок. По апостолу Петру мы третий урок уже проходим один стих, т.е. там бывает, углубляемся очень сильно, и занятие (кружок? – реплика из зала) длится у нас с семи до девяти – два часа. Если взять от Матфея, мы читаем отрывок, потом читаем параллельные стихи, смотрим что есть в параллельных стихах, чего нет там, иногда даже переходим к параллельным текстам, потому, что у Матфея очень коротко сказано, а у Луки, например, шире. У меня на подготовку уходит 3-4 часа, и я все толкования, абсолютно, которые могу найти на Экзегете,  делаю такую подборку и адаптирую так, чтобы это не было слишком много. Что-то убираю, или, например Феофан пишет тяжелым языком для понимания, еще дореволюционным, я это адаптирую. Т.е. я все это читаю, все это прохожу, через себя это пропускаю, и когда прихожу, у меня уже есть готовые вопросы ко всему. Я задаю первый вопрос – как в этом отрывке, что мы видим, какое проявление падшей природы в этом отрывке есть, т.е. что было и что сейчас, чтобы люди как-то увидели, как тут проявляется падшая природа. Сначала обзорно, чем этот отрывок полезен для научения, чему он учит, как мы можем применить в жизни. И потом этот же вопрос уже идет в конце, когда мы уже хорошо все исследовали, чтобы человек сначала подумал и потом обогатился еще святыми отцами. И вот мы по словам, буквально, по стихам идем, вопросы вот эти интеллектуальные, что такое Капернаум, где он находится, я показываю карты, т.е. мы вникаем вообще в суть, где это происходит, а потом возникают те же вопросы – почему Христос исцеляет в субботу, почему на Него так ругаются за это фарисеи. Ну, т.е. все вообще возможные вопросы, какие только можно задать и исторические и какие-то фактологические, и такие духовные — смысловые, я сам задаю.

Владимир Стрелов. А как вы видите цель вашего кружка?

Даниил Костромин: Цель у меня эгоистичная, к сожалению. Мне самому интересно это исследовать. Даже если никто не придет, мне самому будет это интересно. И в этом я вижу определенный ущерб. Но, в то же время, я пытался переключить на другие рельсы, чтобы люди стали задавать вопросы, и возникала беседа. У нас много бесед возникает, и люди приводят много иллюстраций из жизни. Но ко мне подходили люди и говорили «нет, мы же пришли сюда учиться, а у нас тут болтовня начинается. Нет, давайте, вы нам говорите». Люди уже так привыкли, и сбить их с этого настроя я теперь не знаю, как. Им интересно, они подходят, благодарят. Я вижу, что, в принципе, есть отклик.

Мы только по святым отцам, в принципе, идем. Из комментаторов используем Зигабена (он удачно сочетает Феофилакта и Златоуста). Одним словом, для меня все это интересно, и люди с удовольствием приходят, слушают, и не хотят по-другому. Хотя я хотел бы, чтобы все участвовали. И я вижу, что кружки превратились в лекторий. Для меня это тяжело, очень много нужно готовиться. Пытаешься что-то сделать, а люди говорят «нам беседа не нужна, нам нужна лекция».

На каждый духовный вопрос я стараюсь дать зарисовку из жития святых. Есть такая книга «Отечник проповедника», в ней есть зарисовки на какие-то темы – про смирение, и пр.

Владимир Стрелов: — Спасибо, вопрос, как сбить с этого, услышан. Отлично.

Александр Кондратенко: Здравствуйте, меня зовут Александр Кондратенко. Я четыре года веду кружок на Валаамском подворье в Москве. Группы у нас, как у всех – от 5 до 15 человек, подвижные. Есть какое-то ядро, и есть люди, которые пришли один раз и ушли, пришли несколько раз. В рассылке у меня 80 человек.

Программа у нас построена блоками. Блок занимает у нас времени от полугода до нескольких недель. Мы берем либо книги Писания, либо тему. Мы читаем Евангелия, Послания, Бытие, Исход. Сейчас читаем курс Библия и Литургия, который в прошлом году выходил на Предании.ру, правда, мне его приходится переписывать для наших нужд.

