Придите возрадуемся Господеви

Придите возрадуемся Господеви

Михаил Зелёный. Комментарий на первую стихиру вечерни праздника Рождества Христова.

 

Достаточно часто первая стихира вечерни, открывающая богослужение праздника, бывает очень яркой, запоминающейся, как бы задающей тон всей последующей службе. Это в полной мере относится к первой стихире рождественской вечерни, чрезвычайно богатой богословским содержанием. Можно сказать, что в ней кратко изложение всё богословие этого замечательного праздника.

К разбору этой стихиры, содержащей ряд аллюзий на библейские и святоотеческие тексты, мы сейчас и приступим. Автором её является свт. Герман, Патриарх Константинопольский, живший в VIII веке.

Приидите возрадуемся Господеви, Придите, возрадуемся Господу,
Настоящую тайну сказующе: Поведая настоящую (не в смысле «подлинную», а в том же смысле, как в выражении «настоящее время») тайну:
Средостение градежа разрушися, Разделяющая стена разрушена,
Пламенное oружие плещи дает, Огненный меч убегает,
И херувим отступает от древа жизни Херувимы отступают от древа жизни,
И аз райския пищи причащаюся, И я опять получаю пищу из рая,
От негоже произгнан бых преслушания ради. Из которого был некогда изгнан за непослушание.
Неизменный бо образ Oтечь, Ибо неизменный образ Отца,
Образ присносущия Eго, Начертание Его вечности,
Зрак раба приемлет, Принимает вид раба,
От неискусобрачныя Матере прошед, Произойдя из безбрачной Матери,
Не преложение претерпев: Не подвергшись изменению,
Eже бо бе, пребысть, Так как Он чем был, тем и остался,
Бог сый истинен: Будучи Богом истинным;
И eже не бе прият, И чем не был, то воспринял,
Человек быв человеколюбия ради, Став Человеком по человеколюбию,
Тому возопиим: Ему воскликнем:
Рождейся от Девы Боже, помилуй нас. Рожденный от Девы, Боже, помилуй нас.

 

Придите возрадуемся Господеви.

Эти слова вызывают в памяти ангельскую весть пастырям из Евангелия от Луки (Лк.2:10-11): «И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь». Песнописец приглашает участвующих в богослужении разделить эту радость, стать её участниками.

 

 Настоящую тайну сказующе:

Во многих местах Нового Завета говорится о «Тайне Христовой». Одно из таких мест находится в 1-м послании к Тимофею 3:16: «И беспрекословно – великая благочестия тайна» (см. левую колонку).

Бог явился во плоти,

Оправдал Себя в Духе,

Показал Себя Ангелам,

Проповедан в народах,

Принят верою в мире,

Вознесся во славе.

Родился еси яко Сам восхотел еси,

Явился еси яко Сам изволил еси:

Пострадал еси плотию Боже наш,

Из мертвых воскресл еси поправ смерть.

Вознеслся еси во славе, всяческая исполняяй,

И послал еси нам Духа Божественнаго,

Еже воспевати и славити Твое Божество.

Мы видим гимн, который и по форме, напоминает стихиру, в чём-то перекликающуюся по смыслу с разбираемой, да и не только с ней – для сравнения в правой колонке приводится стиховная стихира великой вечерни праздника Вознесения Господня: в древности она входила в службу праздника Пятидесятницы, а вообще-то её содержание таково, что она подходит практически ко всем Господским Праздникам от Рождества до Пятидесятницы и даже к Пасхе.

О Тайне Христовой говорит и разбираемая стихира святителя Германа. В чём же она видит эту тайну?

 

Средостение градежа разрушися

Эти слова ссылаются на важное место из послания к Ефесянам (2:14), говорящее о Христе так – «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду» («Той бо есть миръ нашъ, сотворивый обоя едино, и средостение ограды разоривый» по-славянски).

