Размышлизмы об опыте молитвы

Размышлизмы об опыте молитвы

Нужно устремление души, и тогда будет по слову Господа: «Просите, и дано будет вам… стучите, и отворят вам» (Мф. 7:7). Как только вы воззовете к Богу, Он придет к вам и объяснит то, чего вы не понимаете своим умом. Нет у нас другого учителя, кроме Христа. «Господи, научи нас молиться» (Лк. 11:1). Всякий, кто берется наставлять другого в молитве, может привести его к единственному умозаключению: «А, он ничего не понимает сам, и ничего не знает, пойду-ка я лучше напрямую ко Христу!»

Архим. Эмилиан (Вафидис). Наставление о молитве

 

И все же — некоторые размышлизмы об опыте молитвы, может, кому окажутся созвучны — буду рад.

 

Молитва — это разговор с Богом, Который любит нас. Его слова животворящи, это дыхание подлинной жизни, и потому молитва несет с собой мир, радость, утешение, вразумление, обновление надежды. Она нужна нам, чтобы жить, чтобы находить в жизни смысл: «Если не помолился, день прожит зря», — сказала мне одна схимонахиня. Молиться, чтобы проверять свой курс, не сбился ли с пути. Чтобы видеть свое призвание. Молитва открывает нам Царство Божие. Т.е. молитва – не долг, а жизненная потребность, источник благ.

Инициатор молитвы – Бог. Он нас ожидает и побуждает к молитве. Пробуждает через обстоятельства нашей жизни. Действует в сердце Духом Святым. Поэтому молитва – это подлинный диалог, а не монолог, это жизнь в Присутствии, это не только наши слова, но и молчание, вслушивание. Хотя начинается молитвенная жизнь с чтения правила, следует помнить, что чтение само по себе не есть молитва.

Молитва требует уединения, специального времени, регулярности, несмотря на то, что суета заедает. Это было нужно даже Самому Христу (Лк. 5:16), тем более – нам. Владыка Антоний учит просто ставить будильник на полчаса, но не ограничивать себя этим временем. Чтобы избавиться от суеты в голове, мне иногда помогает сначала вынести «из головы на бумагу» все, что тревожит, все планы, а потом уже молиться.

Молитва – это и общее дело. По слову Господа, молитва двух-трех скорее будет услышана (Мф. 18:19). Поэтому хорошо молиться вместе или по соглашению. Да молиться вместе с братьями и сестрами легче, молитва одного поддерживает и возгревает молитву другого. Можно просить других о молитве. Я стараюсь просить молитв о себе, когда чувствую уныние, когда болею и не могу молиться. Мы также можем обращаться к Матери Божией, к Ангелу-хранителю и любимым святым – как друзьям и молитвенникам о нас.

Молитве содействуют трудные обстоятельства (наши или ближних), а мешает расслабленность, в т.ч. и телесная (отсюда молиться иногда легче «в озлоблении тела»), и все, что нас рассеивает – пустые разговоры, лишние впечатления. Аскеза у каждого своя. Аскеза — не самоцель. Она должна быть направлена не на внешние подвиги, а чтобы не повторять исповеданных грехов, убирать то, что отделяет от Бога, выполнения его воли. Аскеза может потребоваться после, для удержания полученного дара.

Есть четыре основных вида молитвы: славословие (хвала), покаяние, ходатайство, благодарение. Есть три основных сферы молитвы: о братьях и сестрах во Христе, о самих себе и наших ближних, о мире (о подчиненных и властях, о тех, кто несет служение, об особых событиях, требующих молитвы).

Чтобы непрестанно молиться, можно использовать Иисусову молитву, кратко обращаться к Богу в течение дня и посвящать Ему всякое дело. Молитвой может быть просто поставление себя в Божие Присутствие.

Если в молитве нет вдохновения, ее можно разнообразить: участием тела (поклоны, воздевание рук), музыкой и пением, богомыслием (над Писанием или догматами веры, опытом святых), посещением святых мест или выходом на природу. Молитву можно начинать от молитвослова или псалмов, но можно отталкиваться от обстоятельств жизни и молиться своими словами. Я прислушиваюсь, чего хочет душа, и что я могу сам в данных обстоятельствах.

Также и в самоанализе, размышлении над прошлым или будущим, в попытке понять жизнь подлинные ответы я получаю тогда, когда от саморефлексии перехожу к молитве. Ропот, переживания стараюсь заменять молитвой (Исх. 15:24,25).

Борьба в молитве происходит не с текстом (его можно менять), а с тем, что меня отделяет от Бога. Текст часто помогает сосредоточиться.

