И.Я. Гриц. Вступление к молитвенным чтениям

И.Я. Гриц. Вступление к молитвенным чтениям

Беседа со студентами в онлайн-режиме, сентябрь 2016 года (ниже — видео встречи).

 

Библия живёт уже много тысяч лет, и мы даже не можем посчитать, сколько поколений людей её читает. Сколько тысяч, а может быть, сотен тысяч объяснений написаны. Казалось бы, зачем нам самим читать Библию? Открывай какого-нибудь достойного человека. Ну, например, я очень люблю святителя Василия Великого. Кто-то предпочитает Иоанна Златоуста – слава Богу! Нет числа святым мужам и великим праведникам, которые составили толкования, объяснения. Зачем же нам всё делать сначала?

И вот это – главная тайна. Если мы соберём все толкования на свете, и древних, за все две тысячи лет существования Церкви Христовой, учителей наших, и скажем: «вот это и есть вся Библия», это будет страшная ложь! Это не Библия. Библия ­– это Слово Божие. Слово Божие – оно живое. Это надо знать точно, знать как фундамент своей жизни в Церкви.

Увы, многие наши наставники и даже священники, епископы считают, что нечего самим читать Библию, читайте толкования. Это путь в никуда, это путь в ложь! Не потому, что они писали что-то дурное, упаси Бог так считать! А потому, что Слово Живое встречается с вашим живым сердцем. И происходит нечто удивительное. Плод этой встречи – что-то принципиально новое, чего никогда не было, и больше не будет. Даже если завтра вы соберётесь и начнёте читать тот же самый текст, его видение будет другим. Господь творит всё новое, мы это знаем из Евангелия. Нам Сам Он сказал: «Вот, се творю всё новое». И новое Он творит не только в смысле творения природы – каждый день даётся новый, каждый рассвет, каждый закат, каждый восход, каждая весна. Каждый день Он даёт нам новую жизнь, новое сердце. И вот эта встреча происходит, не только когда на нас сходит благодать –  после Причастия или как-то иначе (бывает такое, но не так уж часто). Есть прямой путь: чтение Слова Божьего. Но для этого сердце должно быть живым.

Что это значит, что сердце наше должно быть живым? Это очень просто: всё, что в нём есть, должно лечь на дно, должно затихнуть. Вы прочли сотни, тысячи разных умных книг, -прекрасно, забудьте. Забудьте! Потому что сегодня новая встреча с новым живым Словом. Оно встречается, когда мы живы. Представьте, что мы посадили живой цветок или какое-нибудь растение, а сверху навалили прекрасных красивых камней, – оно не пробьётся, росток не выйдет к солнцу, не выйдет к Господу. Но камни-то прекрасны… Мы вот так заваливаем наше сердце камнями, вернее тем, во что мы превращаем всякие книги, проповеди, слова, мудрые, прекрасные слова, драгоценные, как бывают драгоценные камни, которым просто цены нет. Но когда мы идём на встречу с живым Словом Божьим, надо всё стряхнуть. Мы идём, знаете, как новорожденный, голый. Я ничего дурного не имею ввиду. Голый – это значит, ничто нас не обременяет. Если, не приведи Господь, человек в реке, море или озере оказался, допустим; что-то случилось с кораблём, лодкой, яхтой, и он падает в воду, первое, что надо сделать, вы знаете, да? Освободиться от всего лишнего, сбросить обувь, такую прекрасную одежду, которая хороша где угодно, но не в этой ситуации. Остаться ни в чём почти, – и тогда у нас есть шанс выплыть, а всё остальное нас тянет вниз. Вот так, мои дорогие!

Значит, как же нам освободить наше сердце? Всё выбросить, всё забыть? Господи, дай мне всё забыть!? Нет, не стоит. Дай мне затихнуть… Господь говорит с нами в полной тишине. Мы говорим: «Нам нетрудно молчать». Вот вы сидите, такие благовоспитанные, благочестивые, молчаливые, никто ничего не говорит, не перебивает меня, за что вам большое спасибо. Но самое главное – это затихнуть внутри. Потому что внутри нас очень часто бушует водопад.  Мне однажды довелось, был такой замечательный день в моей жизни, когда я был на Ниагаре, в Америке. Это, конечно, потрясающая красота. С высоты почти в сто метров падает поток, и потом поднимается миллиардами, мириадами капель вверх, и когда светит солнце, мириады радуг! Каждая отражает свет. Но при этом стоит страшный грохот! Если не отойти метров на пятнадцать-двадцать, вашего собеседника, который стоит прямо вплотную с вами, рука об руку, не услышать. Вот такой грохот стоит в нашем сердце.