Для чего это все вообще нужно, как это сформулировать? У всех нас бывают ситуации, когда к вам приходит новый человек, вы с ним знакомитесь, и в трех предложениях вы должны объяснить ему, чем мы тут занимаемся. Я всегда говорю, что это разговорный жанр, несмотря на то, что мы называемся «кружок изучения Св. Писания», я предупреждаю, что это разговор. «Дискуссия», конечно, не очень хорошее слово, но это и не обучение. Обучение, конечно, есть, но это не совсем то. Критерий хорошего кружка, как я его вывел: когда я после еду домой в метро, и читаю Библию — «что будет дальше» – это некое согревающее, светлое, что появляется внутри. И я надеюсь, что все присутствовавшие на занятии это также пережили, как и я. Вот это, по-моему, главное.

Владимир Стрелов: — Понятно, хочется читать дальше.

Александр Кондратенко: — Как мне кажется, кружок – это естественная часть духовной жизни для меня. Я допускаю, что есть люди, которым это чуждо. Но, как показывает практика, находится достаточно много людей, которым это интересно. Это нужно для того, чтобы быть христианином дальше, побыть с Библией вместе.

В основном, на мне лежит подготовка по толкованиям. Евфимий Зигабен, Феофилакт Болгарский и др. Иногда кто-то делает сообщение, если ему интересно. Кружок продолжается около 1.5 часов. Вначале молимся, потом читаем по кругу. Потом немного молчим, и затем идет относительно свободный разговор, но обязательно есть план, чтобы не возникало неудачных молчаний. Но иногда мы отходим от плана. Если я понимаю, что идет что-то живое, я отпускаю… А иногда приходится читать лекцию.

Владимир Стрелов: — Спасибо.

Александра Строцева : — Меня зовут Александра. Мы из Преображенского братства, как и Андрей Еремеев, не сначала присутствовали, попустили, о чем был разговор вначале, о чем Александр рассказывал, и даже не знаем, что добавить…

Владимир Стрелов: — Разговор был о том, что читаются отдельные отрывки, которые как-то особо говорят о встрече человека с Богом, что это проходит не обязательно в формальном каком-то помещении, а может быть и в офисе, и еще где-то, что это достаточно динамично, час-полтора. И приходят люди неверующие зачастую. Такой открытый формат.

Александра Строцева: — Мы можем добавить к тому, что сейчас говорилось, что весь наш курс очень ограничен в целом по продолжительности. Он очень динамичный, должен решать задачу встречи. И на самих встречах ведущий всегда предлагает некоторые правила. Это не в процессе, когда начинается жесткая премодерация, а некоторые условия. Правила есть правила. Если есть какие-то другие вопросы, можно обсудить в другом формате, в другом режиме, чтобы не было искушения куда-то уходить в сторону, растекаться, учить.  Правила там очень простые, они как раз помогают избежать формата лекции, и они позволяют ведущему апеллировать не к тому, что он хочет так или иначе, а к тому, что есть некоторое общее направление.

Владимир Стрелов: — Сколько времени занимает ваш курс по продолжительности?

Александра Строцева: — Два, два с половиной месяца.

Ксения Архипенко: — Еще одно маленькое добавление. Грустно бывает, что как бы делятся не полностью. Потому что не всегда есть возможность людям раскрываться, мешает смущение. И для этого группы разделяют – ведущие мужчины и ведущие женщины, чтобы братьям можно было говорить (сестры очень много говорят – смех).

Авдий Биджамов: — Тут говорили о том, что инвалиды приходят на кружки. К нам приходит такой Андрей, он 15 лет был наркоманом. Исцелился год назад. И получается, что это огромный труд совместный, порой чуть ли не до драки может дойти с ним.

Еще хочу отметить. Перед отцом диаконом был комментарий про личный опыт. Если кто-то пережил что-то особенное и этим делится, то это необыкновенно. Еще отмечу, что без святых отцов беседа получается, как вода пустая, безвкусная, а с ними прекрасная, необыкновенная.

Иван Семенцов, храм св.Николая в Бирюлево: Из того что я услышал, могу добавить, у меня есть опыт успешного запуска кружка. По структуре наши кружки приблизительно похожи. В качестве рекомендации могу посоветовать тем, кто пожелает, начинать с чаепития. И в начало положен диалог, люди разговаривают, делятся. Чаепитие нужно, чтобы получалось разговорить людей. Структура очень похожа на то, что описано в методичке по Евангельским чтениям.