«Средостение» – буквально «то, что посреди стен» или «то, что между стен». Речь идёт о стене, которая некогда отделяла в Иерусалимском Храме «двор язычников», где можно было молиться язычникам, от «двора иудеев», куда им вход был воспрещен под страхом смерти. Она действительно стояла между двумя другими стенами – внешней стеной, ограждавшей храмовую территорию снаружи, и стеной, которая отделала «двор священников», куда уже было нельзя входить и иудеям, не принадлежавшим к числу потомков Аарона, которые одни могли приближаться к жертвеннику и прочим святыням Храма.

По прямому смыслу у апостола речь идёт о разрушении преграды, разделявшей в эпоху Ветхого Завета иудеев и язычников: в Церкви Христовой «нет ни эллина, ни иудея» – все верующие во Христа становятся «семенем Аврамовым и наследниками обетований» (см. Гал.3:28-29). Но хотя в стихире и использован образ «средостения», скорее в ней речь идёт о преграде между человеком и Богом, которую разрушил Христос, примирив человека с Богом.

Впрочем, такое понимание не чуждо и цитируемому место послания к Ефесянам, так как разрушение преграды между язычниками и иудеями является следствием примирения между человеком и Богом.

 

Пламенное oружие плещи дает
и херувим отступает от древа жизни
и аз райския пищи причащаюся
от негоже произгнан бых преслушания ради

Здесь мы видим образы из первой и последней книг Священного Писания – Бытия и Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса). После грехопадения Бог изгнал Адама из Рая и «поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт.3:4). Но Христос Своим служением восстанавливает доступ к Древу Жизни, грозный херувим с пламенным мечом отступает, и потому «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Откр.2:7). Древо Жизни, дарующее бессмертие – это Сам Христос, Который говорит: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин.6:54).

 

Неизменный бо образ Oтечь,
Образ присносущия Eго,

Эти слова отсылают нас к первым стихам Послания к Евреям, которые ещё прозвучат в службе в качестве апостольского чтения: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил. Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте» (Евр.1:1-3).

Другое важное место Нового Завета, во многом параллельное вышеприведённому отрывку из Послания к Евреям, которое тоже уместно вспомнить в связи с обсуждаемой строфой стихиры – Кол.1:14-18, где о Христе говорится так: «в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов, Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он – начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство».

Образом и славой Отца Христос называется и в ряде других мест Нового Завета. Что это означает, лучше всего объясняет Сам Христос, говоря о Себе – «видевший Меня видел Отца» (Ин.14:9).

 

Зрак раба приемлет,

Вот средоточие той тайны, о которой поётся в стихире: Образ Божий принимает образ раба: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп.2:6-11).

Здесь также говорится о Христе как об Образе Божием, подобно тому, как мы читали выше в Послании к Евреям и Колосянам. Он равен Богу, что называется, «по праву» – таков смысл несколько туманных слов «не почитал хищением быть равным Богу» («не восхищениемъ непщева быти равен Богу» по-славянски). Но открывается и новый аспект по сравнению со словами из Послания к Евреям – Он принимает образ раба, уничижая (буквально «опустошая») Себя, становясь человеком и принимая крестную смерть, плодом которой для Него становится обретение «имени выше всякого имени» и «всякой власти на небе и на земле» (Мф.28:18). Ну а о плоде для верующих в Него было сказано ранее: это разрушение «средостения» и возвращения доступа к Древу Жизни.

 

От неискусобрачныя Матере прошед,
еже бо бе, пребысть,
Бог сый истинен.
И eже не бе прият,
Человек быв человеколюбия ради,

Здесь говорится, как именно Образ Божий принял зрак раба: оставаясь тем, кем был, Он воплотился от Богородицы, восприняв то, чем Он не был до Своего воплощения. Эти строки являются поэтическим изложением слов Иоанна Златоуста «оставаясь Тем, Кто Он был, Он стал тем, кем Он не был», сказанных им при истолковании того самого места из Послания к Филиппийцам, которое приводилось выше.

 

Тому возопим: Рождейся от Девы Боже, помилуй нас.

Начинаясь с призыва возрадоваться Господу излагая тайну Христову, стихира заканчивается молитвенным обращением к Нему.

 

лого наследие_mini

Добавить комментарий