«Как это, какой грохот, с чего вы взяли?» – вы мне можете сказать. Ну конечно, мы же с вами смотрим вокруг: вот смотрите, вот Володя сидит, что-то он сегодня не так одет… (это у меня внутри творится, понимаете?) Выражение лица у него что-то не такое сегодня. Что это такое случилось, что это он не так смотрит?… А вот сестра одела этот наряд, и он не очень-то идёт… Это, если говорить точно и честно, на языке Священного Писания называется суд. Мы непрерывно судим всё вокруг. Трамвай опять опоздал, безобразие! (Судим тех, кто вел трамвай). Народу мало пришло, вот что же они такие-сякие, не пришли. Мы судим всех, понимаете? А нам заповедано другое. И вот тут, встречаясь со Словом Божьим, мы исполняем заповедь: «Не судите, да не судимы будете».

Попробуйте абсолютно затихнуть, так, чтобы вы слышали шорох, чтобы вы слышали дыхание друг друга. Не обязательно это буквально понимать. Чтобы вы слышали биение сердца брата или сестры. Вот тогда мы сможем услышать Слово Божие. И мы будем молиться: «Господи, приди и наполни моё сердце Твоей любовью, Твоей благодатью, светом, просвети нас светом Слова Твоего». Это прекрасно.

Но мы должны быть готовы принять. А для этого сердце надо очистить. Когда мы молимся «Царю Небесный», – вы знаете эту молитву, мы просим: «Очисти нас от всякой скверны». Это серьёзная молитва! Очисти, скверна –  это не обязательно какие-нибудь гадости, которые иногда приходят в голову, например, хорошо бы вот это украсть, или заполучить вот ту барышню, и т.д. и т.д… Совсем не обязательно. Всё, что не ведёт нас к Господу, это оскверняет сердце. Всему своё время. Время работы, время, как говорит Писание, отдыха, время плакать, время веселиться. Вот сейчас пришло время тишины, чтоб мы наполнили сердце своё, позволили Господу наполнить наше сердце радостью Слова Его. Вот тогда мы услышим, и тогда от этой встречи нашего сердца и Слова Божьего в нашей душе, то есть в нашем сердце, что-то родится. Родится какое-то понимание, может быть, удивление.

Вы будете читать определённый текст, и потом над ним молитвенно размышлять. Молитвенно размышлять, это не значит всё время бормотать снаружи или внутри себя: «Господи, помилуй!» Это прекрасная молитва, замечательная, никто не спорит. Но молитва –  это не только говорение. Слушание –  это тоже молитва. Когда мы прислушиваемся к Слову Божьему, это тоже состояние молитвенное. Именно поэтому наши встречи мы назвали так неуклюже, но за двадцать лет ничего более разумного в голову не пришло: «Молитвенное чтение Священного Писания». Это значит, что тишина в нас должна быть молитвенной. Т.е. полное внимание, и тогда Господь откроет.

Но если Он откроет, имейте ввиду, этого нельзя удержать в себе. Ни в коем случае! Ни в коем случае нельзя держать в себе. Он открывает не только для меня. Знаете, мне очень нравится одно выражение святых отцов. Когда они творили чудеса, исцеляли умирающих, воскрешали мёртвых, и т.д. и т.д., и ими восхищались, они часто говорили: «Что я, –  я головешка обгорелая». Не знаете, что такое головешка? Это такое полено, которое настолько обгорело, что уже больше не горит в огне, в костре. Головешка! Что, если Господь решил взять меня, такого негодного, и мной шевелить этот огонь? Ну что ж, это Его выбор, не мой. Вот так мы должны относиться. Если вам открылось что-то, вопрос, недоумение, радость («А! Я же никогда это слово не замечал, или вот эту мысль»), надо немедленно поднять руку и поделиться с другими. Мы должны отдавать. А иначе это будет ужасная вещь. Инфаркта у вас не будет, конечно, это ясно, но будет что-то другое. Сердце будет неправильно работать, и встреча пойдёт не в то русло. Вот, мои дорогие. Значит обязательно надо не смотреть, а вдруг про меня что-то плохое подумают, а вдруг обо мне не так будут судить. Не имеет значения. Мы собрались не для суда, а для радости.

Вот это самое главное. Собрались для того, чтобы поделиться друг с другом, подарить друг другу то, что Господь нам открывает. Но вы знаете, когда кто-то вам делает подарок, первым делом надо поблагодарить. Не имеет значения, вам подарили что-то то, что вам подходит, нравится – или не  нравится. Вы понимаете: «Я должен поблагодарить». Это «должен» – не внешняя обязанность, а внутренняя. Надо же, подумать только, вот сказали, Катя сказала что-то, что никогда бы мне в голову не пришло! Это не мой опыт, это не моя жизнь. Я даже не знаю, как это применить к своей жизни, – но я её благодарю. Она мне подарила это. Может быть, когда-нибудь я это и пойму, а пока я дурак-дураком, и не понимаю. Но я все равно благодарю. Понимаете? Значит, основа, молитвенная основа наших встреч — это благодарение. И очень часто, когда люди это делают, а не просто выслушивают, кивают головой, но пытаются внутренне благодарить, потом в конце встречи говорят: «А вы знаете, как на Евхаристии!» Ну так это естественно, Евхаристия – это тоже благодарение.