Дмитрий Харламов: — Меня зовут Дмитрий, я студент колледжа «Наследие», 3й курс, по мере возможности помогаю с набором студентов. Опыта ведения кружка нет, но есть опыт присутствия, ведения молитвенных чтений. Об этом еще поговорят, я думаю. Если возникнут вопросы по колледжу, готов ответить не как администратор, а как человек, который непосредственно третий год занимается там. Здесь прозвучало слово «эгоизм», потом прозвучало слово «интерес». Отвечу, что мной движет в плане изучения Библии. Три раза в неделю, после работы люди едут в Колледж изучать св. Писание — это выражение предельного интереса к этой теме, и это выводит тебя на некий заданный ритм жизни, который позволяет удержаться в миру в любви к Богу.

Никитин Олег: – Храм Чуда архистратига Михаила в Хонех, Новая Москва. Пять лет кружок Евангельского чтения проводим. Только Евангелие читаем. Группа 5-6 человек, до 10ти. Люди одни и те же практически ходят. Читаем по Евангелию от начала до конца – Мф, Мк, Лк, Ин. Читаем по нескольку раз. Марка читаем второй раз с одними и теми же людьми. Возраст группы – старше 45-50 лет, молодежи нет. Молодой один я. Привлекаем толкования св. отцов. Цель – познакомиться с образом мысли св.отцов; постараться приучить людей к регулярному самостоятельному чтению Евангелия. В беседе – прочитываем текст, даем основные толкования. Все те же имена толкователей, ничего нового. Потом – вопросы. Если есть какие-то непонимания или искажения, стараемся их убрать. Личным опытом не делимся. У нас правило – никаким личным опытом не делиться вообще. Вопросы, в основном, смысловые. Никаких вопросов исторического плана, сейчас объясню, почему. Структура следующая. Поскольку этот храм – село, прихода новых людей крайне мало, только когда строятся коттеджи, кто-то новый заходит. Поэтому изначально сформировался такой «костяк» небольшой из тех людей, которые ходили в этот храм. И получилось так, что люди, которые новые приходят, вот каким образом встраиваются. У нас проходят катихизаторские беседы перед крещением детей, туда приходят новые люди, которые не в общине, в храм не ходят и т.д. Походив на такие беседы, некоторые из них начинают проявлять некую регулярность, приходят на Литургии по воскресеньям. В воскресенье у нас проходит воскресная школа для взрослых. Там более широкий круг людей, там более 10 человек, как правило. Занятия ведет катихизатор. Встреча разделена на две части: Евангелие воскресное – толкование и обсуждение, где больше вопросов исторических, культурологических и т.д. И вторая часть – беседа по книгам ВЗ, обсуждение, вопросы. Личным опытом тоже не делимся. Дается информация из толкований св.отцов, объяснение их образа мысли.

И уже после того, как люди в воскресенье начинают ходить, посещают катихизаторские беседы, потом проявляется у них регулярность прихода в храм, потом они начинают в воскресную школу ходить. После этого уже кто-то из них приходит в субботу. Поэтому там молодежи нет, там люди зрелые. Вот такая система.

Владимир Стрелов: — А почему вы личным опытом не делитесь?

Никитин Олег: — Дело в том, что, когда были такие попытки, как правило, у новичков поделиться духовным опытом, а не интеллектуальным знанием, у нас не было на это благословения. Батюшка сказал, что от нас, двоих модераторов, в группе требуется, чтобы все это было в приличной форме, все по порядку, без личностных моментов. Основная цель – ознакомление с образом мысли св. отцов. Ходят к нам 5-7 человек.

Иван Семенцов: — Я бы хотел еще добавить. Кружок я собирал, чтобы подготовить к Литургии. Мы читали отрывок, который будет читаться за Литургией, и люди, прочитав накануне, уже в ходе Богослужения воспринимали осознанно слово, какие там события, как мы подробно разбирали, и осознанно участвуют в Литургии.

Дарья: Я из прихода, где о.Иаков. Хожу в кружок полтора года. Бывала как ведущая, у нас ведущие меняются: о.Иаков – главный ведущий, а есть опытные члены кружка, они сами вызываются или предлагаем на роль ведущего. Для меня стал кружок местом, через который  я стала воспринимать Церковь как живой организм, где происходит встреча людей с Богом, и с нами всеми, вместе. Это не просто слова из книжки, где я могу прочитать что Церковь это Тело Христово, — это действительно переживается изнутри, реально. Кружок помог больше прочувствовать, как отзывается в нас Евангелие, как эти слова я могу лично к себе применить, как я их понимаю, чувствую, как это соотносится с моим личным опытом. Но это то, что касается самого чтения Евангелия.