От рассеяния (о. Валерий Мишин). Приступать к молитве надо со смирением и в любви ко всем, что означает не чувствовать себя «вправе», но приступать как младший к старшему, как раб (Лк. 17:10), и примириться с Богом и людьми, т.е. покаяться и простить всех. Иногда все очевидно, но иногда следует специально проверять себя: особым правилом, Писанием, дневниковыми записями.

Искренность. Не стоит делать вид, что все хорошо, когда что-то заботит или тревожит, огорчает, даже если кажется, что это что-то неважное, неправильное, незрелое, что это может расстроить Бога. У Бога нет ничего неважного. И Бог поймет, как поймет и друг. Например, если на сердце есть желание, которое беспокоит, я его открываю Богу (Флп. 4:6,7) – каким бы оно ни было, даже желание греха, – Он разберется, и либо выполнит доброе и необходимое, либо утешит и умирит, исправив сердце.

Покаяться просто, Бог может очистить нас в мгновение. Но надо по-настоящему захотеть избавиться от греха, не двоедушничать, не оставлять лазейки, и решиться до конца быть верным Богу, чтобы мои слова покаяния были не просто словами. Для того, чтобы что-то исправить, нужно лишь только наше согласие. Это присутствие Царя; все – в Его власти. В покаянии нет места унынию – одна надежда на Божью любовь и милосердие.

Часто молитва воспринимается как способ решения проблем. И это лучше, чем искать советов у людей. Но еще лучше искать Бога Самого по Себе. С Отцом хорошо быть, общаться, а не только что-то у Него просить. Когда ты с Ним, все отношения и трудности становятся иными, проблемы перестают быть проблемами.

В молитве мы соприкасаемся с Тайной Трех Лиц. Мы обращаемся к Пресвятой Троице. К Отцу, сотворившему все, заботящемуся и любящему нас. К Господу Иисусу Христу, Другу, Брату и Спасителю, а для одиноких – к Жениху души. К Духу Святому, Утешителю, через Которого мы очищаемся от страстей, познаем Его волю и преображаемся в славу сынов Божиих.

После покаяния я перехожу к благодарению и хвале. За жизнь, за творение. За события в жизни, за близких мне братьев и сестер. За искупление. За то, что могу обращаться к Нему. Даже за страдания, которые делают ближе к Богу, побуждая не забывать о Нем, искать Его, и не проходить мимо страдающих ближних.

Молитва без Писания неполна. Бог говорит с нами в первую очередь через Свое Слово, и наиболее ясно. Все остальное: изменения внутреннего состояния, советы людей, обстоятельства жизни – не столь очевидны. Слово Божие рождает отклик в душе, а иногда приходит на память как совет, ответ, утешение.

Просительная молитва. Сначала – о себе (потому что если сам в неправильном состоянии, другим не поможешь, это — необходимость). Потом – о других. Господи, Иисусе Христе, помилуй меня и мир твой. Конкретные просьбы также важны. О чем просить? Не просить о материальном, но вручать Ему эту сферу. Утром можно просить о предстоящих делах, служении, общении, о том, чтобы видеть Его волю через обстоятельства. О ближних и дальних. О силах выполнить то, что необходимо. О том, что тревожит, о даровании мира.

Вообще, начни молиться – и сам поймешь, о чем. Говорится: «Молитва дается молящемуся», или «молитва сама всему научит». На самом деле, научит Дух Святой, Которого Господь обещал верующим в Него (Ин. 14:26, Лк. 11:13). Поэтому я не настаиваю на молитвенных просьбах, а стараюсь быть открытым Духу (Рим. 8:26), мое желание и стремление – услышать Бога: «Какова Твоя воля?» Иногда я понимаю внутри, что надо молиться о чем-то ином. Иногда я слышу ответ в сердце – утешение, ободрение, или же наставление, обличение. Ответ иногда требует воплощения в жизнь.

Славословие – то, чем молитва обычно оканчивается. Просто так, «хорошо нам здесь быть, с Тобой». На этом хорошо заканчивать день.

В церковном собрании естественное окончание молитв – совместная трапеза. Это может быть и просто ужин, который объединяет меня с друзьями и братьями, но может быть Евхаристия – то, что даже больше молитвы дает жизнь, соединяя меня с Господом.

Каждое утро мы призваны обновлять свои отношения с Господом. Бог – Он Живой, и поэтому в духовной жизни нельзя жить вчерашним днем, воспоминаниями о том, что вдохновляло нас раньше. Нельзя полагаться на техники, проверенные способы, на то, что «работает»: Встреча с Ним каждый раз происходит заново, как будто впервые.

Перечитал все написанное — опыт нескольких предыдущих лет, и понял, что больше всего согласен именно с последним 🙂

 

One thought on “Размышлизмы об опыте молитвы

Добавить комментарий