Вот так. Есть ещё несколько простых правил, которые вытекают из того, что я сказал. Если это благодарение, то мы никогда не оцениваем то, что было сказано («Вот, Вова сказал то-то и то-то, а это не верно»). Всё, встреча разрушена, можно одеваться и уходить. Всё закончено. Полный провал. Или даже сказать: «как замечательно было сказано!» – и это оценка, это тоже суд. Этого тоже делать не надо. Благодарю, и всё. И можно дополнить, можно сказать что-то своё, другое. Но без суда, без оценок. Значит, никогда, никого мы не оцениваем, и никак, не в плюс, не в минус. Это просто категорически запрещено.

Ещё мы стараемся держаться рамок. Каких рамок?

Того текста, который нам будет предложен. Прекрасно, я что-то вспомнил (вот сегодня я видел, как две тётушки что-то щебетали где-то там, на Тверской), – но об этом в другой раз, не надо сегодня. Это в сторону уход. Совершенно лишне, будет мешать. Но как это Слово, когда-то или сегодня, или как вы думаете, может в будущем отразится в вашей жизни, – это вполне нормально, об этом говорить.

Мы не перебиваем друг друга. Это, последнее, очень важно. Надо человеку договорить до конца. Но отсюда следует, что тот, кто говорит, должен стараться говорить кратко, не разливаться словесами. Это утомительно, и для сердца, и для тела. Старайтесь говорить кратко. Не всегда получается. Ну что ж, это понятно. Но старайтесь.

Ну и последнее, как же  завершается встреча? Когда что-то вам открывается новое, вы этому радуетесь, неожиданное, может быть, а может быть и ожиданное, и прекрасное. Обсуждать это всё интересно, вы понимаете, что можно до утра обсуждать, нет пределов. Знаете, Слово Божие неисчерпаемо, абсолютно неисчерпаемо. У нас были такие встречи, когда мы брали два или три слова, и выяснялось, что там такая глубина, и такая высота, которой мы достичь не можем. Бывает и так. Ну что ж, вот когда благодарить за Слово Твоё, Господи, за встречу, за то, что Ты открыл нам через братьев и сестёр, хочется уже больше, чем продолжать обсуждение, – вот тогда надо и останавливаться.

Значит ещё раз, как бы резюме. Старайтесь быть в тишине, старайтесь взять в себя дух благодарения, и оставьте за порогом остальное. Сегодня были трудности дома, в семье, на работе, ещё где-то, – да, бывает, мы знаем, у всех бывает, — но оставьте. На встречу со Словом Божьим это нести не надо. Господь вас утешит и успокоит по сердцу вашему так, как вы не ожидаете. Вот, кажется, всё.

Я вас сердечно благодарю, и я радуюсь, что я с вами. Для меня это просто награда большая, я радуюсь, что могу что-то вам рассказать от сердца, от опыта, а вовсе не от знаний.

Тогда я помолюсь и с вами распрощаюсь, хорошо? Можно? Это не та молитва, которая перед встречей, это моя личная молитва:

Господи, я благодарю Тебя за наш колледж! Это такое чудо! Когда-то мы затевали его, открывали его, это было полное безумие. Не было ни помещений, ни студентов, ни преподавателей, ни денег, ни программ, ничего! Но нам было твёрдо сказано архимандритом Виктором: начинать немедля. И просто как, по послушанию, можно сказать, мы бросились, и оказалось, что Ты нас ведёшь, и ведёшь уже долго и замечательно, Господи! И это такая радость, что колледж жив, это такая радость, что есть люди, которые открывают свои сердца и идут навстречу Писанию, навстречу Тебе! И я просто счастлив! И для меня это высшая награда, то, что Ты продолжаешь вести уже другими путями, не так как когда-то мне виделось,  и я рад, что Ты это передал Володе, Владимиру Сергеевичу, и что Ты его тоже ведёшь по жизни и в этом пути так, как Ты Сам знаешь. Я благодарю за каждого студента, тех, кто сидят сейчас, и тех, кто не мог придти, и тех, кто в других городах, за всех братьев и сестёр, и тех, кто придёт, надеюсь, в этом году в колледж. Господи, как же хорошо жить с Тобой, лучше не бывает! Дай эту радость –  жизни с Тобой —  каждому, каждому, кто приходит в колледж, и вообще я бы желал, чтобы каждый человек в Церкви, независимо от страны, конфессии, знал эту радость. Ты это можешь, я знаю. Аминь. Аминь. Аминь.