А еще одна очень важная составляющая наших занятий в следующем. Мы в первой части занятия просто пьем чай, делимся новостями. Если появляются новые участники, они представляются, рассказывают о себе. И просто после рабочего дня рассказать, чем я занимаюсь, с кем я общаюсь, как я поживаю, — это бывает очень тепло, и это очень важный момент, который создает атмосферу доверия, и дальше уже можно идти глубже. Когда я первый раз пришла на такую встречу, у меня было ощущение, что я пришла к себе домой. Ощущение тепла, принятия, внимания – это атмосфера, к которой хочется возвращаться. У нас по четвергам вечерами кружок, и с некоторых пор четверг – это мой любимый день. И многие люди для меня стали не просто участниками кружка, а близкими людьми. И с прежними друзьями я, может быть, меньше открыта, чем с теми, с кем мы общаемся в кружке.

Владимир Стрелов: — Я думаю, что это очень важный опыт, о котором ты говоришь. Мне кажется, что у каждого из нас есть что-то, что откликается.

Антон Мельников: — Мы ведем Евангельский кружок при храме Косьмы и Дамиана на Маросейке, в Китай-городе. Мне, наверное, проще всех, потому что это все происходит на территории культурно-просветительского центра, который очень активно двигает отец настоятель. В рамках работы центра есть несколько направлений деятельности. Есть большой зал, где лекторий проводится.

Ко мне уже попадают люди, которые проходят у отцов базовый курс догматики в рамках катихизации – это достаточно продолжительные трехмесячные курсы. Если этот курс не проходят, то ко мне не попадают. И мы уже дальше читаем тексты Нового Завета, часто обращаемся к Ветхозаветным текстам. Задача поставлена отцом настоятелем очень конкретная – чтобы люди больше посещали храм, больше начинали разбираться в текстах новозаветных, в текстах богослужебных, понимали, что происходит за богослужением, как используются те или иные отрывки, в каких контекстах.

Если есть какие-то праздники, вот сейчас Великий пост идет, мы разбираем какие-то послания апостольские, евангельские тексты, уже приближаемся к тем условиям богослужебным, которые мы на сегодняшний день имеем. Все достаточно структурировано, много догматических вопросов разбираем. Я закончил Свято-Тихоновскую Академию, и пользуюсь огромным количеством материалов, которые были там наработаны.

Владимир Стрелов: — Я веду Евангельские кружки с 2000-го года. В очень разных формах это получалось. Начиналось приблизительно как у вас, Даниил, – тоже по одному стиху на несколько встреч. Потом в какой-то момент я понял, что меня самого это не назидает во время того, как я встречаюсь. Резко поменял формат на прямо противоположный. Это было достаточно радикально, но что-то из этого можно было взять. Был в научном кружке у Марины Андреевны Журинской, где мы конкретно занимались научной экзегезой. Кстати, рекомендую публикации в журнале «Альфа и Омега», где она была редактором, это очень хорошая школа изучения Писания. И, собственно, в колледже я этим тоже занимаюсь.

И есть опыт молитвенного чтения Писания, который, как мне кажется, является очень важным для нашего Колледжа. Сейчас получается, что есть кружок, который собирался на Крутицком подворье с 2000 года, потом 5 лет не собирался, потому что у всех дети появились. И вот мы снова начинаем собираться раз в месяц. Это один кружок.

И второй – это наши молитвенные чтения, которые проходят в рамках Колледжа. Но там задача немного другая. Я предлагаю, кому это будет интересно, почитать о молитвенном чтении в блоге Колледжа. Там достаточно много статей разных авторов. И можно даже начать с последней публикации Андрея Черняка, где он попытался в лекции описать шесть типов разных чтений. И тогда будет понятно, к какому направлению ваш кружок относится. Они все не лучше и не хуже, просто решают разные задачи.

Я раздал методички «Миссия возможна». Здесь идея очень простая. Для того, чтобы нам в дальнейшем общаться, хорошо бы и нам иметь некие правила общения во время того, как мы будем что-то обсуждать. Эти правила там перечислены – тема: Групповое соглашение.