Это было довольно длинное вступление, простите меня, раньше я умел регулировать время, а сейчас, за эти годы, разучился. Хорошей вам встречи!

 

2 thoughts on “И.Я. Гриц. Вступление к молитвенным чтениям

  1. Некоторые мои комментарии из Фейсбука.

    Один из наших студентов, доучившись до третьего курса и регулярно участвуя в чтениях, подошел как-то ко мне и говорит: «Я наконец, понял, Владимир, что мне что-то мешает участвовать в чтениях». Мешал ему багаж знаний, который он хотел обязательно применять, — и из-за этого страдало непосредственное восприятие текста. Мне тоже было трудновато порой слушать все ассоциации, которые возникали у него в связи с прочитанным (тем более, что сам я себе так не позволяю). Но после того раза он стал читать иначе, на другом уровне, — и я стал действительно ждать, что он придет. Конечно, можно читать, и не прибегая к Lectio Divina. Но я, изучая литературу вопроса, все больше убеждаюсь, что именно это — традиция чтения Церкви. Правда, в традиционной практике не всегда чтения предполагали высказывания нескольких людей (хотя у Павла в 1 Кор.14 явно именно это имеется ввиду как норма). Чаще описаны личные чтения, или мы видим размышления-созерцания проповедующего.

    Психологически выражаясь, активность сознания здесь отличается от того, что бывает на лекции, назидательной проповеди и обсуждении. И некоторым людям почему-то трудно в этом пребывать. Это не активность памяти, не активность воображения. Эту активность нельзя форсировать, скорее, она ближе к интуиции — а интуиция требует определенной отстраненности, чтобы что-то действительно открылось. Вместе с тем, правда, что для интуиции хорошо бы иметь предварительное базовое понимание, хорошую информированность. Именно этим (и не только) мы в колледже три года и занимаемся.

    Некоторые ставят вопрос: то, что рождается, это от Бога, или от меня? Этот вопрос, скорее, мешает, Илья Яковлевич так вопрос не ставит. И все же, как можно думать, что Бог может говорить, это не мои фантазии? Что тут можно сказать? В идеале любое богослужение — это не монолог, а диалог. И по обычной молитве мы получаем утешение, вразумление свыше — иначе зачем мы молимся? Здесь же посредником выступает Священное Писание, через которое Бог вразумляет. Не всегда легко разобраться, ответ, который во мне родился, от Бога ли, и не всегда просто с тем, что говорят другие. Но со временем, с опытом жизни в Церкви человек это научается различать. Если мы слышим, что Господь призывает нас исполнить Слово (например, исправить жизнь по заповеди) — разве можно сомневаться, что это от Бога? Есть и критерии, которые прописаны у отцов: это чистота сердца, дух смирения, любовь и неосуждение, добрые плоды — то, о чем говорит Господь в Нагорной проповеди, Павел в 1 Кор. 13 или Иаков в 3:13-18.

    Соответственно, о принятии. По моему опыту, принятие — вовсе не в том, чтобы считать всякую мысль, вопрос, недоумение знаком от Бога. Скорее, это внутреннее расположение к собеседнику. Если я слышу что-то, что не соответствует моему опыту, пониманию, привычной манере выражаться, — я не спешу это отбрасывать как неправильное, ненужное, — а пытаюсь вникнуть в это и понять, может ли это что-то означать для меня. Бывало: человек говорит что-то на языке new age или выражается так, что его можно понять как сторонника одной из ересей. Но, дослушав до конца и включив «добрый помысел» (Паисий), понимаешь, что говорит он важные вещи, хоть и немного коряво с т.зр.академического богословия. А если фиксироваться на форме, то никогда не услышишь этого.

    И несколько уточнений.
    Нет задачи нагородить что-то «свое» (это тщеславие, противоположное духу чтений — все-таки «Ты прииди и вселися в ны»).
    И нет задачи претендовать на то, что «я говорю Духом» (И.Я. в другой речи говорил, что это безумие — так говорить о себе).
    Но есть задача — не повторять того, что сейчас неактуально, самого не вдохновляет, просто чтобы заполнить эфир и показать возможности своей памяти: «Дурно пахнут мертвые слова» (Н.Гумилев, часто цитируется И.Я.). Я бы сказал, что в нормальном случае человек умаляется настолько, что ему не важно, прочел ли он это у других или ему ли сейчас самому впервые пришло, гениальная ли это мысль или тривиальная, — просто он чувствует, что это есть внутри, и этим делится.

Добавить комментарий