Но сейчас для этого времени особо нет на правила, и поэтому давайте лучше подумаем, чего бы нам хотелось на самом деле. Вот мы собрались и послушали друг друга. Когда вы шли сюда, у вас, наверное, были какие-то желания. Может быть, они были не совсем сформулированы, но вы сейчас их можете сформулировать, с одной стороны, для своего кружка, а с другой стороны, для нас как для некой общности, которая может что-то сделать для Церкви в Москве, в рамках Миссионерской комиссии.

Давайте сейчас будем говорить не по кругу, а у кого есть какие-то идеи, сразу можно их озвучивать. Если будет непонятно, мы будем уточнять, но давайте сразу не будем вдаваться в критику в попытках переделывать эти идеи, а будем воспринимать так, как высказано. Мы можем набрать эти идеи, а в следующий раз, собравшись, мы сможем о них поговорить и продумать какие-то следующие этапы.

о. Яков: — Я, возможно, несколько не прав, меня подправят, но у меня всегда была мысль, что Евангельский кружок должен менять человека, преображать его, чтобы его жизнь становилась основанной на Евангелии. Просто изучения недостаточно. Изучение св. отцов, конечно, важно, они имеют отношение к преображению. Но вот такого исторического комментария, на мой взгляд, очень мало. У нас много было всякой молодежной работы, а сейчас Евангельский кружок стал центрообразующим. Люди, которые туда ходят, стали ядром всяких других проектов. Я молодежный ответственный. Мне пришлось делать доклад о кружках. На всех приходах есть Евангельский кружок, но никому в голову не приходит, что он может быть центрообразующим. Может быть, нужно вообще изменить отношение к Евангельскому кружку на приходе, чтобы он менял жизнь прихожан? Даже не у других, а у самих себя. Когда я это объявил в докладе, ко мне потом приходили и говорили: удивительно: везде есть кружки, но нигде нет такого, чтобы из него все вырастало. Может быть это невозможно, но я высказал свою боль.

Никита Характеров: — Мне бы очень хотелось, чтобы мы поговорили об аспектах общения с различными возрастами людей, которые приходят на Ев.кружок. Каждый возраст, каждый возрастной кризис – это немного разное чтение Евангелия, и это имеет свои особенности. Кроме того, я бы хотел обсудить такую тему: Ев.кружок как основа для развития других служений (благотворительный, миссионерский).

Владимир Стрелов: — То есть у тебя запрос на некий семинар, на котором мы могли бы что-то обсуждать, педагогическую составляющую (возраста), и организационную.

Дарья: — На нашем кружке у нас бывает, что человек выступает не в тему, но говорит о чем-то очень личном. И ведущий бывает в замешательстве, а что с ним делать? Перебить будет как-то жестко, резко. Но выступления бывают действительно не в тему, а желание поделится жизненной ситуацией, трудностями. И когда человек говорит долго, трудно, мне его тяжело слушать, и тяжело не только мне.

Владимир Стрелов: — Тебе хочется понять, что с этим делать? Что делать ведущему? То есть это какое-то обучение ведущих, повышение квалификации – мы делимся своим опытом, что делать в трудных ситуациях.

Евгений Голубев: — Я, возможно, тоже некую крамолу скажу. Хочу воспользоваться в лице Владимира церковным административным ресурсом. Я хочу продвинуть идею о проведении мастер-классов по ведению Ев.кружков на территории приходов, где об этом либо не знают, либо не хотят знать.

Владимир Стрелов: — Я сразу могу сказать, что это будет «зеленый свет», но проблема в том, кто готов тратить свое личное время для того, чтобы ездить на такие приходы. Если будет у нас такой пул, то думаю, что мы сможем это как-то на комиссии решить.

Евгений Голубев: — Да. Думаю, это вопрос организационный, по благочиниям. Но надо распространить этот опыт, даже преодолевая сопротивление, потому что это сопротивление есть, как правило, со стороны настоятелей, священников. Оно сейчас гораздо меньше, чем было еще 10 лет назад. Народ как-то попривык, не шугается. Но, тем не менее…

Владимир Стрелов:  — Хорошо. У кого есть еще какие-то соображения?

Авдий Биджамов: — Может быть, создание каких-то проработанных базовых методик. Важно, чтобы это была не одна методика, а, чтобы были разные альтернативы. Кто-то захочет это применить, а кто-то скажет – я не могу так, не хочу.

Владимир Стрелов. А вы на Предании смотрели, там разных методик 30?

Авдий Биджамов: Да. Но важно, чтобы были методики не только как проводить. Неплохо было бы выпускать ежемесячный журнал, посвященный одной теме, например – одной главе Матфея. И материал должны включать в себя всю подборку исторического контекста – карты, фактология, плюс толкования.

Владимир Стрелов: А чем Экзегет не достаточен?

Александр Близнюк: Там  еще будут карты, линия времени.

Александр Рохлин: — Как преодолеть застой, если читаешь Писание в Ев.группах десять лет и больше. При том, что очевидно, когда читаешь сам для себя, у меня лично никакого застоя нет, безумно интересно, без этого не проводишь и дня. Но почему в группах люди, которые тебе становятся близки, но их горение проходит, вдруг теряют интерес?

Олег Никитин: — Нужно обсудить вопрос по модераторству в группе, по квалификации, по принципам методик. На 90 процентов наши вопросы — это вопросы формы. Кроме того, есть еще всякие психологические моменты.

Владимир Стрелов:  — Конечно, но кроме формы есть еще и содержательная часть.

О. Яков Кудрин: — Еще по теме модераторства. У нас был такой случай, когда ведущий на воскресном кружке почувствовал себя в некотором роде духовным лидером. Он стал высказывать странные, ни на чем не базирующиеся мысли, образы. Я попробовал его притормозить, а он просто ответил в грубой форме. В итоге о.Дмитрий вмешался. Получилось все плохо. Этот момент можно и с духовной стороны оценивать. Этот момент духовный. Внешне научили, но этим все не решается – надо говорить, предупреждать. Нужно обсудить, как действовать в таких ситуациях.

Олег Никитин: — Нужно правильно поступать и желательно, чтобы все это исходило от настоятеля.

Владимир Стрелов: — Понятно. Мы услышали вопрос о духовном опыте самих модераторов, об этом тоже можно поговорить.

Евгений Голубев: —   Давайте устроим мастер-класс для ведущих кружков. Все, что здесь прозвучало, это наш личный опыт. Но мы не специалисты, у нас нет специальных знаний в области психологии, социологии, политологии, культурологии и т.д. Для повышения нашего профессионального уровня ведущих хотелось бы провести мастер-класс для ведущих на базе колледжа «Наследие», на других каких-то площадках, для того, чтобы заниматься этим более профессионально.

Те вопросы, которые здесь прозвучали, связаны с тем, что мы уперлись в узко специальные проблемы – что делать, например, в плане возрастания. Это вопросы психологические. И, думаю, мастер-класс психолога поможет нам. У нас в Церкви есть настоящие специалисты разносторонние, и почему бы этим не воспользоваться.

Дмитрий Харламов: Пугает слово «специалист», апостолы были рыбаками : ) Но я понимаю, о чем говорится.

Александр Кондратенко: — Если мы говорим об обучающем семинаре, то я бы еще такую тему добавил, которую я для себя формулирую так – «экзегеза сегодня». Мы обсуждаем, как мы все ведем кружки, но еще мы и определенным образом читаем Евангелие. Мне кажется, тут есть, о чем поговорить, хотя кто-то может сказать, что все давно перетолковано, и нет ничего нового. Но даже если и все перетолковано, мы все равно эти тексты прочитываем и как-то для себя понимаем.

Владимир Стрелов: — Хорошо. Прозвучала тема семинара. Можно начать с того, что мы могли бы просто предложить то, что у нас лучше получается. Мы сейчас поделились опытом кратко, а если у вас есть какие-то находки, можно было бы этим поделиться. А что вы думаете о том, чтобы сделать выездной семинар?

Участник: — Желательно в теплое время года… Выездные молодежные лагеря. У Федора Ярмоша был хороший опыт.

Владимир Стрелов: — Например, в июне у меня будут две первые недели свободные. Можно было бы в Подмосковье снять домик человек на 30 и на три дня выехать для того, чтобы проработать по некоторой программе. Я не уверен, что сейчас мы сможем запустить постоянно действующий семинар, хотя если наберется 2-3 человека, которые хотят в это вложиться, то тогда мы можем это обсудить и что-то начать.

По каждому из прозвучавших предложений нужно, чтобы каждый отписался и отметил, что для него самое важное и ценное. И мы тогда выберем самое актуальное направление на сегодняшний момент.

Александр Рохлин: — Можно и в Волоколамск съездить, но у нас условия полевые, хотя есть опыт приема большого количества людей, и будет дешевле. Зато все очень свободно, и глаза никуда не упираются, только в небо.

Никита Характеров: Или можно в Юрьевский монастырь.

Владимир Стрелов: Юрьевский монастырь этого делать не будет, потому что у них некоторые проблемы возникли с проверяющими органами. И они уже делали лагерь на Валдае. Кому интересно, сразу могу озвучить, что приблизительно с 6 по 10 августа на Валдае проходит Библейский лагерь, который для Новгородской епархии. Но, мне кажется, что они будут рады, если приедет кто-то из Москвы. Они всегда очень открыты гостям.  Но на Валдае, думаю, не получится что-то самостоятельно инициировать. Иверский монастырь рядом с Президентом, поэтому они только по благословению Владыки все делают.

Епархиальная комиссия будет встречаться теперь только в мае. Но мне не хотелось бы надолго все откладывать. Мы сейчас могли бы запланировать следующую встречу и наметить даже какие-то вопросы, которые попробуем на ней обсудить. Может быть, даже сделаем часть, посвященную мастер-классу. Можем запланировать на апрель, на одну из пятниц. Например, 21 апреля, на Светлой седмице.

Никита Характеров: — А если Боровский монастырь? У меня есть контакт с о.Саввой. Можно попробовать договориться.

Владимир Стрелов: — Хорошо, на июнь попробуй, поговори. Для следующей встречи вопросы у нас озвучены, и можно будет их взять для подробного обсуждения. Давайте тогда в переписке определимся, над какими вопросами стоит серьезно подумать, посмотреть материалы. Может быть предложить что-то, чтобы заранее к этому подготовиться.

Олег Никитин: — Может быть, имеет смысл встретиться с батюшками по вопросу Ев.кружков, чтобы они высказали свои пожелания, свои мнения, как им кажется – какова помощь от этих кружков для них. Потому что на самом деле Ев.кружок – это помощь им, это фундамент для общины. Хорошо бы услышать, как они это видят, потому что если у них есть какое-то сопротивление, опасения, то надо, чтобы они это высказали, может быть, они имеют резон какой-то.

Владимир Стрелов: — Со священниками, мне кажется, тут двоякая ситуация. Есть священники, которые понимают и знают. У нас, например, на приходе о.Александр Борисов это поддерживает. И там очень много таких кружков. Он может что–то сказать по этому поводу, мы услышим, но это не будет воспринято может быть, вашим батюшкой. И реально здесь механизм, скорее, другой. Сейчас идет реформирование курсов при Ново-Спасском монастыре. Все священники должны раз в два года получать повышение квалификации, вне зависимости от того, кто они, настоятель или рангом пониже. Только кандидаты богословия освобождаются от этого. И вот там как раз об этом можно поговорить.

А здесь, мне кажется, нам нужно сначала с самими собой попытаться разобраться. Но, давайте, мы эту мысль все-таки каким-то образом запишем.

Олег Никитин: — Хорошо. Пусть не будет личной встречи, но какая-то формулировка должна быть. Должно от васпрозвучать, для чего это нужно, нужно Церкви.

Владимир Стрелов: — Думаю, что мы можем поделиться опытом, как мы это чувствуем, а потом уже появится какое-то видение в целом. И документы нужно посмотреть. На самом деле, мы же не первые. В РСХД над этим думали люди, гораздо более умные, чем мы, точнее, я (про других не знаю). Но точно там Зеньковский был, такие великаны учености… Поэтому можно посмотреть их документы.

О. Яков: Когда кто-то против, то проблема высвечивается как бы с другой стороны. Возможно, они просто не знают, что это такое. Поэтому как раз мы должны им объяснить, что это такое и для чего. А когда священник поймет, что это такое, он уже может соглашаться или нет. Например, о.Дмитрий Смирнов ни разу не был на таких кружках. Я ему рассказал, и он очень проникся и даже развил эту тему. Те, кто были, тоже прониклись. Вот запись

Владимир Стрелов: — Давай то видео, которое у нас есть, тоже в общую рассылку кинем, чтобы конкретно Олег мог услышать мнение, по крайней мере, одного священника.

Олег: Понятно, что Ев.кружки в современном мире наиболее развиты в протестантизме. Это явно. Может быть, тогда должны быть какие-то разработки сформулированы для того, чтобы православный Ев.кружок не превратился в протестантский?

Владимир Стрелов: — Понимаете, мы и являемся теми людьми, которые могут эти разработки сделать. Не батюшки это будут формулировать, а те, кто здесь находится.

Никита Характеров: А можем ли мы уделить время такой теме, как формирование лаиков (народа церковного, мирян) в Церкви через Ев.кружки?

Владимир Стрелов: — Давайте, это запишем. Хорошо. В следующую встречу мы попробуем сделать следующее: определились, что это будет 21 апреля. К этому сроку сделаем информационную рассылку со ссылками на имеющиеся материалы, чтобы можно было с чего-то начинать разговор. Кто успеет прочесть – хорошо, не успеет – что-то здесь начнем обсуждать. И попробуем практические какие-то вещи даже здесь попробовать. Скажем, я сыграю для Евгения «трудного клиента», а он попробует со мной поработать, чтобы перевести меня в какой-то правильный режим.

У РСХД была одна молитва, которой они все вместе молились. Это тропарь «Союзом любви». Давайте, мы прочтем этот тропарь и нашу встречу завершим традиционно.

Союзом любве апостолы Твоя связавый, Христе, и нас Твоих верных рабов к Себе тем крепко связав, творити заповеди Твоя и друг друга любити нелицемерно сотвори, молитвами Богородицы, едине Человеколюбче.  Аминь.

Резюме

Кружки проводятся в разной форме, и их задачи по-разному понимаются участниками.

Тезисы участников о том, зачем нам кружки

  • Евангельский кружок может быть основой для развития иных служений Церкви, посмотреть на кружок с точки зрения его потенциала.
  • Евангельский кружок для модератора может быть школой любви, принятия других.
  • Ев. Кружок – способ выработки церковного мировоззрения.
  • Ев. Кружок – опыт дружбы, Церкви.
  • Ев. Кружок – средство для понимания Писания за Литургией и посещения храма.

Пожелания, высказанные участниками:

  1. Попытаться изменить отношение к Евангельским кружкам в Церкви через просвещение – Комиссию, выездные мастер-классы в благочиниях, общемосковские курсы.
  2. Обучение ведущих, обмен опытом – на семинаре, выезде,
  3. С помощью сайта или журнала – расширение методической базы.

Возможные вопросы к обсуждению:

  1. Зачем Евангельские кружки нужны Церкви, священнику, участникам и нам как ведущим (Олег и др.)
  2. Как привлекать новых людей?
  3. Как перевести встречи из формата лекции в действительное обсуждение? (Даниил)
  4. С чего начинать, если нет священника и храма? (Александр Рохлин)
  5. Как сделать так, чтобы старшие люди раскрывались, а не просто много говорили? (д. Яков Кудрин)
  6. Как сделать так, чтобы «погоны» не мешали? (д. Яков)
  7. Как задавать вопросы? Что делать с нездоровыми людьми? (Авдий)
  8. Какие особенности в чтении с людьми разного возраста? Обсудить также другие форматы, помимо Евангельских кружков, например, как обсуждать Литургию, или когда у участников возникают запрос на отдельные темы? И как сделать кружок основой для других служений? (Никита)
  9. Как должен вести себя ведущий при неадекватном поведении участников, уходе от темы и погружении в личные переживания? (Дарья)
  10. Как преодолеть застой в группах (у самих участников)? (Александр)
  11. Повышение профессиональных знаний из области психологии, социологии, политологии, культурологии и пр. (Евгений),
  12. Работа над тем, как быть модератором (Олег)
  13. Организовать курсы для благочиний (Евгений)
  14. Как не «залетать» в пастырство, в духовное лидерство, как духовно могут готовиться модераторы? (диакон Яков)
  15. Сформулировать, в чем специфика православного подхода (Олег)
  16. Что такое современная экзегеза? (Александр Кондратенко)

Vstrecha veduschih

По итогам встречи участникам было разослано письмо для ознакомления с основными материалами.

2 thoughts on “Встреча ведущих Евангельских кружков Москвы

Добавить комментарий